Проповедник ИгЛа (стихотворение Рогова Владимира Егоровича)

17/02/2015 20:17:34

в данной записи участвует :Игнатий Лапкин.
------------------------------------------------
Записана: Февраль 2015 года.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Подробнее об этой беседе:

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
СОДЕРЖАНИЕ:

0:00 -- НАЧАЛО ЗАПИСИ
СОДЕРЖАНИЕ ЕЩЕ НЕ СОСТАВЛЕНО. Вы можете помочь в этом добавив в комментарий текст с временем и описанием места видео в таком формате как указано 0:00 -- начало записи
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - -


Более подробно информацию по этим и другим вопросам вы можете получить на сайте

А также на форуме

Подпишитесь на наш канал на ютубе:

Добавляйтесь в друзья в моем мире:


Канал православного проповедника и миссионера Игнатия Тихоновича Лапкина. В канале представлены видео нескольких направлений:

Видео беседы "Открытым оком во свете Библии" ответы на вопросы. Разбор различных тем

Занятия Изучение Библии

Собрания.община

Проповеди
--------------------------
Смотрите также наши плейлисты:

ПРОПОВЕДИ:


Крещение:


Персоны, политика.


JOIN VSP GROUP PARTNER PROGRAM:

Канал:Во Свете Библии. ...открытым оком. Игнатий Лапкин

Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Московские встречи «Златоуста из Потеряевки» - Игнатия Тихоновича Лапкина

Игумен  Кирилл  Сахаров, Русская народная линия

05.06.2014



Пробудившись по сигналу, как обычно, в 6 утра, выглядываю в окно. Мне приветливо машет пожилой бородатый мужичок в сапогах и картузе. «ИгЛа! Игнатий Тихонович Лапкин пожаловал в Москву!» Рядом привязанная к дереву собака. «Чемпион Сибири, а потом России, - с гордостью говорит Лапкин, – без нее в наших миссионерских поездках никак нельзя. 
Так как мы обычно ночуем в поле, вдали от дороги, нужна охрана». «У нас очередная миссионерская поездка в Европу: Греция, Франция, Германия, Англия, Испания и Португалия, Турция и Италия; на обратном пути – страны Скандинавии и Прибалтики. Это будет самая длительная, дорогая и сложная поездка. В наших планах передача комплекта книг римскому папе и английской королеве».

«Последняя наша поездка продолжалась 13 дней, мы преодолевали по тысяче километров в день. Ложились отдыхать в 22.00, а вставали в 02.00. В некоторых епархиях были сложности: блокировали возможности передачи книг в библиотеки у Лапкина 38 томов собственных сочинений по 750 страниц каждая, ответов на 4124 вопроса, проповеди, стихи; в каждом томе около 3 тысяч ссылок на Библию; 30 тысяч Евангелий было распространено по Алтаю; общее количество часов надиктованных материалов – 2,5 тысячи, в интернете размещено 1700 видеороликов – иг. К.. Мои книги переданы в 440 библиотек, имеются у Патриарха и Президента». Игнатий Тихонович прочитал несколько своих стихов почти на каждую строчку дается ссылка на Священное Писание, вот несколько запомнившихся строк:

Восстань, Россия, прямо, стояньем во Христе! Мих.3:9
Размолоти преграды прелживейших словес!!!  Втор.28:13
И будешь во главе, а не плестись в хвосте… Ис.9:14-15, 19:15
Евангелие – вот единственный отвес…

В храме деревни Потеряевка, которую Игнатий Лапкин начал восстанавливать вместе со своим братом о. Иоакимом, поминают за Богослужениями только Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви митрополита Иллариона. Патриарха поминают, когда приезжает служить местный архиерей. «В молодости я служил в Морском флоте МФ, теперь у меня другое «МФ» - молитва и форум. Мое правило: 7 раз в день вставать на молитву, сопровождаемой сотней поклонов».

Игнатий Тихонович просит поехать с ним и его спутниками в Визовый Центр, затем в посольство Великобритании. Устоять перед его напором было невозможно, а главное, нужно помогать людям. Стоим в коридоре на втором этаже Визового Центра. Игнатий: «Надо помолиться об успешном решении вопросов», и сразу начинает импровизированно молиться. Я усомнился в возможности благополучного разрешения возникшего затруднения. Игнатий: «Все зависит от Бога, Который сказал: «Мои пути - не ваши пути, Мои мысли - не ваши мысли». 

Он настойчив: «Нам нельзя уходить, нужно получить паспорта, иначе будем ночевать здесь». Из Визового Центра нас направляют в Британское посольство. Для получения визы необходимо ответить на 104 вопроса. На моих глазах разворачивается захватывающее действо, в центре которого Лапкин, тесно, неформально общающийся с сотрудниками, опираясь при этом как всегда на Слово Божие. Результат обнадеживает. Немного отойдя от здания посольства, Игнатий Тихонович творит благодарственную молитву. «Живой Бог откликается на живую молитву» - говорит он. Еще цитата из Писания: «Когда пути человека угодны Господу, то и врагов его Он примиряет с ним».

10 июня Игнатию Тихоновичу исполняется 75 лет. Он, за спиной которого пять тюрем, 26 лет преследований со стороны психиатрической медицины, говорит: «Надо жить азартно, интересно. Я фанатик, люблю жить на пределе». «У меня врагов уйма, а друзей еще больше». Цитирует из книги пророка Иеремии: «Я хотел молчать, но внутри меня как разлитый огонь». Интересным был рассказ об обращении одной баптистской семьи – ее члены никак не могли совершить решительный шаг в сторону Православия. 

Спрашивает их Лапкин: «А вы что, разве приняли печать на лоб и правую руку?» - «Нет, нет!» - запротестовали они. – «Тогда перекреститесь». Они перекрестились. – «Вот вы и православные». Действительно, совершение ими крестного знамени явилось как бы прорывом к Православной Церкви. 

Заметил Игнатий ошибки в Евангельских цитатах, развешанных в нашей трапезной. 
При этом обличил: если так долго эти ошибки не замечают, значит, у вас недостаточная любовь к Слову Божьему. Лапкин противник спекулятивных мудрований по Священному Писанию. Его правило: чего в Библии нет, о том не рассуждаем - всё нужно рассматривать в свете Библии. Под влиянием его бесед в местах заключения многие обращались к вере. 
Среди трудов И. Т. Лапкина симфонии на «Книгу  Правил», на одиннадцать неканонических книг, на Жития Святых.

Главная тема его выступлений: рождение свыше и водительство Духа Святого. «Очень важно быть свободным во Христе. Это великое благо, когда ничто тебе не препятствует благовествовать о Христе Распятом и Воскресшем». «На проповеди необходимо человека задеть за живое, то, что еще не омертвело, с тем, чтобы это живое вытеснило омертвевшее». 
«Я помню, когда каждое воскресенье выступал с толкованием молитвы «Царю Небесный» - произнес 60 проповедей по 20 минут каждая. Какая же в ней глубина!»

Одна из бесед И.Т. Лапкина была на слова Христа «Приидите ко мне все труждающиеся и обремененные» Божий призыв «приидите» встречается в Библии 1700 раз. Благодаря его миссионерским усилиям, в Православие обратилось несколько известных протестантских служителей, ставших хорошими священниками с прекрасным знанием Библии. 
Одна из работ Игнатия Тихоновича посвящена главной книге мусульман Корану – каждый его стих был рассмотрен в свете Библии. Изучению Библии он посвятил более 50 лет. 

Доходило до того, что спал он не более 2-х с половиной часов. «Я ни к кому не подлаживался, старался слушать только голос Бога, звучащий в Священном Писании». Много пришлось ему полемизировать с различными сектантами сегодня в мире насчитывается 21 тысяча различных сект. Защищая иконопочитание, он апеллировал к тому, что Христос Иерусалимский храм назвал «домом Моего Отца», а в нем были изображения. Игнатий противник ажиотажа вокруг чудес и реликвий. Главное Чудо – это Воскресение Христово. 
Видя его огненную ревность, власти никогда не пытались склонять его к сотрудничеству.

Резкой критике он подвергает практику обливательного крещения, находящуюся в грубом противоречии с церковными канонами. 
     Феноменальную память цитирует сотни библейских текстов с указанием книги, главы и стиха он унаследовал от своего отца, который, будучи пастухом, знал по имени несколько сот овец колхозного стада. «Я рос как дичок. Не заканчивал никаких вузов: ни светских, ни духовных – в этом мое преимущество, т.к. я не испытал никаких тенденциозных субъективных, не основанных на слове Божием, влияний». Мы услышали проникновенное духовное песнопение, сопровождающееся припевом:

Он нас сделал родными
Он нас сделал друзьями
Дал нам новое имя
Нас зовут христианами 

Общаясь в течение нескольких десятков часов с этим русским самородком, я думал: «Горит ревностью, огненный человек, прекрасный знаток Священного Писания - даёт мощный импульс к его познанию и любви к нему. В течение нескольких десятилетий будирует вопрос о недопустимости обливательного крещения. 
То, что сейчас во многих местах стали строить баптистерии, во многом его заслуга. Прекрасно обосновывает необходимость общинного устроения, десятины, миссионерского служения и т.д. Совершенно безкорыстен. Говорит, невзирая на лица, руководствуясь только Словом Божиим и церковными канонами. Достаточно критичен к некоторым явлениям в церковной жизни, что даёт импульс к исправлению недостатков. Безусловно, серьёзно встряхивает, не даёт покрываться плесенью и обрастать мхом».

06/03/2015
Канал:Во Свете Библии. ...открытым оком. Игнатий Лапкин

«РЕШЕНО: ПОТЕРЯЕВКА!»
«Поход... Тот, кто ходил в него, знает, что поход начина­ется задолго до того, как ты взял рюкзак – и в путь. Так и для нас, учеников теперь уже 8-го клас­са, само ожидание похода, пла­ны, мечты уже были праздни­ком. Но всё рухнуло, когда ока­залось, что через лес или в лес идти нельзя, пожароопасная ситуация, как говорит мой папка-лесник, да и клещ этой вес­ной буквально озверел.
И у нас остался один выход – идти в Потеряевку, тем более, в прошлом году мы там уже были и принесли много чудес­ных впечатлений. Там, в детс­ком лагере-стане, организован­ном Игнатием Тихоновичем Лапкиным, даже ласточкам жить уютно: их никто не обижает. Их гнёзда мы видели и в домиках-кельях, где спят дети, и даже на кухне над плитой. Там вообще трепетно относятся ко всему живому: в окрестностях Потеряевки обитает множество ви­дов птиц. А где вы ещё можете полюбоваться милыми щекастыми мордашками сусликов, ко­торые не боятся людей, так как доверяют им, и подпускают к себе на два шага!
Решено: Потеряевка!
И вот мы вместе с нашим классным руководителем На­деждой Ивановной Егоровой от­правляемся в поход. Но поход – это не совсем верно сказано, потому что по такой жарище нам ни за что своими ногами туда не дотопать. Но, к счастью, директор совхоза Алексей Ми­хайлович Киселев выделил нам автобус, за что мы ему очень благодарны. Шофёр дядя Толя Нестеров расщедрился и довёз нас даже дальше, чем мы рас­считывали.
Шагаем по извилистой до­роге среди полей. Удивительное чувство слияния с природой, друг с другом, чувство свободы. Свежий воздух, раздолье. Ради одного этого стоило пойти.
Подходим к деревне. Мы уже знаем, что сюда можно войти не каждому, здесь свои правила и обычаи. Мы, девочки, облачаемся в платья, платки, снимаем украшения. Здесь принято оде­ваться только так. Как выразился Игнатий Тихонович, – женщине быть в брюках – это мерзостно. После того, как нам разреши­ли войти на территорию села, идём по улице. Вместо бурьяна и развалин, что были здесь несколь­ко лет назад, стоят уютные доми­ки-коттеджи, всё благоустроено, есть даже маленькая начальная школа. А вот церковь с высоким куполом. В прошлом году мы были в ней. Всё сделано руками самих жителей. Сколько здесь труда! Все началось с того, что Игнатий Тихонович и его брат решили восстановить родное село.
Это благодаря их энтузиазму всё началось и существует. Среди жителей много образованных людей: врачи, кандидаты наук, учителя.
Подходим к лагерю-стану. Почему стан? Потому что стан – это остановка, как бы привал, на пути к добру, любви, Богу. Нас встречает Игнатий Тихонович. Прежде всего напоминает прави­ла, которые мы должны неукос­нительно соблюдать. Наши маль­чики уже знают: здесь нельзя ни курить, ни говорить грубые сло­ва, ни лгать. «А крапивой по язы­ку не хотите?» – улыбается Игна­тий Тихонович.
Мы застали всех детей работа­ющими. Кто пилит дрова, кто складывает, те, кто поменьше, подбирают щепки. Ну, как муравейник! Ежедневный труд обя­зателен.
Нам отвели место под палат­ки, объяснили условия пользова­ния колодцем. А вода в нём счи­тается полезной, целебной. Дали кухоньку готовить обед. Пригла­сили вечером на большой костер, который бывает всегда по пятни­цам. Игнатий Тихонович провёл нас по всему лагерю, обо всём рассказал. Слушать его очень интересно. Он столько знает, так любит всё, что сделано здесь. А сделано буквально из ничего. Ни денег, ни материалов. Домики саманные, игровая площадка сде­лана из слег струганых палок. Воспитатели и повара здесь рабо­тают бесплатно, как и сам Игна­тий Тихонович. Люди добрые, приветливые.
Все ходят здесь босиком. Полез­но для здоровья и неопасно. Ниг­де вы здесь не увидите ни стеклышка, ни сучка. Чистота. На кухне всё блестит, на ней заправ­ляет со своими помощниками Наталья Николаевна. Милая, улыбчивая, приветливая. Кстати, на лицах всех женщин всегда улыбка, как выразилась Надежда Ивановна, какое-то доброе сия­ние.
Здесь собираются дети из са­мых разных уголков страны. В тот день, когда мы пришли, ждали ребят из Томской гимназии. Как нам рассказали, часто эти дети из неблагополучных семей. Есть та­кие, от которых и учителя и роди­тели отказываются. Мы спраши­вали у мальчиков, не скучно ли им здесь, они говорят, что вовсе нет. Игры, купанье, труд, отлич­ное питание. Правда, мы очень удивились, что вставать им при­ходится аж в пять часов утра, а ложиться в девять вечера. Навер­ное, это трудно. Но иногда они ложатся попозже, особенно, когда костёр. На нём удалось побы­вать и нам. Столько впечатлений! Кострище огромное, загорожен­ное, все сидят на скамейках, брев­нах, в костре уже спеет картошка, её засыпали с избытком на всех: четыре ведра. Объеденье! Да ещё с солью! Читали стихи, пели песни. Песни очень душевные, мелодия обычных песен, а слова божественные, о том, например, что мы все на этой земле под защи­той Бога, как бы ни было тебе трудно, Он всегда поможет.
 Наши мальчики подружи­лись с ребятами из лагеря, игра­ли с ними в футбол. Жаль, что в этом году им пока не разреша­ется купаться: вода холодная. Но зато мы накупались вволю! Игнатий Тихонович дал нам даже спасательный пояс, и мы по очереди в нём плавали. В прошлом году мы не могли до­стать до дна в их пруду, но нынче, видимо, подросли, до­ныривали до дна, даже девочки. Надежда Ивановна сидела на мостике и переживала за нас.
Но всё обошлось без жертв. А она всё же оказалась с нашей помощью мокрой с ног до голо­вы!
В общем, поход удался. Хотя были и трудности, особенно ночью. Еле перетерпели до утра. Холодина! Палатки не спасали. Ютились у костров.
Игнатий Тихонович обещал нам в прошлом году дать на школу бумаги, но нам не на чем было её увезти. А теперь мы погрузили её в автобус, хватит её надолго и всем. Ведь это сейчас такой дефицит! Берёт эту бумагу Игнатий Тихонович в типографии «Алтайская прав­да», остатки работы от печат­ных станков, и дарит её в шко­лы, тюрьмы, больницы, в об­щем, туда, куда он приходит со своими словами добра, с по­мощью.
Рюкзаки собраны, склады­ваем палатки, убираем террито­рию. Нужно оставить всё в таком виде, как было, без следов нашего пребывания.
До свидания, Потеряевка! Суслики стоят столбиками у своих норок, и их розовенькие мордочки тоже словно проща­ются с нами.
Елена ВОРОНИНА, с. Подстепное. На фотографиях: наши друзья из Потеряевки «Знамя труда» 14 июля 1999 г. №59 8326.
«РОССИЯ ДОЛЖНА ВСТАТЬ!»
«24 июня с. г. в уважаемой краевой газете «Алтайская правда» появился фоторепортаж Г. Боброва «Потеряевка: миф и реальность» под странной рубрикой «Вопросы без ответов». Действительно, автор этой публикации побывал накануне в составе делегации КЗС во главе с известным поборником нравственности, эампредом КЗС В. Петренко, главным санитарным врачом Мамонтовского района Г. Смирновым и другими официальными лицами в детском православном лагере-стане и расположенном здесь же посёлке Потеряевке и имел полную возможность задать начальнику лагеря Игнатию Лапкину любые интересующие его вопросы. Но почему-то этого не сделал. Ставить такую рубрику «краевой массовой газете» под таким материалом как-то несолидно, «не подумавши».
Впрочем, это мелочи, ниже речь пойдет и о более важных промахах автора. Информационным поводом для написания материала Г. Бобровым послужила недавняя публикация в той же «АП» статьи Олега Логинова в целом, дающей положительную оценку увиденному с заголовком «Стан как место раздумий во- время пути». В обоих материалах так или иначе задевалось имя моего сына, пребывающего в лагере, и, следовательно, моё тоже. Например, фраза Логинова о том, что «от этих мальчиков и девочек там, в другой жизни, отказались практически все: от родителей до учителей». Пусть эти слова останутся на совести автора – я лично от своих детей отказываться не собираюсь. Насчет «раздумий во время пути». Этот детский лагерь-стан, основанный известным на Алтае, в России и далеко за её пределами православным деятелем Игнатием Тихоновичем Лапкиным, живёт своей бурной, звонкоголосой и кипучей жизнью. Почему-то детских голосов Г. Бобров упорно не слышал: «За все время, что мы там были, не видел, чтобы кто-то улыбнулся, не слышал ни единого детского возгласа» – куда же он смотрел и чем слушал?!. Лагерь – весь в движении, особо раздумывать его обитателям некогда, разве что во время работы, игры или по ночам. Правда, здесь нет радио и телевизора, которые нам навязывают чужие мысли, – и это великое благо.
Дети и взрослые просыпаются в 5 утра «Кто рано встает – тому Бог даёт», идут за водой к колодцу, делают зарядку с воспитателем, молятся, затем – трудятся примерно до 7.40, после чего возвращаются в лагерь, совершают молитву и завтракают. Так начинается обычный будний день. После завтрака опять молитва – благодарение Богу, труд с перерывами до обеда в 14.00. После приема пищи – отдых: игры, занятия в кружках, беседы с воспитателями, тренировки на спортивных сооружениях качание на огромных качелях, езда на велосипедах, лазание по спиленным и ошкуренным самими детьми ветвистым кленам, игры в городки, купание в рукотворном озере с прозрачной водой, катание на лошадях, сбор целебных трав и ягод в леске или в поле неподалёку. В жару дети ходят босиком – для закалки. По пятницам – беседы у костра, пение песен, печёная картошка и т. д., и т. п.
Я и сам собирался посетить в этом лагере своего сына, которого после некоторых раздумий направил сюда этим летом. Публикация Г. Боброва лишь ускорила мой приезд. Прибыли мы на «уазике» в десять вечера – дети уже спали. Мне отвели «келью» для сна – ту самую, о которой автор «мифа и реальности» пишет: «От стенки до стенки три метра, на этой площади спят десять поселенцев или отдыхающих?. Общая постель, а внизу проходит труба... И, добавляет автор «про себя»: «Жар костей не ломит, а вошь тепло любит». Более гнусного намёка трудно себе представить. Вроде бы ничего не сказано, а так, вскользь брошено слово. Но у читателя посеяно подозрение.
Что представляет собой келья в лагере? Каркас сооружения выполнен из деревянных жердей, кровля крыта шифером, стены обмазаны глиной, есть небольшие окошки. Внутри – высокие «полати», т.е. настил из досок, на которых уложены обыкновенные матрасы, одеяла, подушки, – всё заправлено чистым бельем стирка – каждую пятницу. Пол также глиняный, застелен клеёнкой. Нигде ни соринки, сухо, тепло. Всего в строении – 5 спальных мест. В углу – самодельная «этажерка» с несколькими полками для вещей. Спать в келье – величайшее наслаждение: кругом степь, свежий чудный воздух, проникающий сквозь стены «мазанки», тишина, покой. Многие горожане утратили ощущение родства с природой, страшно далеки от полей, лугов и лесов. Всего того, что здесь есть, в грязном шумном антисанитарном городе дети лишены. Я пожалел, что не могу остаться и пожить в лагере подольше.
Разумеется, зашёл и в туалет, который Бобров охарактеризовал «отхожим местом класса сортир», добавив далее: «...нищета ПРЁТ отовсюду» лексика-то какая, стиль!. Сдаётся, автор впервые попал в сельскую местность и его, привыкшего ходить в «тёплый клозет» городской благоустроенной квартиры, ужасает «неустроенность» обычного деревенского туалета. Но в таких условиях живёт вся деревня, по крайней мере, на Алтае, где мне доводилось бывать! Не большевики ли, ленинцы-сталинцы, к последователям которых причисляет автор и себя, разорили-раскулачили и фактически уничтожили российскую деревню, поставили её в условия крайней нищеты? Но, в отличие от многих запущенных и грязных общественных сельских туалетов, «дислоцированных» около клубов, здесь царят чистота и порядок, полная дезинфекция. И так во всём лагере-стане.
Знают ли родители, что порядок дня там нефизиологичный это слово я услышал от райпедиатра, что в лагере телесные наказания?..» – вопрошает наш борец за права обездоленных и угнетаемых детей.
Зачем употреблять слово «нефизиологичный», если не понимаешь его смысла? Рано вставать – всегда было в традициях русской православной деревни. Поздно встают лишь те, кто ведет ночной образ жизни, зачастую неправедный: бандиты, воры, проститутки, богатенькие «лишние люди» типа Онегина, которые маялись от безделья, таскались по балам и занимались ночными кутежами, а также некоторые нынешние «новые русские», прожигающие наворованные деньги в ресторанах и ночных кафе, да городские безработные, которым всё равно некуда деться. Труженики на Руси из века в век бодрствовали весь световой день: вставали с рассветом, трудились в поте лица, создавая народные богатства. И рано ложились, чтобы выспаться. Многие медики считают, что рано ложиться и рано вставать – полезно для здоровья. Один час сна до полуночи по качеству равен двум часам сна после полуночи. Такой распорядок дня «физиологичен» именно потому, что способствует оздоровлению.
Особо, дважды, наш борец за права детей сетует насчёт телесных наказаний. Чтобы самому не комментировать эти слова, которые особенно цинично звучат из уст коммуниста, т.е. члена самой кровавой в истории человечества партии, на совести которой тысячи, миллионы замученных и расстрелянных детей России, я приведу слова по результатам одной из прокурорских проверок в ответ на одну из жалоб на «жестокое обращение с детьми»: «Наказания... не носят характера мучении и истязаний, а имеют чисто символический характер в воспитательных целях лишение права купания, дополнительных работ, несильные удары ложкой по лбу, сеткой-авоськой...» – и всё это в соответствии с Уставом лагеря и христианской верой. Приглядываясь к детям и пытаясь найти на них «следы насилия», я обратил внимание на их уши: у многих мальчиков, и даже у некоторых воспитателей-мужчин уши были красные, распухшие и шелушащиеся. На миг даже мелькнуло подозрение: «Неужели Лапкин дерет их за уши?!». Но... ларчик просто открывался: весь день открытые палящему солнцу, уши детей и взрослых обгорали и оттого шелушились, краснели и распухали. За исключением девушек, которые постоянно носят платочки, а потому ушки у них прикрыты – чистые и беленькие.
Автор «мифа» постеснялся заглянуть в тарелки обедающим детям. Однако у него хватило смелости заявить, что раз с 7 июня по 11 июля в лагере пост, «то это значит, что больше месяца дети не будут получать ни мясных, ни молочных продуктов. Наберутся силёнок к учебному году!» – иронизирует наш знаток детского питания. В отличие от него я не постеснялся заглянуть в тарелки. Вот завтрак: гренки, картофельный суп с зеленью, белый хлеб, гречневая каша с растительным маслом, свежая зелень зелёный лук-батун и слезун, листья салата, шпината, пирожок с картошкой, сладкий чай из целебных трав чабрец, листья смородины, малины и других растений. Зелень подают на каждый приём пищи и буквально заставляют съедать, следят за этим строго. А чай – просто чудо, душистый, ароматный, как и весь воздух здесь, напоенный запахами степи – медвяным, богородской травкой и полынью аппетитной! Это ли не полноценный завтрак в условиях деревенского лета? Ежедневно в один из приемов пищи подают компот или кисель. Здесь не увидишь ковыряния в тарелке, второе блюдо едок должен не только «добить» полностью, но и кусочком хлеба вычистить чашку, показать её воспитателю и перевернуть кверху дном. Тем самым детям прививается уважение к пище. О том, чтобы ребята, воспитанные в таких условиях, бросили на пол или хотя бы просто оставили недоеденным кусок или тарелку с остатками еды, нет и речи. Я спросил у сына: «Наедаешься?» – «Конечно, пап».
Ни один ребёнок не болеет. И, если верить начальнику лагеря, за 25 лет здесь побывало около 2,5 тысячи детей со всего Союза, сейчас – из Сибири, никто никогда и ничем не болел. Наезжали комиссии из Мамонтовского санэпиднадзора, брали пробы для анализов, изучали молоко, воду из колодца и пруда – результаты оказывались выше среднерайонных. Как же тогда быть с «отсутствием витаминизации», с «угрожающим санитарным состоянием лагеря», о чем сетует районный санэпидврач Г, Смирнов, «дважды выступавший» в районке? И что понимает он под этими словами? Поистине, мировая загадка.
К счастью, у меня есть возможность сравнить: одновременно с Димой в «оздоровительном лагере», одном из тех, что ещё сохранились после «демократических» реформ, сейчас находится другой сын. Он прибыл на несколько дней в гости к папе. Сразу бросилось в глаза, что сынок сильно кашлял. Оказалось, в лагере простудился и заболел, 4 дня температурил, ему делали уколы, да так толком и не вылечили. Я его в течение трех дней долечивал народными средствами. Вот вам и «оздоровление» в этом лагере! Поговорили насчет питания. «Плохо, – констатировал сын. – И с каждым годом всё хуже». Раньше, 3-4 года назад, яблоко или апельсинку часто давали, 2 года тому назад чуть ли не каждый день поили фруктовым соком, часто на второе – перепадала курица, а сейчас – одни каши. И это летом-то! Где же «витаминизация», о которой пекутся наши смирновы и бобровы?! Я не веду речь о вздорожавших ныне апельсинах, яблоках и винограде, что, допускаю, не по карману властям и родителям. Но кругом буйствует лето с живыми витаминами: зелёный лук, салат, шпинат, петрушка, укроп. Дайте всё это детям – и они никогда ничем не заболеют! Не дают. Денег не хватает? Но почему у «нищего» Лапкина на это ума и средств достает? Да и нужны ли здесь большие рубли? Может, секрет в чём-то другом?
Для того, чтобы грамотно организовать большое хозяйство в чистом поле, где создал свой лагерь-стан Игнатий Лапкин, не имея ровно никакой поддержки «сверху» и никаких личных капиталов, нужны: могучая энергия, талант, ум, знания, воля, организаторские способности. И главное – чёткая, ясная цель в жизни. Всё это есть у начальника лагеря. Лапкин – выдающийся организатор. Он создал на чистом месте, на развалинах некогда существовавшей деревни Потеряевки откуда сам был родом новое село, основанное на принципах Православия жителем его может стать только тот, кто: «верует, не ворует, не курит, не пьет, не матерится, не лжёт». Старое село в числе ещё таких же трёхсот на Алтае а сколько их было по России! ликвидировал как «неперспективное» бесноватый ленинец Хрущёв, стоявший в 50-60-е годы во главе КПСС и Совмина СССР. Его разрушительную политику продолжил «верный ленинец» Брежнев. В результате сотни тысяч крестьян были превращены в люмпенов, перекати-поле. Это был третий крупный наезд на российскую деревню. Первый, как известно, осуществил сам Ленин в годы «военного коммунизма» – с продразверстками, продотрядами и комбедами, массовым, организованным большевиками голодом, мором, крестьянскими восстаниями и Кронштадтским мятежом, беспощадно и кроваво подавленными. Второй – «коллективизацию» – организовал и провел «верный ленинец» Сталин по проекту Троцкого с разграблением, выселением и фактической гибелью 6 миллионов лучших крестьянских семей. И вот эта, третья, хрущёвская. Никита деревню старательно добивал. И добил.
Таких как Лапкин – сильных, умных и талантливых, до революции были тысячи и миллионы. Он – сын могучего народа, случайно уцелевший в самом подлом и самом страшном геноциде XX столетия, когда слой за слоем были планомерно уничтожены культура, мозг и энергия нации: аристократия, интеллигенция, духовенство, купечество, передовые слои крестьянства «кулачество». Игнатий Тихонович поставил перед собой сложнейшую задачу: возродить кусочек прежней, растоптанной России. И чудо! Росток, посаженный на пустыре некогда цветущего оазиса, стал приживаться. Тут бы ему помочь, посодействовать! А ему ставят палки в колеса – бобровы, петренки, смирновы. Часто – по недомыслию, иногда из зависти, а враги, те, кто топтал Россию, из бешеной злобы. Ну, деревня –ладно. А детский лагерь-то ему для чего? Для укрепления идеи преемственности православных поколений, для воспитания детей в духе забытой истинной веры предков. Чтобы не «манкуртами» росли, пялясь в телевизор где «ни звука русского, ни русского лица», зато с избытком мордобоя, порнографии, назойливой рекламы «западных ценностей», а сынами, помнящими своё родство. И дети живут здесь по заповедям Христовым, в почитании родителей своих и инвентарь.
В лагере есть также: мини-пекарня до 100 булок в день, электричество, 5 холодильников, подвал для хранения овощей, баня, пляж-пирс на озере, «вигвам” место для костра, свой колодец питьевой воды, столовая. В деревне в пятистах шагах телефон, здесь всегда готовы оказать помощь врач – кандидат медицинских наук, медсестра. Как это всё удалось соорудить, сделать, сотворить этому человеку? Конечно, он трудится не один.
Самое время упомянуть и о тех, кто помогает Игнатию Лапкину в его праведных трудах. К счастью, есть и такие. «Царский подарок» сделал детям – на 7 тысяч купил и завез в лагерь новых матрасов 60 штук – предприниматель Иван Вячеславович Лопатин. 50 кителей и брюк бу, а также 112 подушек и матрасы бу подарило лагерю лётное училище с помощью депутата Барнаульской городской Думы полковника Анатолия Петровича Макарова. Регулярную помощь оказывает директор РТИ Анатолий Петрович Хромов-то шланги для полива и доставки воды даст, то резиновыми лодками для катания детей по озеру поделится. Высоко отозвался Лапкин и о генеральном директоре Барнаульского станкостроительного завода Вячеславе Григорьевиче Горшкове, который, в частности, выделил насос для закачки воды из озера для полива.
Персонал лагеря: молодые ребята Слава и Виктор, девушки Наталья, Ольга и другие – занимаются с детьми бесплатно. У них добрые сердца, с ними детям хорошо, тепло и уютно. Они чистые одухотворённые люди, и это настолько необычно в наши дни, что поневоле возникает вопрос: зачем им это надо? Думаю, перед нами ростки новой, настоящей России, которую возрождает Лапкин. В той, прежней стране были высокие понятия «брат и сестра милосердия. Даже представители царской семьи участвовали в этом подвижничестве, ухаживая за ранеными в госпиталях, за больными тифом. Эти – из той же, забытой ныне породы людей.
Зашли мы с Игнатием Тихоновичем и в деревню. Здесь уже 15 дворов – строящихся и уже построенных. Здесь живут, играют свадьбы, 6 свадеб и ни одного развода, растут 14 детей дошкольного и школьного возраста, Потеряевка живёт по строгому православному Уставу, люди берегут себя от греха, трудятся в поте лица своего: выращивают зерно, занимаются животноводством, строят новые подворья, возводят огромный амбар под зернохранилище. Здесь есть церковь, библиотека, школа. Всё это создано своими руками – за несколько лет, без всякой помощи государства. Да они и не привыкли рассчитывать на чужую помощь: каждый старается всё делать сам. Ну а если есть острая необходимость – соседи помогают друг другу. Здесь нет воровства – и это в стране, о которой ещё Карамзин сказал: «Воруют».
По просьбе сына я взял его на несколько дней домой, в город. Дима соскучился по бабушке, дому и нашему красавцу – коту Пушку. На третий день он сказал: «Пап, мне хочется обратно в лагерь». И я отправил его туда снова. Владимир Клименко».
Редактор газеты «За науку» Алтайского гос. университета. Д. т. 34-43-06, р. т. 26-15-06. В сокращённом виде статья напечатана в газете «Молодёжь Алтая» 22.7.99.
«НА АЛТАЙСКОЙ ЗЕМЛЕ»
«В июне месяце я с группой учеников воскресной школы их сопровождали взрослые совершил поездку на Алтай. Большую помощь во время пребывания на Алтае нам оказал протоиерей Михаил Капранов со своим семейством. Интересна биография отца Михаила. Уроженец Нижегородской земли, он здесь учился в пединституте. Его он однако не закончил, был арестован по обвинению в антисоветской деятельности и провёл 7 лет в заключении. Дабы усугубить страдания заключённого, его расположили в камере, окно которой выходило на здание института. После выхода из заключения Михаил принимает священный сан, служит в разных городах Сибири и, наконец, оказывается в Барнауле. Особый дар у о. Михаила в общении с интеллигенцией. Большое недовольство у собратьев по служению и особенно у настоятеля собора вызвало то, что о. Михаил стал совершать крещение через полное погружение и бесплатно. Недовольство было столь сильным, что первым указом епископ Антоний после назначения на кафедру отправляет о. Михаила за штат. Интересно, что институт он всё-таки закончил – через 32 года после отчисления.
В настоящее время о. Михаил является настоятелем Свято-Никольской церкви Барнаула. Здесь у меня состоялся разговор с иеромонахом Нафанаилом, духовником местного отделения «Чёрной сотни». В беседе со мной он коснулся вопроса о погружательном крещении – я живо откликнулся. Рассказал о тех частых искушениях, которые испытывал при совершении крещений.
Вдруг раздается сухой щелчок, и всё место у стены, где мы беседовали, веером покрыли осколки стекла. Первая мысль у меня была – теракт, кто-то выстрелил и попал в окно дома, примыкающего к церковной ограде. Немного оправившись от шока, я всмотрелся в разбитое стекло и увидел ухмыляющуюся физиономию молодого человека. «Это вы кинули камень? Зачем вы это сделали? Вы могли убить человека». «Нам тут жарко», – спокойно ответил он, продолжая ухмыляться...
Ну вот, отметил я про себя, ешё одно искушение в связи с погружательным крещением.
2 июня я решил поехать на всенощную под праздник Владимирской иконы Божией Матери в Покровский собор. По пути заехал в старообрядческую церковь. В 20-е годы в Барнауле было 7 старообрядческих церквей Белокриницкого согласия. Теперь действует практически одна-единственная на весь Алтай. Служил о. Никола.
После службы мы с ним немного поговорили. По его словам в разных местах Алтая можно встретить тех, кто считает себя старовером, но чаще всего это формально: при этом люди могут материться, пить и курить. Я отследил 12 недоуменных моментов по богослужебному уставу закончившейся службы – о. Никола в основном согласился, сославшись, в частности, на местные традиции и на долгий перерыв в совершении служб со священником.
В Барнауле планируется строительство большого старообрядческого храма, но пока работы на нулевом цикле...
 В Барнауле по телефону я общался со знаменитым алтайским проповедником Игнатием Тихоновичем Лапкиным. Первая встреча с ним произошла в Москве в 1990 году. «В вопросах веры должна быть непреклонность», – вспомнились его слова. «Главное – это личная встреча со Христом. Православные плохо знают Слово Божие – из-за славянского языка богослужений во многом. Люди, не понимая службы, идут к сектантам». Русский текст Библии Игнатий Тихонович считает очень добротным; четыре академии работали над переводом.
Лапкин уже много лет находится в центре религиозной жизни Барнаула, его личность и взгляды вызывают очень противоречивые оценки.
3 июня в алтайском приложении «Московского Комсомольца» вышла статья под названием «Жизнь в потеряевской общине без елейных прикрас». 47 неверностей в ней, по словам Игнатия. Автор в частности пишет: «Конечно, Лапкин – это не аумсинрикё. Неплохой психолог, он вовлекает весьма осторожно и вкрадчиво. Но мягко стелет, да жёстко спать».
Далее он пишет, что в общине, организованной Игнатием Тихоновичем, имеет место полное подавление личности и тотальное вмешательство Лапкина в личную жизнь каждого. Якобы даже брат Игнатия о. Иоаким собирается уезжать из деревни Потеряевки из-за невозможности ужиться с ним.
«Если на нас клевещут, значит мы живы. Статья заказная, за неё уплатили немалую сумму!» – так прокомментировал Игнатий содержание статьи. И далее – сказал: «Мы будем проводить грамотную юридическую защиту». В этом случае Лапкин аппелирует к примеру апостола Павла, который требовал суда кесаря. Ссылается также на слова Златоуста: чем более навалят на огонь соломы и сырого хвороста, тем сильнее вспыхнет пламя, когда всё подсохнет и пламя твоей правды будет видно до неба...
Потеряевка.
Посещение этой деревни была одна из главных целей моей поездки. Основана деревня была в начале XIX века выходцами из Рязанской губернии. В 70-е годы её, как и другие 350 деревень Алтая, постигла печальная участь – она исчезла согласно программе ликвидации неперспективных деревень. Закрыли школу, магазин, клуб и люди были вынуждены покинуть обжитые места.
Возрождение началось 14 мая 1991 года. О. Иоаким Лапкин поставил палатку и стали строить саманные дома. Приезжать без разрешения строго запрещалось. Первый секретарь райкома обещал не мешать. Однако не все отнеслись с пониманием. Были угрозы снести постройки бульдозером. На районной сессии в конце ноября почти все были против, однако уже в феврале все единогласно были «за». Однако трудности только начинались. Тысячи гектаров земли вокруг заброшено, а им блокируют отвод пашни, покоса.
 Соседние деревни духовно мертвы, везде всё закрывается, детей почти нет, а здесь, в Потеряевке, всё наоборот. Были попытки возродить и другие деревни, но их постигла неудача, т.к. пытались возродить не на духовной основе. Потеряевская община находится в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви. Из разговора с о. Иоакимом выяснилось, что переходу способствовали и аморальные поступки архиерея, и практика обливательного крещения, и многое другое. О.Иоаким рассказал следующее: Рукоположили как-то священника с Украины. Идем мы с ним со службы. Я ему говорю:
- Теперь ты священник, великое это служение, как говорится в Новом Завете.
- А яка це книга?
- Как, разве ты никогда её не читал?
- Нет.
- А зачем приехал с Украины?
- Гроши заробити.
Выступают в Тюмени перед студентами православный священник и баптистский проповедник.
Священник: «У меня дочери пионерки, активно участвуют в общественной жизни». Проповедник: «А мы своих детей удерживаем от вступления в подобные организации». Вопрос священнику: «Как вы проводите сексуальное воспитание своих детей?» Ответ: «Никак. Когда они подрастут, сами разберутся». Проповедник: «А мы на основании Слова Божия учим своих детей заранее». Вопрос священнику: «Как вы проводите религиозное обучение своих детей?» Ответ: «Организованно это делать нам запрещают, мы воспитываем в семьях». Проповедник: «А у нас всегда было организованное религиозное воспитание детей».
Аплодисменты, к сожалению, достались проповеднику...
О. Иоаким вспоминает. Вступив тайком от родителей в октябрята, пришёл домой и после обеда встал и сказал: «Бога нет, буду коммунистом». Мать поведала о том отцу. Отец был однорукий после войны. Он заложил «пионеру» голову между колен и прочистил мозги. После этого маленький Иоаким сказал: «Бог есть, коммунистом не буду». Бросил звёздочку учительнице.
По словам основателя православного детского лагеря-Стана Игнатия Тихоновича Лапкина лагерь имеет 18 параметров, которые отличают его от других подобных учреждений.
Первое – это бескорыстный труд. Игнатий сетует: «Развалили Россию – богатейшую страну мира. Виноваты прежде всего учителя и священники, что неправильно происходит воспитание детей. Трудовое воспитание – в забвении, а у меня не потрудишься – не покушаешь. Приучайся к труду – ранний подъём и после зарядки, и умывания на озере куда нужно трусцой пробежать туда и обратно труд до завтрака. Это преимущественно распилка дров – для себя же, для того, чтобы трапезу себе приготовить. Надо сказать, что когда потрудишься с утра таким образом, то совершенно другой появляется аппетит. Вспомним себя, когда нам часто не хочется кушать за завтраком. Поздно встаем, сонливость, леность, нет аппетита. Но когда рано встанешь, пробежишься, помолишься, потрудишься – то трещит за обоими ушами, когда вкушаешь пищу. У Игнатия в лагере несколько часов ежедневного физического труда.
Второе – система наказаний. Игнатий говорит, что одно из качеств лидера – это беспощадность. В каком смысле? В том смысле, что он не должен сюсюкать, потакать слабостям. Он должен адекватно реагировать на все нарушения. Должно быть воспитано у детей сознание неотвратимости наказания за каждый проступок. Выстраивается такая ограждающая линия от всяких нарушений. Наказания бывают преимущественно символического характера. Например, при работе не следует разговаривать. Если разговорился, заболтался – возьми щепку и подержи некоторое время во рту. Наглядно. Есть наказание сеткой – ниже пояса «горяченькие». Могут предоставить свободу выбора – три горяченьких или без обеда. Ссылка на Ушинского, который говорит, что у детей уши растут на спине и ниже пояса, т е. не только словесно нужно наказывать. Рукой наказывать не следует, т.к. возникает ассоциация с личностью наказывающего.
Если нет платка в кармане – пробеги до деревца, сорви лопушок и пока им пользуйся. Не склоняйся, подобно животным, над тарелкой – можешь получить ложкой по лбу. За особые нарушения – удаление из лагеря под конвоем. Простить – простят, но возврата нет – только по ходатайству двух священников.
Третье. Наряду с уставной молитвой хотя трудно так назвать эти краткие молитвы, которые читаются в лагере практикуется свободная молитва, экспромт. Это делает Игнатий. По моему, она не очень впечатляет, эта его свободная молитва, обычно это набор слов с благодарностью Богу, просьбы о болящих и скорбящих, находящихся в узах. Я сделал вывод, что не много разбежишься в своей молитве, что ни в коем случае нельзя подменять своей молитвой уставную молитву, которая настолько объемна – охватывает все проявления и стороны жизни; она способствует тому, что человек сам входит в дух этой молитвы, и в этом случае она становится его молитвой собственной. Подменять нельзя, иначе всё будет очень мелко и бледно.
Четвёртое – это обязательное присутствие в лагере священника, связь со священником. В утренние занятия входит также чтение Евангелия с его разбором. Не так много стихов прочитывается, но следует пространный разбор, причем акцент делается на связь с повседневной жизнью.
Далее – свои лошади и катание по воскресным дням, свои лодки, свой пруд в 1,5 гектара, где катаются и купаются, свои поля, малинник, огород и так далее.
Десятое – это ранний подъём, в 5 часов утра. Подъём по слову Давида Пророка: «Встану рано». Встреча восхода солнца, и это бывают незабываемые минуты, когда дети являются очевидцами восхода солнца.
Наблюдение за животным миром и миром птиц. Поскольку вокруг лагеря очень бережное отношение ко всякой живности, то там есть что посмотреть. Например, как сова кормит своих детёнышей, шорох пшеницы и прочая поэзия.
13-ое – ни одного слова матом, ни одного курящего. Это считается серьёзнейшим нарушением и строго пресекается.
Духовные концерты за вечерним костром. Я однажды был, и насколько могу судить –это были протестантские песнопения на русском языке, а потом ешё и светские песни. Но это не означает, что так всегда бывает, это только то, что я слышал. Есть песнопения, которые в обиходе у нас.
15-ое. Никаких возрастных ограничений. Принимаются с максимально раннего возраста до максимально позднего, и продолжительность пребывания не ограничена. То есть во все время функционирования лагеря, когда ешё тепло, возможно пребывание в нём.
16-ое. Полная независимость от государственного бюджета. Ни одного рубля, ни одной копейки государство не вложило в данный лагерь, а он функционирует уже 26 лет.
Форма одежды. Для девушек подчеркивается необходимость сарафанов ниже колен 10 см от пола, на богослужении быть в повойнике. А ребятам – рубашка навыпуск, подпоясанная пояском. Строгое соблюдение постов. Истовость поклонов. Когда я кланялся там, он мне говорит: «Отец, что ты по-старообрядчески кланяешься, нужно истово, как написано в ваших «Берсенёвских страницах» – чтобы рука касалась пола».
Не так давно лагерь имеет юридический статус и приезжают дети со всего бывшего Союза. Но сейчас в связи с финансовыми причинами нет такой большой географии.
Русская баня.
Более половины детей находятся бесплатно здесь, Бог ведает, как удается всё это содержать.
Молоко в деревне особенно вкусное. Это Игнатий объясняет тем, что коровы не слышат ни одного слова матом, в отличие от того, как это обычно бывает. Своя пекарня. Всё совершается по благословению.
Игнатий, подбоченясь, говорит: «Вот растет свободная и сильная русская нация».
Перед отъездом или отправкой домой идёт полный разбор, анализ пребывания данного человека в лагере, составляется на него характеристика. Игнатий подмечает много нюансов, он быстро «раскусывает» человека и отправляет его с характеристикой.
Для того, чтобы удобно было руководить детьми, которые находятся в разных уголках, у него есть свисток. Когда кто-то балуется, он свистит в свисток, и для нарушителей это встряска.
«Главное, – говорит Игнатий, – это человек». Всё воспитание направлено на человека, это центр, остальное второстепенно.
Важно, по словам Игнатия, то, что можно искорку поддержать в человеке, а можно и угасить. Что будет в итоге – Одному Богу известно.
Зашла речь о проблемах нынешней России, о том, что мы на крючке у Международного Валютного Фонда, который имеет свои виды, ставит условия, которые гробят нашу экономику.
Мнение Игнатия: МВФ – это главный наш враг. Это масонство. У России нет друзей.
Казалось бы, система в лагере тоталитарная, но Игнатий говорит, что «давить» не надо на детей, надо дать им свободу, но в рамках закона. Вот принцип. Обозначить вехи, границы – и здесь бегай, прыгай, резвись, но не переходя эти рамки, находясь под контролем. Выработка законопослушания, без чего невозможна жизнь ни в армии, ни в других сферах жизни. Мы считаем, говорит Игнатий, что каждый юноша обязан отслужить в рядах российской армии, но давать присягу и оружие в руки брать христианину не следует, мы предпочитаем альтернативную службу например, в медицинском плане или ешё как-нибудь. Если к нам просятся дезертиры, то мы их не принимаем. Но если нас заставят стрелять или присягу принимать, мы не примем, пускай нас хоть расстреливают.
Вопрос о Чечне. Ответ: нужно оградить железным занавесом.
Афганистан – это была авантюра.
С коммунистами союз невозможен. Всегда предадут. Пример: 20 год, когда махновцы вступили в союз в большевиками и вместе штурмовали белых в Крыму, а потом было расстреляно несколько сот их руководителей, офицеров, с которыми вместе боролись. У коммунистов идеология безбожная.
Сидим мы с Игнатием на лужайке, на солнышке. И вдруг Игнатий запел гимн баптистский: «Не ради почести и славы стремлюсь я, Боже, к небесам...» и т.д. «В край родной, неземной, от обмана мирской суеты, я иду и прийду к незакатному Солнцу любви». «Засияют Сиона врата», «Господи, Ты надежда моя, Господи, на Тебя полагаюся я. Стремлюсь быть с Тобой в небесной стране, где царит мир и дивный покой». Может на ходу остановиться, разглядывая птичку, суслика, тут же начать молиться, запеть. Такой вот человек...
Игнатий знает несколько языков, причём схватывает их самостоятельно без всякой научной основы. Выучил немецкий за полгода, причём немцы его принимали за своего, потому что говорил без акцента, даже проповеди произносил. Латышский – за полтора месяца, английский, частично испанский и ешё какие-то. «Я, – говорит Игнатий, – имел одну страсть всегда – это учиться, учиться и читать. Я спал с наушниками – изучал языки. Латыши меня любили, потому что я говорил с ними на их языке».
Изучил все политические системы мира, разные политические устройства. Характеристики лидеров:
Черномырдин – квашня, Жириновский – придурок, клоун.
Зюганов – противный, а Ельцин ему нравится – немстительный.
Николай II– был слабовольным, но это лучший русский царь.
Коммунистов нужно удалить со всех постов, на пенсию, а то сейчас опять они у власти.
Во всем в жизни лагеря – строгий устав, на основании русских благочестивых традиций. В этом заключается сверхуникальность лагеря, он не подражаем.
День независимости России, по мнению Игнатия, хороший праздник, и смысл его в освобождении России от коммунистического ига.
Игнатий говорит, что всё строит на основании Писания и святых отцов. «Никаких собственных мнений, я даю чистое словесное молоко».
Супруга немножко сетовала на резкость Игнатия, на отсутствие задушевных бесед между ними, что он часто ей выговаривал, на моменты амбициозные. Жёсткость для него характерна. По её словам, в первые годы так не было, а потом она помнит только «Быстрей» и «Не разговаривать».
Игнатий немного съиронизировал насчет монашеского парамана. Сказал, что думал, что это парашют, или подвязка для живота.
Кто-то что-то не услышал или неграмотно поступил, он привел в пример китайцев, которые помнят 10 тысяч иероглифов, значение каждого.
Много рассказывал о своём пребывании в тюрьме. У него была установка: «Идя в тюрьму, считай что ты умер». Без такой установки ты там не выдержишь. Рассказывал о том, как там избивали, убивали в лагере, издевались, и т. д...
Молиться по его мнению нельзя вместе только с теми, кто отрицает Святую Троицу и воплощение Христа, а с остальными можно. Получается, что с баптистами можно...
Остальные барьеры, по его словам, наворочали в истории. «Любой священник у нас может служить», – это мнение Игнатия.
Пример привел такой. Приехал в лагерь мальчик по имени Данила. И мать – грузная, болезненная. Уговаривает мальчика – не балуйся, а он – ноль внимания на неё. Игнатий, видя эту картину, всыпал ему 7 «горячих» по просьбе матери. И потом не успеет мать рот раскрыть, как Данила уже к ней бежит и слушает, что она ему скажет. Как шёлковый стал. «Чаще наказывай дитя в юности, чтобы утешиться в старости». Это из Библии. Не нужно будет в последствии ни лагерей с вышками, ни стройбатов, ни тюрем, если не будет упущений в воспитании в детстве. Лучше наказать в детстве, чем потом он получит срок за убийство, хулиганство или станет наркоманом и будет страдать. Не пожалей лишний раз наказать авоськой или крапивой, а то мы лелеем преступников будущих.
Мы несём поругание за незнание Евангелия. Нет ничего красивее и величественнее Православия, но мы скрываем эту ценность под спудом, мы не являем его миру.
Приехала комиссия из Барнаула – 6 человек во главе с руководителем комитета по социальной защите законодательного собрания Алтая Петренко B. C. Игнатий им подробно всё объясняет, рассказывает. А приехали они, когда мы кушали. Он приглашает их покушать – они отказались. Игнатий говорит, что у нас вот гость – батюшка, священник из Москвы, служит около храма Христа Спасителя. Они удивились, что приехал священник из Патриархии, ведь лагерь Зарубежной Церкви. Но я сказал, что здесь не участвую в богослужении, а полезное можно почерпнуть везде – в частности система жизни лагеря, система символических наказаний, всё это мне интересно и наверняка я буду это заимствовать для своей практики.
Потом главный коммунист сказал единственную фразу из Писания, которую он знает – «нет власти аще не от Бога». Видимо, общаясь со священниками в советсткий период эти слова ему запомнились, как обоснование пресмыкательства, угодничества и подчинённости властям. Я возразил, что эти слова надо правильно понимать. Есть власть, Богом установленная, благословенная, а есть власть Богом попущенная за грехи наши, как вот Советская власть, коммунисты, которые уничтожили 100 млн. людей Игнатий поправил –110 млн, пролили море крови.
Они не ожидали, что священник из Москвы такое им в лицо выскажет. Игнатий очень высоко это высказывание оценил.
После этого диалога с главным коммунистом они как-то стушевались. Наверняка это будет известно в Барнауле отцу Николаю Войтовичу. И это подтвердилось.
Петренко мне говорит: «Почему до 85 года не было в таком объеме преступности детской, а сейчас что творится? 2 млн. беспризорных детей». Я говорю: «Вы знаете, сейчас у власти те же коммунисты, только перекрасившиеся, а вообще в советский период не заложили фундамента, стержня. Пала стена эта коммунистическая, и всё развалилось. То есть это ваше наследие, пожинаются плоды вашего господства».
Он спрашивает: «А почему ваш Патриарх вмешивается в дела государственные, политические, заявляет, что нужно освободить Красную площадь от захоронений?»
Я говорю, что это его позиция, он может выражать мнение, как любой гражданин. «Но он же Патриарх!»
«Ну и что же, что Патриарх, ои же не предписывает, не указ издал, а просто высказался. Церковь отделена от государства, но не от общества».
Далее я немного смягчил: «Я конечно не хочу представлять в чёрном свете всё, что было до 91 года. Все мы учились в школе, у нас были хорошие преподаватели. Я помню всё доброе. Но главное – это то, что было безбожие, а это корень всех наших бед».
Это был Петренко Владимир Сергеевич, главный идеолог Алтайского края, первый коммунист Алтая, директор школы, лучший друг Войтовича, по словам Игнатия.
«Что Вы как протопоп Аввакум, – сказал Петренко, обратившись к Игнатию, и что-то процитировал из его жития, как бы отшутился, – да, я знаю, что Вы такой человек».
За всё время существования лагеря не было ни одной эпидемии, ни одного несчастного случая. Никто не утверждает, что был наказан несправедливо. Некоторые приезжают ежегодно со времени начала функционирования лагеря.
Темы поучений Игнатия могут быть самые разнообразные: птицы прилетели, бык бодался, цинизм и любовь и т. д.
Самая главная ошибка, которая совершается повсеместно, это, по словам Игнатия Тихоновича, неправильный вход в церковь. Он специально интересовался – в такой-то епархии окрестили за определенный период 12 тысяч человек и 506 венчали, а потом почти никто из них на службы не ходит.
Игнатий совершенно выпадает из всех определений, не вписывается ни в какие рамки и не соответствует никаким ограничениям. Это явление, не подверженное никакой классификации, целый материк, феномен. Вундеркинд, энциклопедические знания. Для него идеал – первохристианство, но в то же время он строго выступает за хранение канонических норм в церковной жизни, за благоговейное поведение на службе. Он не может себя сдержать, когда видит какие-то недостатки, пороки в церковной жизни, в частности возмущается тем, что священники не учат народ, что слабо слышно слово Божие, проповеди однообразные. Что в центре проповедей не стоит Христос, Его благовестие, спасительная миссия.
«У них часто всё сводится к примерам из жизни, – говорит он о священниках, – и потому у них теряется сердцевина христианской жизни, нет проповеди о Христе, распятом и воскресшем».  Поэтому он не сдерживается. Но когда тот, кого от обличает, попадает в беду, то Игнатий выступает, часто в одиночестве, в защиту этого человека. Так было с упомянутым о. Николаем Войтовичем, когда его стали обвинять в аморальных поступках. Игнатий встал на его защиту, хотя для него Войтович – олицетворение всех недостатков и компромиссов в Московском Патриархате.
Игнатий может часами плакать в ограде церковной о чем-то. «Дайте народу Евангелие, допустите народ Божий к Богу!!»
Когда он что-то говорит своим зычным голосам, священники уже знают, не видя его, и реакция – милицию вызвать  и т. д.
Самое печальное, по мнению Игнатия, это то, что священники, которые укоренились в церковной жизни за советские десятилетия, просто считают, что всё нормально, не знают, в чём каяться, в чём измениться. И это, считает он, – самое трагичное.
Игнатий, помимо того, что я перечислял, то есть знания нескольких языков, изучения в течение нескольких лет Библии по 10 часов в сутки, надиктовывания на сотни кассет творений Иоанна Златоуста – 12 томов, и «Архипелаг ГУЛаг» Солженицына, ешё и прекрасный печник. Он изготовил сотни печей в Барнауле и в деревне, причем это печи первоклассные, без деформаций, идеально действуют.
Он настолько даровитая личность, что схватывает налету всё. В частности, там в лагере был молодой человек, глухонемой от рождения. Крупный, гармонично развитый, прекрасного телосложения, и при всем этом вместо речи – детское мычание. А Игнатий – невысокого росточка, крепыш, но как бы хиленький. Мне он говорит: «Отец, ну что это у тебя?» – по животу мне стучит. Я говорю: «Анолойчик заработал». «Ну что ты как баба беременная ходишь?» – он не стесняется в выражениях, для него не существует авторитетов епископ это или Патриарх, всё говорит прямо в лицо, что думает. «Человек должен есть столько, сколько ему нужно для поддержания жизни, чтобы всё перетапливалось в процессе работы. Для этого пища и предназначена. А когда мы сходим в одно место, и там жир выходит непереработанный, то получается нелепость в нашей жизни, мы потребляем не для поддержания жизни, для работы и т. д., а всё это превращается в шлаки. А у меня, – говорит Игнатий, – ничего не выходит, всё перегорает».
И вот с этим глухонемым, Игнатий – со всклокоченной бородёнкой, аристократической залысиной, в галифе потёртом с пятнами и в сапогах, к сожалению нечищенных, так как он игнорирует некоторые бытовые стороны жизни, лицо с чисто русской краснотой, розовенький нос – настолько наловчился говорить на языке глухонемых, что просто удивительно. Я думал, что это простейшая система, можно на пальцах всё объяснить. А Игнатий говорит мне: «Отец, твой знак для глухонемого имеет 5 значений, он теряется; это только кажется, что можно всё на мимике изобразить, на самом же деле это чёткая система знаков, не просто жесты, махания. Это предложения, слова».
И было так интересно наблюдать: глухонемой едет на велосипеде, появляется на горизонте, а Игнатий со мной возле пруда. Тот ему одной рукой что-то показал, промычал, Игнатий ему что-то тоже прокричал, и мне потом комментирует – вот, он поехал на поле, там стадо, сейчас он нам пригонит отару овец. Несколько знаков, а такое содержание.
Игнатий говорит, что мимика человека отражает его внутреннее состояние, можно определить – и для этого не нужно быть психологом – какие-то тайные страсти, пороки. По движению век можно определить, что человек, скажем, блудник.
 Для Игнатия аксиома то, и это при всей его кондовости, старообрядческом происхождении славянский язык – это тупик; выступает за русский язык в богослужении. Он считает себя самым несчастным человеком, потому что он не слышит слова Божьего в храмах на русском языке, его это убивает. За 36 лет проповеди своей он общался с тысячами людей, и почти все ему говорили, что когда мы приходим в храм, мы ничего не понимаем. Этот языковой барьер блокировал вход в церковь многим людям, считает он. Для Игнатия священник, который не учит, это идол безгласный. Если мы умиляемся пением, украшением храмов, то Игнатий считает, что это не нужно, нужна прежде всего живая вера, нужно максимально всё упростить, а наша беда в том, что мы восприняли всю эту византийщину, по его словам, ферапонтовщину, пo-Достоевскому. Нужно чтобы всё было более просто, без нагромождений. Можно с этим спорить, – но это мнение Игнатия.
Я провоцировал Игнатия на то, чтобы он выражал своё мнение, давал характеристики людям, которых мы широко знаем. Вот, например, отец Амвросий Юрасов. Он сам алтайский, и бывал у Игнатия 2 или 3 раза. Приезжал на своём «джипе» из Иваново на Алтай. «Да, – говорит Игнатий, – о. Амвросий приезжал ко мне. Однажды приехал ко мне, я его прочистил хорошенько. Потом он не приезжал 7 лет. После приехал. Я его спрашиваю, почему так долго не приезжал, а он отвечает: «Игнатий, я тогда был у Вас 3 дня, так этого мне на 7 лет хватило, информации и общения с Вами».
Я спросил, как о. Амвросий ведёт себя, когда бывает у вас. Я просто знаю о. Амвросия, какой он обаятельный, все его сразу слушают, проникаются к нему. Игнатий говорит: «Никакого влияния на меня он не оказывал, для меня это простой гость, я чту его сан, беру благословение, но его чары на меня не действуют. Он у меня здесь ходит тише воды и ниже травы. Ходит, всё записывает, слушает, не возражает. Как-то приехал ко мне с двумя послушницами из монастыря. Я утром встаю, – говорит Игнатий, – и вижу картину. Сидит о.Амвросий, а у него волосы ниже пояса, такие густые, и они его чешут. Это что, говорю, здесь такое, и как прочистил этих двух монашек. Амвросий тоже как-то стушевался. Чтоб этого больше здесь не было, говорю. И больше это не повторялось».
«Да, о. Амвросий имеет доступ к сердцам, – продолжает Игнатий, – но вот я читаю его книги, и говорю ему: “Отец, ну где ты берешь все эти побасёнки? Ты давай Слово Божие людям, Писание, а ты на побасёнках хочешь в Царство Божие въехать. Тебе всё охота пооригинальничать”».
Игнатию удалось побывать в Америке. Он пробыл там несколько недель, проколесил всю Америку, получил от митрополита Виталия официальный документ, что ему благословляется проповедь Слова Божия для укрепления веры. Игнатий очень гордится этим документом, потому что он единственный мирянин, получивший от митрополита такой документ. У Игнатия есть работа, в которой он на основании правил и Писания дает апологию того, что мирянин имеет право и должен проповедовать, это отнюдь не только миссия священнослужителей И вот будучи в Джорданвиле, в центре Зарубежной Церкви, он там прочитал доклад на тему «Будущее русской эмиграции и будущее России» на основании Писания и Святых Отцов. По его словам, никого там так не встречали, с таким вниманием, как Игнатия с его докладами.
Игнатий, являясь формально членом Зарубежной Церкви, не идеализирует её, считает, что из всего, что имеется в наличии, это лучшее. Он не жалует ни старообрядцев, ни, особенно, Московскую Патриархию, зарубежники для него более светлое пятно, хотя он их тоже обличает, и говорит им: «Вы ничем не отличаетесь от Московской Патриархии, те же самые недостатки и у вас, и если бы вы остались здесь в России, то в 30-е годы были бы такими же угодниками советской власти. Не ваша заслуга, а воля Божия, что вы оказались за рубежом».
И вообще говорит, что для зарубежников ты хороший, свой, если поносишь Московскую Патриархию. У них те же безобразия в храмах, нет отделения от мира, торговля в храмах, те же не совсем прилично одетые в храмах и т. п.
Игнатий против восстановления порушенных храмов. Время, дескать, коротко, а мы увлеклись позолотами, широким строительством, а души в пренебрежении. Нужно, чтобы всё было скромно, просто, и прежде всего – надо души восстанавливать. Это, конечно, можно оспаривать, это отдаёт максимализмом.
Каноническая деталь – он говорит, что священник обязан дать епитимью кающемуся грешнику, а сократить имеет право только на одну треть в процессе его исправления. Я об этом слышу впервые.
При всём его свободолюбивом отношении к службе он считает, что у нас слишком длинные службы и нужен русский язык, он строго хранит пост. И в лагере, в деревне в этом плане у них строго. Тут опять какая-то непоследовательность – и там, и там святоотеческие наставления и устав церковный, но устав о службе он соблюдает нестрого, а о посте строго. Например, он ссылается на правила, что в период поста в качестве послабления болящему можно давать только вино и елей, и не более того.
Игнатий говорит: «Я чувствую, что есть некое разделение во мне. Как христианин, допустим, я однозначно против смертной казни, против того, чтобы брать оружие в руки, против присяги – это всё вопреки Слову Божию. С другой стороны, как гражданин я против всяких амнистий, и за то, чтобы всякие там садисты были уничтожены».
Игнатий относится в какой-то степени положительно к тому, что произошло в октябре 1993 года. Он считает, что власть политическая, советская таким образом сошла со сцены. Да, говорит, во мне есть всякие антиномии, противоречия. Допустим, я не считаю крещение обливательное крещением, но у священника, крещёного обливательно, благословение возьму я чувствую, что благодать на нём есть. Или вопрос о вечности мучений. Да, так написано, но, во-первых, вечность понятие относительное, в Ветхом Завете есть пример, когда говорилось о вечности, а на самом деле время было ограничено. Я, говорит, не могу принять душой, не могу понять, кому нужны вечные страдания – Богу, Ангелам, людям? Я понимаю сто лет, тысячу лет наказания, но почему вечно, это не вмещается в моё сознание. Он говорит то, что думает, хотя это ересь оригенизма, осуждённая Церковью. На основании Слова Божия св. Феофан Затворник пишет, что нужно буквально понимать Писание в этом вопросе. Игнатий говорит: «Я это знаю, но говорю, как я чувствую, не могу это принять сердцем».
«Если бы Патриарх Алексий к нам приехал, – говорит Игнатий, – приняли бы по первой категории. В принципе я бы ему рассказал обо всех недостатках. Я ему писал на эту тему».
О славянском языке отзывается агрессивно, называет его церковной «феней», повторяет игумена Иннокентия Павлова, который это как-то сказал. И Игнатий в этом плане тоже несдержан в словах.
Я, говорит, прочел более десяти раз все 12 томов «Житий святых», – не просто прочел, а классифицировал, составил симфонию ко всем 12 томам, прочел шесть раз всего Златоуста – 12 томов, Добротолюбие, не просто прочитал, а наговорил на магнитофон, и кассеты пошли во все концы Союза.
«Я считаю, говорит Игнатий, – что богослужением должна быть вся жизнь, и не могу свести молитву к рамкам богослужения. Вот иду по полю, вижу – птица поёт, я останавливаюсь и начинаю молиться, славить Бога, своими словами; или солнышко садится». Хотя регулярно посещает все службы, исповедуется, причащается на этом приходе.
Считает, что акафисты должны не просто повторяться, «радуйся!» в разных вариантах, а акафисты должны быть посвящены астрономии, архитектуре. Для меня, говорит, самый лучший акафист – это «Слава Богу за всё!», составленный священником Григорием Петровым в лагере незадолго до расстрела его. Акафист на русском языке.
Я говорю: «Как Вы думаете, Игнатий, есть ли какая-нибудь надежда, даже слабая, на сближение со старообрядцами, или может быть даже объединение?»
«И тысячной доли нет вероятности, что это может произойти. Но прощение мы должны просить, за то, что мы гнали и пролили кровь. Это будет хотя бы разрядкой».
Петр I для него – это вообще антихрист, который повернул всё на западный лад, разрушил национальные устои.
О Пушкине: христианская кончина, омыл кровью свои прегрешения.
Старообрядцы: очень замкнуты, обидчивы. У них одна тема: Никон, такой-сякой. Служба закончилась у православных пораньше, чем у них, они тут же: «++вон проклятые никониане пошли, а мы молимся ешё». Всё сводится к тому, чтобы ругать Никона, и к тому, что старообрядцы более истовые, а у никониан всё плохо. Вот всё богословие: «переходи к нам» и «неленостно посещайте храм». Пример – таёжный тупик. Психология людей – Карпа и Агафьи, найдённых в тайге. Когда столкнулся Карп с геологами, что он им говорит? «Что, опять война была германская? Это всё Петр виноват, а до него Никон. Петру проклятие, он с немцами якшался». Даже после десятилетий оторванности от мира, не зная о войне, но услышав, что война была, его реакция – всё идёт от Петра и от Никона. Вот такая психология людская.
Спрашиваю:
- Католики – еретики?
- Еретики, потому что они папу обожествляют.
- А старообрядцы?
- Те раскольники, у которых нет священства. Но молиться с ними можно, потому что во многом том, что произошло, виноваты мы.
Вот такие представления. Я говорю ему: Игнатий, ну что же у Вас какая-то нецельность жизни. Что за икона висит у вас в трапезной? Какая-то картинка Божией Матери, которую в поездах продают, какое-то католическое изображение. Если у вас такая строгость во всем, почему в иконописи вы допускаете такие вольности?
Вот его ответ:
- Я почитаю икону, у меня много икон, но я не разделяю живопись от иконописи. Не нужно придавать этому много значения, вера, и это – главное, от слышания. А заниматься всеми этими пропорциями, фонами, линиями – это всё отвлекает. Я говорю:
- А как же решение Стоглавого собора о том, чтобы писать иконы, как писал Андрей Рублев «Троицу». Вот эталон на все времена.
- Это не Троица, – говорит он, – это Ангелы.
У отцов есть такое толкование, что это два Ангела с Господом.
В храме у них тоже иконы живописные и иконописные, нецельность. Я стал говорить ему: «Игнатий, смотрите, икона иконописная – какая одухотворённость, глубина» – ну как обычно я говорю. А он мне: «Отец, ну что так изображать Богоматерь? Такую, что даже жутко становится. Тёмный лик престарелой женщины,» ведь согласно преданию это была 15-летняя девушка, когда от неё родился Спаситель. Или например «Спас – ярое око». Я не понимаю этих икон, моя душа не принимает эти иконы. Тёмные, суровые. Для меня Спаситель – это любовь, радость, красота, а это всё – пугающее».
Детей не нужно мучить долгими молениями, не нужно слишком многословить на Богослужении.
Мне говорит: «Отец, не переходи к старообрядцам. Там смерть. Перейти к ним – это было бы хулой на Духа Святаго. Тогда нужно всё перечеркнуть, отречься от Иоанна Кронштадского, и от всех Святителей, бывших после разделения. А мне перейти – это значит, что нужно пресечь проповедь, живое слово, быть в подчинении настоятеля, который не знает Писания».
Для него войти в это русло старообрядческое, в эти рамки – это значит себя засушить, загубить свои таланты. Только поклоны бить, и никакой живой деятельности.
Не нужно думать, что в общении с Игнатием все темы были только обличительные, критические. Игнатий часто отвлекался на лирические темы – скажем, природа: «Жил я на Камчатке, жил в Иркутской области, в Средней Азии, в Латвии. Но лучше всего природа здесь, на Алтае. В Латвии сыро, гнилой воздух. А здесь я радуюсь, здесь родина моя».
Я приводил разные аргументы за славянский язык, Игнатий их опровергал. Красота, возвышенность – какое они имеют значение, если не понятен смысл. Славянское единство – все славяне служат на нём. Ну и что же, что они у нас часто бывают, или мы у них?
Игнатий иронично говорил: «Отец, ну что же ты не пострижешься, ходишь лохматый, кресты там какие-то навешаны т.е. параман монашеский, зачем слишком много внешнего такого?»
Я говорю: «Ну, Игнатий, мы же монахи, священники – должны как-то отличаться, как назореи, посвященные Богу».
«Это было только для Ветхого Завета, отец, нигде не сказано, что это нужно для Нового Завета».
Я был очевидцем события. Кончилась служба утренняя,.. Игнатий набросился на брата своего, священника Иоакима: «Отец Иоаким, ну что же сегодня пять человек опоздали на службу! Надо начинать ровно, минута в минуту. Ты начал не вовремя, люди опаздывают, я вынужден им внушать. Он обычно стоит у дверей, как коршун, и если человек опаздывает на службу, то нужно постоять вне до «оглашенные, изыдите!», и только тогда могут войти в храм, а оглашенные в это время все выходят из церкви. А брат тоже недоволен тем, что Игнатий ведет себя слишком строго, какое-то прямо буквоедство. Но Игнатий не слышит, твердит своё: нужно вовремя начинать.
Игнатий был в Барнауле. Это была епархия Новосибирская, там был 13 лет архиепископ Гедеон, нынешний митрополит Ставропольский. Игнатий очень часто с ним общался. Архиепископ ему говорит: «Игнатий, я за Великий пост по твоим кассетам прослушал четыре тома Златоуста. Хожу в саду, слушаю запись».
Игнатий говорит ему: «Владыка, священники не проповедуют, нет живого слова. Идите к народу. Несите Живое Слово в народ, идите как добрый миссионер». Он ему: «Игнатий, ну что ты, куда мне с таким брюхом?» – добродушно реагировал. Но когда Игнатий его допекал, тот «метал гром и молнии».
Когда Игнатий уезжал, Владыка говорил священникам: «Лицемеры вы, только один человек мне говорил правду в глаза – это Игнатий».
Однажды он сильно смутил Игнатия такими словами. Игнатий говорит: «Владыка, вот говорится у Василия Великого то-то и то-то, а у нас в храмах не исполняется. Монахи живут один на один с монашками в отдельно доме». А Владыка ему: «Игнатий, ну кто такой Василий Великий? Такой же мужик, как и мы». Вот это возмутило Игнатия до глубины души, такие слова из уст епископа.
Обращаясь к прихожанам храма, я сказал:
«Всё, что я говорю вам, как видите довольно остро. Но я просто хочу воспроизвести вам образ человека, который влияет на миллионы людей, известен в масштабе России: тысячи кассет, публикаций, кинофильмы про него показываются. Это явление нельзя игнорировать. Можно принимать далеко не всё; я с ним спорил по многим вопросам, но это целое явление, поэтому важно иметь представление о нём, и провести правильный анализ того, что он говорит, отсеять рациональное зерно от того, что для нас неприемлемо».
Особенно на Игнатия подействовал один фильм «Иуда бен Гур». Он кстати очень любит фильмы, в том числе западные на религиозную тематику, считает, что это хорошо. В том фильме не было артиста, играющего Спасителя. Там идёт рассказ о жизни первохристиан, и вот в такие моменты ключевые появляется как бы фигура Спасителя. Сделано, по мнению Игнатия, прекрасно.
Во время нашего общения он неоднократно сыпал стихами.
Когда он говорит о Писании, в его словах звучит пафос, вдохновение. «Слово Божие – это молот, наковальня, а у нас – преснота, нет взлёта, поэзии. Я по 10 часов годами читал Писание, не мог оторваться от этого источника воды живой, умилялся, радовался, в нем пребывал; мне не нужно было ничего другого, только Писание. А мы не чувствуем, не любим, в нас нет огня».
 Как харизматик, он этими словами зажигает сердца людей, кто-то начинает плакать.
Но я более критически, хладнокровно воспринимал его, хотя какие-то струнки он задел и в моём сердце.
Игнатий все делает своими руками. Он живёт в хижине-полуземлянке, и ешё у него есть каланча, трёхэтажное строение на столбах, деревянная, так называемая «балерина» – аббревиатура, которая расшифровывается: Башня-Летняя-Резиденция-Игнатия-Начальника. Это вышка с лесенкой, там голубятня, жилище – лежанка за занавеской от комаров, книги, статьи, работа. Я всё это рассматриваю, а он в это время мне что-то говорит, по мозгам. Потом он и говорит: «Когда я говорю, ты не читай, слушай». А потом: «Полюбился ты мне, игумен, оставайся».
Вообще он чуть не прослезился, когда я уезжал. Искренно просил прощения. Я же, так сказать, терпел все его выходки, всю его критику.
- Католики – еретики, но это Церковь, она имеет трёхчинную иерархию.
- А Московский Патриархат – Церковь?
- Церковь, но смертельно больная.
- А старообрядцы?
- Поповцы – Церковь. Я признаю их священство; а беспоповцы – нет.
Наиболее чистые из всех для него – это зарубежники. Особенно высокое его мнение – о митрополите Виталии. Таких проповедей, как у митрополита Виталия, Игнатий больше нигде не слышал. Как он молится! Возвышенно отзывался о нём.
Самый любимый святой – Златоуст.
Еврейская тема: конечно, мировой заговор, сионизм, масонство, протоколы – это всё реальность, действительность, и отвергать всё это нельзя. Но гнать евреев нельзя. Если мы будем гнать евреев, то будет адекватная реакция. А то что нас гонят в республиках, это так нам и надо, мы допекли всех.
Как же, мы же настроили заводов в Прибалтике?
А лагеря, Сибирь, каторга? – это всё бумерангом на нас, это важнее, чем заводы в Прибалтике. Мы причинили столько бед этим народам, поэтому это всё аукается нам теперь. Нечего возмущаться, сами виноваты.
Вот я был в Латвии, я выучил язык за полтора месяца. И меня латыши на руках готовы были носить. Ну, а массам трудно было выучить язык? Ни стимула, ни учебников не было? Нет, сами виноваты, нужно было учить язык.
«У меня настолько развито воображение, – говорит Игнатий, – что я как бы чувствую запах крови, когда описывается битва. Всадники Апокалипсиса. «Встань, солнце!» Иисуса Навина. Реально вижу и чувствую это.
Когда читаю «Жития Святых», то я чувствую, как они страдают, как их мучают, на костре сжигают, и когда записывал кассеты, то просто изнемогал, потому что всё чувствовал на себе. Спал при этом только два с половиной часа. Меньше не мог, организм не выдерживал.
 Проповедовал у баптистов-пятидесятников по 8 часов, менялись аудитории».
Десятки вопросов были обсуждены с Игнатием. Например, что чувствуют смертники? Дело в том, что Игнатий единственный из мирян имеет доступ к приговоренным к смертной казни в Алтайском крае.
«Я не имею этого дара, определять, что чувствуют люди», – ответил он. И рассказал мне такой случай.
Один корреспондент пожелал узнать, что чувствуют смертники. Недельку пожить в камере приговорённого. С прокурором договорились устно. Попал он в эту камеру, вжился в образ, в обстановку, конечно, скрыл, что он журналист, и для какой цели, как будто он тоже смертник. Потом ему приносят газету, где написано, что прокурор скончался скоропостижно. Никто в мире не знал больше об этом тайном договоре, о том, что такой эксперимент проводится. Проходит неделя, вторая, третья, месяц прошёл, вот уже громыхают ключами, чтобы вести на расстрел. Никакие аргументы не принимаются, «извините, я здесь случайно» – расценивается, что человек помешался в ожидании смерти. Всё, никаких. Он уже изнемог в своих попытках оправдаться, решил, что всё, доигрался. И привели его к прокурору живому. Седого. И говорит ему прокурор: «Ну, что, познакомились?» – «Да». – «Ну, всё. Лучше, чем таким образом, Вы никогда не поймёте ощущения смертника».
Одна из основных тем Игнатия – торговля в храме не допустима. Он открывает книгу правил, 76 правило 6-го вселенского Собора. Смысл такой, что недопустимо в храме и на территории торговать. Нигде в правиле не говорится об исключении, послаблении в случае необходимости. Не скрою, что под влиянием Игнатия я резко ограничил торговлю в храме: во время богослужения она полностью прекращается, всё просто убирается дабы и рассматриванием не отвлекать.
Игнатий собственноручно несколько библиотек организовал. Об этом была заметка в газете. Он договорился с администрацией полиграфического комбината о том, что будет брать отходы бумаги и эту бумагу реализовывать. И в течение нескольких лет ровно в 6 утра приходил мужичок, который брал несколько десятков килограмм этой бумаги и разносил по местам заключения, по детским домам.
Бичевал сергианство, то есть их политику компромисса, угодничества перед властями. Он говорит, что сергианство – это явление апостасийное, предантихристово, когда Церковь теряет свою независимость, соль, когда идёт в услужение сильным мира сего, и когда всё оправдывается. Это значит, что мы подошли к краю пропасти.
Вообще, говорит, в храмах Патриархии нарушается 57% всех канонических правил, а у нас – ни одного. Мы всё это отсекли – торговлю в храмах, нестрогое оглашение, брадобритие. Я говорю: «Игнатий, открываются храмы зарубежные, зачем нужен этот раздрай?» Он считает, что это естественно.
А паствы должно быть у священника не более 50 человек, это оптимально. В лагере не больше 80. Если больше – это уже потеря контроля, всё расползается. Оптимально для качественной работы – 50 человек, чтобы знать все нюансы, обстоятельства жизни, слабости, немощи. А так – огромные массы, нет фиксации членства в приходе – это всё аморфные образования, тут не может быть качественной работы. А ешё лучше – не больше 30.
«Я всегда молился о крушении тоталитарного режима, и никогда не молился о властях и воинстве».
«Игнатий, а как же мнение епископа, вы что, игнорируете?»
«Отец, для меня авторитетов нет. Мнение епископа – писк комара. Главное – правило. Не исполняешь – ты для меня не авторитет. Главное – Писание, святые отцы, канонические правила. А то, что нарушали раньше, до Никона, в Древней Руси, в Петровской Руси, в начале XX века – это для меня не пример. Нарушение есть нарушение, когда бы и от кого бы оно ни происходило, главное – правило, а нарушитель есть нарушитель».
«Баптисты – еретики, но у них много хорошего. У нас истина, а у них – жизнь. Нужно соединить достоинства и моменты светлые и положительные. У нас истина, но как бы всё законсервировано и не работает в должной мере, а там ересь конечно, отрицание икон, святых, но есть жизнь, знание слова Божия, миссионерская работа, молодёжь и т. д.». Вот такая мысль прозвучала.
Когда он постучал мне по животу, я ему говорю, что это всё по болезни. Я мяса не ем.
- Отец – эти явления от беспечности и многоспанья. Необязательно от переедания.
Однажды у Игнатия сердце схватило. «Жена плачет, даёт таблетки, а я не беру, валидол даже. Нужно выспаться и пить воду с мёдом. И всё прошло».
Но однажды он попал на операционный стол. Когда его на стол положили, он сказал: «Меня оперируйте без обезболивающих препаратов. Я хочу как Спаситель мой на кресте, пострадать». И когда его оперировали, он проповедовал студентам-медикам. Ну где вы такого ешё человека встретите?
 «Отец, не верь, когда о мне говорят, что я не признаю молитв за умерших. Я умру, молись за меня». Несколько раз это мне говорил, когда мы были на их местном кладбище.
«У нас в деревне сухой закон, но когда бывают свадьбы, мы празднуем их очень хорошо, бывает вино, но танцев нет. Поют только божественное». Хотя на костре были и светские песни.
«Я – жизнелюб, люблю природу, работать, люблю людей».
«Игнатий, а почему у вас тут не чувствуется патриотизма, всё космополитично, идеологии патриотической нет».
«Ну пошли, говорит, по деревне, посмотришь нашу идеологию!»
Вот огород, своим горбом – всё ровно, ухожено. Пруд – сами рыли, плотину делали, говорили, что не выдержит, но выдержало всё. Амбар, ангар, церковь».
Пошли по домам. Там хозяйство, свинарник, несколько десятков свиней. Я чуть не упал в обморок от запаха.
То есть люди работают, трудятся. «Вот наша идеология не на словах, а на деле». Не хочу, говорит, умирать, хотя чувствую приближение конца. Ему только 60.
Я говорю: «Игнатий, а как же вечность, награда, обители райские?»
«Я не имею опыта той жизни, а здесь хорошо в Божьем мире – птички, лошадки, овечки, голуби».
Баня там у них самодельная. Всё от земли, из подручного материала, никаких дотаций от государства ни на лагерь, который функционирует 26 лет, ни на строительство деревни.
- У нас полное самообеспечение.
- Игнатий, кризис, народ бедствует, зарплату не платят.
- Никакого кризиса не признаю. Всё есть под руками, воздух, вода, трудись, молись, никакого кризиса. Вот мы продукты запасли, дрова – никакого кризиса. Нам нужно только соль и спички. Всё это выдумки, недоразумение, нытьё – надо работать, все возможности есть Это всё от нашей бездуховности.
 Игнатий, вы на массу работаете, или индивидуально? У вас есть понятие о «ключике» к каждому человеку?
Да, говорит, и к тебе я нашёл ключик.
- Вот, говорит, муравейник. Его разрушили, уничтожили, а я его восстановил, оградил. И таких примеров – десятки. Вот теория – своими ручками сделано всё.
Одно из самых моих сильных впечатлений в жизни – жизнь в Потеряевке и общение с Игнатием.
 Исключительно одарённая, богатая духовно личность, постоянно открываются новые и новые грани. Ежедневно общаешься с 5 утра до 9 вечера, и каждый день неповторим. Десятки новых примеров, никаких повторов, никакой скучноты – новые краски и грани.
Спрашиваю: «А что же у вас лестовок нет в храме, подручников?»
Он говорит: «У меня дома есть. А в храме я считаю, что всё это не очень нужно. Не нужно лишних сложностей».
Опять говорит: «Я скоро умру. Не могу жить вполовину, только с полной отдачей, в полную меру. Хорошо на Божьей земле».
И опять стихи какие-то прозвучали.
Лазили с ним по голубятням раза три.
Такая сценка: у матушки его брата Иоакима сестра больна болезнью Дауна. Заходим мы с ним на этот двор, где матушка с сестрой живут. Сестра эта работает на огороде. Блаженненькая такая, чистая, но немного капризная. Игнатий подошёл к ней, обнял, по головке погладил. «Дядя Игнатий, я тебя очень люблю!» Хотелось это сфотографировать.
На тему мальчики-девочки.
В лагере детском купание строго отдельно. Вначале мальчики, приоритет всегда мальчикам. Подчеркивается, что мужчина – это всё, женщина – второй разряд. Мальчики – воины, будущие священники. Вот закон Божий, никакой эмансипации.
Каждый раз после завтрака, обеда бывает разбирательство недостатков, анализ событий дня. И вот он спрашивает: «А что это у вас за игры появились странные: казаки-разбойники? Мальчики хватают девочек, те смеются, им это нравится. Прекратить! Девочки у нас неприкасаемые. Никаких игр с такими моментами». Отсёк.
Наказание – не купаться какое-то время. Очень воздействует.
Игнатий несмотря на то, что он такой жилистый, подвижный, у него повреждение позвоночника. Утром он переворачивается на постели, потом сползает на колени перед кроватью, для того чтобы встать. Деформация позвоночника.
Не употребляет мяса, вина вообще; не употребляет сахар и соль в отдельном виде, этого не бывает на столе никогда.
За всё время существования лагеря в нем побывало 2500 человек. Одна женщина была 18 лет подряд в этом лагере, уже с детьми приезжает. Некоторые женщины стали жёнами священников.
Главное – подход к человеку как к личности. У Игнатия нет сюсюканья с детьми, он говорит всегда серьёзно, прямо с людьми любого возраста. У него нет возрастного подхода. С детьми надо серьёзно, как со взрослыми, считает он. Главное – живая нестандартная любовь, и они это чувствуют. В этом секрет нашего успеха.
Ещё из наставлений Игнатия детям:
«Вы садитесь за стол – ложку почерпнул, изо рта она должна выходить чистая. Если что-то выходит – ложку чайную даем. Не надо издевательства над природой. Есть определенные правила – дым всегда идёт вверх, а вода – вниз, и мы должны к этому приспособиться.
Когда человек бывает печальный, говорят – депрессия; верующие говорят – уныние. А я отвечаю на это простым словом, я для себя сам это вывел – от плохо сделанной работы. Все удивляются, как ты просто сказал, святые вон как мудро сказали, а ты так. Да, просто, топорно. Плохо молишься – отсюда уныние. Плохо работаешь, плохо встаешь. А почему? Вот вы вечером долго не можете заснуть или быстро засыпаете? Сразу. Мне не надо ходить и кричать в 12 ночи: «Валерка, домой!» Вы только у меня ноги дотащили – все сразу уснули. Здоровый, крепкий сон. Когда сна хорошего нет – это мучение для человека.
Поэтому на душе должно быть спокойно, вечером попросили друг у друга прощения, два часа после еды прошло, больных никого у нас нет, непослушных мы изгнали. Немедленно. У нас фактически костяк установился, теперь мы можем только трудиться, помогать друг другу и ждать приезда гостей.
Мошка полетела – холода не предвидится. Пока летают ласточки внизу – это значит давление давит мошку, она летает внизу. Мошку не видим, давления не замечаем, а ласточек видим. Как ласточка поднялась к верху, это означает – готовиться к прояснению, ясной погоде. Давление ослабло, мошка поднимается кверху, ласточки ловят мошку. Замечайте природу, как и что.
Так, платочки. У кого нет? Ну, молодцы. За стол садимся в молчании.
Итак, выход только один – вернуться к Евангелию, взять в руки эту Божественную книгу и сказать: «Если Ты, Господи, будешь меня по ней судить, то значит, по ней надо жить, и с этим мандатом я явлюсь перед Богом. Откуда известно? – Евангелие от Иоанна, 12 : 48. Христос говорит:«Я вас не сужу. Слово, которое Я говорю, Оно будет судить вас в последний день». Если Оно нас будет судить – любой вам ответит, даже не юрист – то по Нему надо поступать. И к словам Божиим ничего нельзя прибавлять. ИзПритчнй Соломона 30 гл. 6 стих: «Не прибавляй к словам Его, чтобы Он не обличил тебя и ты не оказался лжецом». Откровение 21:27: «Участь лжецов – в озере огненном, это смерть вторая». «Так что, совсем лгать нельзя?» – «Нельзя». – «Узкие врата ведут в вашу общину». – «Да, это по образу небесному».
Игнатий вспоминает детство.
Отец был контуженный на войне засыпанный там, ему руку оторвало. И вот он рассказывал, как жили при единоличной жизни, как пришли оглоеды – коммунисты. Как раскулачивали, отнимали. Отец говорит, и забудет, что я рядом. Пять лет ребёнку – я сижу сзади него и плачу. Вообразить нельзя, как всё это было для меня тогда. Эх, вырасту, я им отомщу, всегда думал. И вот пасу – ребятишки сейчас пасут – скучают, а я не скучал – у меня с собой целый арсенал ножей был, я их метал и метал. На коне скакать, прыгать, по деревьям лазать – одну веточку если достану – я уже на макушке буду. Сколько раз срывался. У меня несколько ружей было, и везде патроны подоткнуты были, где бы я ни выскочил – в окно, в двери. Собака дрессированная рядом. Ложусь – под ногой и возле головы – нож, топор и ружье. Я в руки им никогда не дамся живьём. И так себя готовил. Себя резал, стоя спал. Всё учился делать. Готовился народным мстителем быть. Песню услышу про «Орлёнка» – представляю всё о себе, что в революцию я был бы в армии Колчака и умер бы вместе с нашими патриотами белыми, чтобы эта мерзость коммунистическая даже не водилась.
И какое счастье, что встретилось мне Евангелие, Христос на пути. Мне как-то брат Иоаким говорил, что если бы ты к Богу не обратился?! Мы же все за тобой шли.
Я с детства был наделен такими качествами, которые не приобретают – это качества лидера. Теперь я узнал, что существуют эти шесть качеств, выделенных специалистами, а я их как будто от рождения имел.
1 Воображение. Представлять до конца цель, преграды, средства необходимые. Чётко поставленная цель.
2 Знание. Абсолютно точно знать, о чём говоришь, должен быть вооружен знаниями.
3 Умение, что делать, уметь это выполнить.
4 Решительность.
5 Беспощадность ко всякому разгильдяйству.
6 Привлекательность образа. Руководитель – всегда в центре, хотя его может быть и не видят.
Когда люди начинают завидовать и что-то говорят, я вспоминаю стихотворение Горького Горький писал ешё и стихи, целая книжечка есть, не только проза. И вот он, обращаясь к завистникам, говорит:
А вы на земле проживете,
Как черви слепые живут,
Ни сказок про вас ни расскажут,
Ни песен про вас не споют.
Путь мой был только один, другого пути даже не предвиделось. Ни на какие компромиссы идти не мог. Помню, брат старший что-нибудь начнёт говорить, и скажет неправду, чтобы выгородить себя, я не морщась стою, у меня с открытых глаз слёзы текут. Настолько мне было больно и обидно.
И когда я понял всю эту официальную ложь, статистику, можно понять, какая у меня в душе происходила борьба. Поэтому, когда я прочитал «Отверженные» Виктора Гюго, запомнил, что Жан Вальжан говорит: «Не было цели другой, как спасти не жизнь свою, но душу». Слово «душа» было для меня сакральное. Оказывается, её можно спасти. И это я узнал только после армии, когда в руки попало Евангелие, и не где-то, а у пятидесятников.
Если бы священники сказали, в мои годы-то, на 20 лет раньше я мог бы ко Христу прийти, хотя пришёл в 22 года. И не блукал бы, не ходил столько времени в поисках истины. А так, не перейдя к сектантам, я остался совершенно одиноким в православии. Веру заложили, но не Евангельскую, а старообрядческую, в Страхе Божием – Бог накажет, будешь мучиться в аду. Это великое дело – иметь страх Божий, но это не всё. Начальная стадия. Никто мне не рассказал о любви Божией, что за меня умер Христос, страдал. Никто мне не показал Евангелие, Слово Божие. А в моей душе уже было всё готово, меня не надо было убеждать; только в руки попало Евангелие – через пять минут я был христианин.
Только ради Христа и Евангелия смиряешься. Это жизнь.
О Боже мой, даже представить не могу, что бы было, если бы в руки не попало Евангелие. Давным-давно ушёл бы с этой земли».
Игнатий говорит: «Я пессимист, это моя установка. В том смысле, что нужно в жизни всегда ждать самого худшего. Не нужно розового оптимизма, наигранного, а нужно готовить себя к испытаниям, к самому худшему развитию событий».
«Мне говорят, что я подавляю волю детей, что свободы нет Говорю: “Да, я подавляю волю, чтобы была воля Божия в людях, воля старших. Ребёнок – это дикий ослёнок, пластилин, и что из него вылепишь, то и будет на всю жизнь. Главное – воспитать человеком. Как Пирогов сказал”. Пример из жизни святых. Подвижник в пустыне. Диавол искушает: “Тебе ешё трудиться так 30 лет”. А там жара и прочие трудности отшельнического жития. А мудрый отшельник говорит: “А я думал, что 100 лет придется мне трудиться”. И диавол, посрамлённый, исчез».
Игнатий говорит: «Умный думает, как выбраться из ямы, а мудрый, как не попасть в неё». И таких прибауток у него десятки.
Возвратившись из Потеряевки в Барнаул, мы имели несколько интересных встреч. Особенно запомнились встречи в редакции журнала «Ревнитель» и с активистами местного отделения «Чёрной Сотни». Игумен Кирилл Сахаров, 1999 г.».
Адрес: 109172 Москва-172 Берсенёвская наб. 20-22, Никольский Св. Троицы храм на Берсенёвке, тел. 095 230-03-18.
 
«Многоуважаемый Игнатий Тихонович. С сожалением узнал о Ваших невзгодах. О. Николай Войтович в содружестве с уполномоченным и некоторыми местными властями при непосредственном участии приближённых своих мирян просто развернул против Вас атаку. Думаю, что такие священники старой школы, ещё времён сталинизма, во многом определяют сегодняшнюю церковную политику, и, конечно, ни о каком покаянии здесь говорить не приходится. Они под улыбку митрополита Ювеналия лишили о. Глеба Якунина гражданского права быть избранником народа. Думаю, что они пойдут на всё, чтобы закамуфлировать свою роль в сталинские и застойные годы, и даже некоторых во времена гонений. Крепитесь дорогой брат. Ваша деятельность сегодня очень нужна, и она принесёт, пусть не сразу, обильные плоды! Желаю Вам крепости духовных и телесных сил, обильных Божиих благословений в Ваших трудах. От Николая Тронского».
 123373 Москва,  бул. Яна Райниса 45, корп. 1 кв. 243 Г. П. Якунин 949-19-65. 107143 Москва, ул. Н. Химушина 7-1-21, Тронский Николай Андреевич 966-28-09.

17/02/2015
Канал:Во Свете Библии. ...открытым оком. Игнатий Лапкин

«ПЕРВОМУ ЗАМЕСТИТЕЛЮ ГЛАВЫ МАМОНТОВСКОГО
района Евгенову М. В.
копия: Главе администр. Алтайского кр. Сурикову А.А.,
Прокурору Мамонтовского района Риферд Ю.Н.
Совершенно случайно ознакомился с Вашим письмом Исх. №562 от 26.11.97 г на г. Сурикова А.А. глава администрации Алтайского края.
Невозможно даже во сне предствить, чтобы в Царской Росии или зарубежом какой-либо клерк-чиновник в письме на губернатора штата-губернии мог так безнаказанно обманывать всех.
Даю краткий комментарий Вашей докладной жалобы.
"Органы местного самоуправления Мамонтово сделали ВСЁот них зависящее".В пояснительной записке на КЗС мы даем обоснование причин, побуждающих нас просить статус самоуправления, где перечислено, что не только ВСЁ, а абсолютно ничего доброволно не хотели дать, допустить, разрешить. Даже при открытии школы в пос.Потеряевка, именно Вы, г.Евгенов, более и настойчивее всех противились этому, и сейчас именно Вы и Назаров С.Г. пишете то, чего нет и не было Вами сделано.
Цитириую Ваш труд-сочинение: "Границы посёлка в натуре установили".Да знаете ли Вы всю эпопею с этими границами в натуре? Назаров, Кулеба пишут, что "границы установили в натуре 25.06.91"ответ советнику юстиции Казанину М.А. 1.12.97 №1-29397. А установят ... только 8.10.97 г. разница-обман в 6 лет.
       Прокурор Сухов В.Г. пишет уже 22.07.97 Исх.1-81397 Мителёву П.Ф. "Прокуратурой Мамонтовского р-на в результате проверки выявлены нарушения о порядке землепользования жителей пос. Потеряевки...
       ...Однако, до сих пор администрацией села Корчино не принято письменное решение об отводе этих земель и закреплением их в натуреза жителями посёлка, а земельным комитетом не установлены границы посёлка в натуреи документально, что порождает многочисленные жалобы жителей пос. Потеряевка ...представление подлежит безотлагательному рассмотрению в течение месяца...".
       Порождает жалобы преступное отношение к своим обязанностям Назарова и Кулебы и их лживые отписки в течение 6 лет и 2 месяцев.
       А вот г. Евгенов силится доказать, что мы – секта. Отчего же так думает он?
       Как говорит св.Исидор Пелусиот:"Предвзятость не даёт здравого суждения, а злоба вообще отнимает разум". Хотя бы сейчас перемените свои "очки" и взгляд на нас, и помогайте, а не убивайте нашу инициативу.
       Не о нынешних ли бывших вчерашними, и будут, как небывшие правителях предупреждает поэт: Вы
"жрецы греха, пророки тьмы.
И человек, как от чумы
от вас с проклятием отпрянет.
И имена их презирать
своих детей научит мать". Сгинувшую КПСС
 Плещеев
И в конце Вы снова скатываетесь на меня, что-де мне даны полномочия быть ходатаем по делам посёлка явно вы этим недовольны.
Вовсе уж непонятно заканчиваете, сумбурно-вычурно об этой эмали на кружках в лагере, об автобусах, должностных окладах, коммунальной службе.
Проще сказать, Вы двумя руками голосуете и ходатайствуете, чтобы на Алтае и в России не было православного поселения, а была нищая, колхозная дотационно-убыточная, пьяная, вороватая деревня.
А зря! Живя рядом с верующими, глядишь, и Вы бы могли бы стать хорошим человеком.
И уж совсем без знания, или без зазрения совести Вы, г. Евгенов выложили всю советскую лживость уст своих в последнюю строку: «да налоги Потеряевцы согласились бы платить хотя бы по-минимуму».
Зайдите в налоговый отдел, в страховые отделы и узнайте, что Потеряевцы за 6 лет своего существования, строясь с нуля, платят сполна все налоги, медицинские, милицейские и др., страховки и не задолжали ни государству, ни людям, ни рубля. И прочтите «Свет Октября» №146за 16.12.97 1 стр.«Кто не платит налоги».Даю выдержку: «Некоторые по прежнему настроены выжить в сегодняшней ситуации за счёт других. Общая задолженностьна 1.12.97г. по району Мамонтовскому составили 10 млрд. 111 млн. руб. Госналогинспекция Мамонтовского района считает необходимым опубликовать список предприятий должников в млн. руб.
Колхоз имени Чапаева 1100 млн. руб, КСП «Буканское» 799 млн. руб., КСП «Корчинское» 641 млн. руб., ТОО «Чернокурьинское» 738 млн. руб., ПХ «XXIV партийный съезд» 690млн. руб.».
И этопри налаженности хозяйства, когда и скот, и скотные дворы и техника и дома, и дороги и люди и всё-всё есть. Только не забывайте, что все до единого колхоза-совхоза основаны на награбленном от честных, раскулаченных, замороженных в Нарыме – т.е. на крови наших дедов, отцев, на разбойной власти, уничтожившей более 10 млн. природных хозяев родной русской земли.
Но убытоккаждого хозяйства ешё огромнее... "Свет Октября05.02.98г. приоткрыл, что КСП "Буканское" завершил год с убытком в 4,5 миллиарда рублей.. скот убывает с каждым днём... ремонт не идёт, удобрений нет".
Согласно только этого представления, невыполненного в срок, прокурор любой страны, минимум, как по миру пустил бы злостных противников закона...
Конечно, прошёл месяц, наступило 22.08.97. Но Назаров и Кулеба затаились... И только вновь грозное предупреждение от Бивалькевича В.И. а их из зем.отдела было много, см. 25.07.97 72-285-97. "Границы посёлка не утверждены" прокурор Казанин. вынудило 8.10.97 Назарова с Кулебой застолбить "пьяно-вычурную, пистолетно-болотную" линию Чили, и срочно дают отписку, что пос. Потеряевка теперь-то выделено и "достаточнои с перспективой развития288 га сельхозугодий". А в действительности, после замера оказалось, что застолбили они не 288 га, а 213 га, т.е. обманули всех на 75 га.
Написали, что пастбищ теперь 196 га, а оказалось ...ок. 15 га что покосов 73 га, по огульному замеру Гипрозема оказалось ок. 7,3 га, а по данным краевого комитета по земельным ресурсам – 1,2 га т.е. пастбищ не хватает в натуре, разница с документами 196-15181га, покосов 73-1063га. Итого пастбищ-покосов не додали в натуре 181+63244 га.
Г. Евгенов! Если бы Вы хотя чуточку верили в Бога, имели страх Божий перед Судом Божиим, Вы бы сегодня рыдали и за этот обман, и за обман прошлой Вашей позорной комсомольской юности, воспитавшей таких бесстыдных наших соплеменников.
А г. Мителёв П.Ф., будь как полноправный, легитимный калиф в Саудовской Аравии а не калиф на час отсёк бы своим подданным лживые языки и правые руки см. житие Иоанна Дамаскина писавшие греховную ложь.
Далее Вы, г. Евгенов, более половины своего двухстраничного опуса посвящаете мне, что в "Потеряевке жил лишь Игнатий Лапкин... В то время, живя в Барнауле, работая сторожем, он сутки писал письма, а двое суток разносил их по различным инстанциям".
Конечно, ни слова тут правды, а стиль Ваш – не речь районного работника, а заурядного сквалыжного двоечника. Прочтите "Алт. пр." за 10.12.97, где говорится, что я создал в это время самую крупную в мире духовную фонотеку, оцененную в 11 млрд. руб. Кроме того, работая сторожем, я три свободных дня делал по 2 печи в день, и все отдавал на нуждающихся, на дело Евангелизации. Плюс к тому одновременно работал переплетчиком-реставратором, ок. 3 тыс. томов ввёл в жизнь, дрессировщиком собак в уголовном розыске края – на сон уходило не более 2,5 часов в сутки. Именно об этом периоде моей жизни государственные киностудии сняли 3 фильма.
Что бы я смог сделать, если бы жил по Вашим словам? Изданная Алтайпрессом книга в 396 стр. "Кто есть кто на Алтае" Барнаул 1994г. на стр. 71, посвящённой мне, полностью опровергает Ваш злобный выпад бездарности. Не о Вас ли четверостишье:
                  "А вы на земле проживёте,
                  как черви слепые живут.
                  Ни сказок про вас не расскажут,
                  ни песен про вас не споют".
                                                                М.Горький.
.."Игнатий Тихонович Лапкин в то время говорил, что от руководства и жителей района верующим ничего не надо. Эл.станцию построит Канада, дороги и соц.учреждения – США, телефонизируют на пожертвования единоверцев. Все это были лишь слова".
Никто и никогда этот блеф не слышал, – Вы солгали это на свою несчастную душу г.Евгенов. Вот Куфаев, первый секретарь Райкома партии тогда прямо говорил: "помощи я не обещал; но говорил, что мешать не буду". И выполнил своё партийное слово.
Вы, г.Евгенов, ищете, чем нас укорить и выдаете: "были отданы существующие тогда фонды на материалы". Чужестранцу и не понять, что тогдашние мудрецы-коммунисты, изобрели эти слова, фонды, пайки, трудодни, изучили только два арифмитических действия; отнять и разделить. И фонды, т.е. крупицы поступивших стройматериалов, мы купили за свои деньги, когда у других денег не было.
"Мануйлов снял комбайны с необмолоченных до конца совхозных полей, ...чтобы без того небогатый урожай Потеряевцев не попал под снег".
 В действительности из 6 комбайнов только 2 смогли прибыть, а другие после глубокой пьянки завязли, застыли в грязи. Мануйлов сам водку в поле привозил на ночь. И было это 28 октября 1992 г., когда Корчинские у себя убрали уже всё.
А эти два, не разгрузили бункеры, с ячменём перемешали нашу пшеницу, всё перепортили, пошла на корм скоту, а семенную пшеницу пришлось весной покупать. Таковые горе-помощники ваши!
Далее вы, г. Евгенов, показываете полное незнание решения Алт. Краевго совета народных депутатов от 23.03.92г. №47 за подписью Сурикова А.А., которое гласит не только о восстановлении статуса таблички на перекрестке. Но: что, "Совет народных депутатов решил:
1 восстановитьпос.Потеряевка;
2 обязатьначальников отделов и управлений, комитетов администрации края, председателя Мамонтовского района, народных депутатов, провести соответствующие мероприятия, связанные с изменениями административно-территориального устройства края".
И вот по этим двум пунктам решения, Назаров, Кулеба и вы, г. Евгенов, яростно, азартно безнаказанно всячески противились. И не палки в колёса, но колёса в дребезги разбиваете и с дороги спихиваете нас в топкий Лог, перерывая трассу, делаете должностной подлог, творите греховный, тяжёлый обман. Это гангрена коммунистического наследия, отрыжка Вашей природной нелюбви к русским, к верующим.
В спокойной домашней обстановке в присутствии жены, друзей, по трезвости прочтите хотя бы вот этот образчик Вашего "просвещения", губернатора края.
Вы пишете:"Надо только видеть, что скрывается под понятием библиотека, читальный зал, школа, трудовой лагерь".
Просто видишь говорящего сие, его презрительную усмешку: смотреть там не на что в Потеряевке, шушера вшивая...
Поясняю: в сравнении с чем Вы определили никчемность, малозначимость нашей библиотеки, лагеря и др.? По объёму? По количеству? Тогда в Мамонтово большая библиотека. Но ваша в сравнении с Краевой – меньше. Краевая с Ленинской в Москве – меньше. Но по содержанию Ваша библиотека против нашей не выиграет, что и В. Ретунский писал. Притом делайте поправку на то, что всё с нуля, в период небывалой инфляции, разора, после 3-х кратного моего ареста, выжигания имущества нашего и всего посёлка, и Лагеря.
Олагере. Снятые в Потеряевке государственной Свердловской киностудией фильмы  заняли  – Первоеместо в России "Златоуст из Потеряевки" – моё прозвище, а "Предчувствие" – главный призна международном кинофестивале. Так что остерегайтесь давать оценку тому, что Выше Вашего разумения и рассуждения. Эти видеокассеты продаются в каждом метро в г. Москве и др. городах, разошлись по 5 континентам, откуда я получаю массу благодарных откликов. А о Вас и о делах Ваших кто слышал?
Ваша фамилия "Евгенов" т. е. в переводе с греческого "Благороднов". Так будьте же достойны своих предков, давших Вашему недостоинству такую фамилию.
По совести скажите себе: а могли бы Вы вот так, с нуля, без паники, на пустом месте восстанавливать деревню, детский лагерь?
А я веду лагерь уже 24 года и бесплатно. Полностью бесплатно веду занятия в университете уже восьмой год. 10 лет веду просветительскую работу в Сизо 171, в десятке школ, во всех отделах милиции, в лётном училище –всё бесплатно. Я нигде ни рубля не получаю, прикиньте к себе это и скажите: а для чего это на таких людей г. Евгенов пяту поднял, патриотизм свой вознёс?
Вам приятно было бы слышать, что мы умерли, или прекратили своё существование лагерь детский, деревня Потеряевка? А Вы ведь к этому всё гоните!
В книге "Мудрость Востока" говорится о мудрой птице, которая кости съеденных птиц и животных складывает в одно место. А при наступлении голода она прилетает к этой "кузнице" костей, чтобы проглотить их, но прежде она берёт лапой кость и примеряет её в задний проход себе: пройдет ли эта кость, если она её проглотит.
У меня суд шёл 11 лет: подавились и КГБ и прокуратура РФ и Суд РФ. Вам ли одолеть? Я ведь на ваш лепет смотрю с жалостью: пройдёт весна 1998 г. и будет компетентная комиссия из прокуратуры края, краевого земельного отдела, журналисты краевых и центральных средств информации, все поля, болота перемеряют и тогда ...кость не пройдет.
Вас всех может избавить от вселенского позора только мудрость МителёваПетра Фёдоровича – главы Мамонтовского район, если он до весны выделит в заверенных схемах-планах все недостающие 181 га пастбищ и 63 га покосов, что по документам уже, якобы, мы получили. А в действительности недополучили.
Язык Библии суров; он – меч обоюдоострый.
"Горе тем, которые зло называют добром и добро – злом, тьму почитают светом, и свет –тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое –горьким!» Ис. 5:20.
"Вы рогами своими бодаете всех слабых" Иез. 34:21.А вот в Германии и в Чехословакии поступили так: всех коммунистов отправили на пенсию и перестройка пошла. А у нас только в краевой администрации 85% бывших партаппаратчиков и подобных вам Насчитали в 1992 году. И что интересно, нагородив терновый плетень, вы вульгаризируете, обращая на нас колесо обвинения, а в действительности на самого себя так: "Действуя по методике: "Вали кулём-потом разберём ...что это за секта, куда вы смотрели"- т.е. навалив комсомольским "кулём", шесть лет безобразничая в отписках, ешё и напрашиваетесь на похвалу, на награду за бдительность, что может статься так, что в Потеряевке-дескать вовсе и не православные, исконно русские, местные жители, вернувшиеся на родину; а вдруг окажется, что это зловредная секта ... И вот тогда-де вы там, г. Суриков А.А., вспомните нас, скажете: куда же местные власти-то смотрели – просмотрели, а там такая секта тоталитарная, американские корни террористические пустила?
И вот тогда-то г. Евгенов, вот он, на белом коне: не предупреждал ли я всех, что не надо земли, выпасов, покосов давать этим баламутам из Потеряевки. Да вас к звезде героя представлять впору за вашу кляузу.
И отметят тогда Вашу бдительность, патриотизм, продвинут по иерархической лесенке.
Стараясь, "однобоко, предвзято" представить жителей Потеряевки, и особенно "ведущих братьев Лапкиных", Вы или по дремучему комсомольскому невежеству, или по дьявольской злобе нарекаете нас сектантами. Неужто так трудно было посмотреть свидетельство регистрации общины пос.Потеряевка, где написано, что это православная дружина, восстанавливающая посёлок на православных, старинных, благочестивых, русских обычаях.
Вот только несколько свидетельств о нас, о мне, сильных мира сего:
1 Баварин В.Н. – мэр г.Барнаула пишет ко мне:
"Ваш безвозмездный труд по воспитанию у молодого поколения чувств патриотизма, любви к Родине и ближним, Ваши беседы и проповеди перед людьми, совершившими проступки и преступления, достойны уважения.
...я искренно рад, что Крестовоздвиженская община, которую Вы возглавляете, будет иметь место постоянных встреч и молитв.
Желаю Вам на этом нелегком жизненном пути... гордо нести свой крест и иметь последователей, верных Слову Божию. С уважением глава городского самоуправления В. Н. Баврин 27.11.97».
Прокурор края Параскун Ю.Ф. в газете АГУ "За науку" №1-97г.: "Обратился к проректору АГТУ Б.В.Семкину с убедительной просьбой продлить сроки аренды помещения православному проповеднику И. Т. Лапкину, который вносит большой вклад в нравственное оздоровление населения Алтая, и известен работникам прокуратуры по своей подвижнической деятельности".
И даже главный идеолог коммунистов Алтая депутат В. Петренко в "Голосе труда" 3 янв. 1997 г. говорит: "Я не подвергаю сомненинию компетентность И.Лапкина, как религиозного деятеля. Считаю, что он вносит достойный вклад в реализацию Краевого закона "О защите общественной нравственности в Алтайском крае".
Итак, гражданин Евгенов, умножьте эти должки на 6 лет, на 70 лет ваших дохлых колхозов...
Уже сегодня Потеряевка по налогам для всех вас как небо от земли, и не мы, а вы по минимуму налоги не платите. И если бы таких Потеряевок было много, не раскулаченных, не сожжённых, не разогнанных, там и люди были бы не Вам чета, а честные, русские, православные, а Вы бы вынуждены были, как потеряевцы трудиться, «смыкая зарю с зарёй».
Итак, покайтесь, молитесь и веруйте во Христа, да не накажет Вас Бог за Вашу ложь и ненависть к верующим.
И не случайно молятся в Церкви такими словами: "Избави нас, Господи, от горького мучительства безбожной власти".
С искренним неуважением к вашему враждебному духу.
Игнатий Лапкин. 14.01.98
P.S.
Письмо  Ваше, г. Евгенов,  постараюсь  опубликовать, а пока  читаю  его  всем,  депутатам,  студентам - этот «чудный  перл  безумия  атеизма».  Ваше  имя: Михаил,  что  в  переводе  с  еврейского  означает  «Никто,  как  Бог», т. е. нет  никого, кто  выше  Бога.
Вы  безбожник,  атеист? Не  верите  в  Бога?  Прочтите  Псалом 13.  И  ещё: прочтите  хотя бы  раз  Библию,  и  «Архипелаг  Гулаг»  А.И. Солженицына – это  приговор  «коммунистическому  раю»,  устроенному  Вами  в  России.  Все  преступления  от сорванных  телефонных  трубок,  утащенных  почтовых  ящиков  и  входных  дверей, до  всеобщего  разврата,  распада,  грядущей пандемии сифилиса  и  СПИДа,  до  уничтожения  Русской  нации и России,  ставшей   всемирной  помойкой,  всё  это  плоды  атеизма. 
И  вы  в  числе  тех,  кто  это  сотворил,  и  только  Бог  спас  всех  нас,  не  дал, не  допустил  сбыться   Вашим  намерениям – Вы  все  чудом  избежали   Нюрнберга  за  преступления  против  человечества,  тысячекрат  страшнейшего,  чем   гитлеризм.  И  вы  сегодня  еще  трупным  смрадом  своих  кощунств, миазмом  цинизма  отравляете  всё,  к  чему  прикасаетесь  безбожным  умом  деградантов.
Опомнитесь,  безумствующие  вурдалаки!  100  миллионов  погубленных  Вами,  формалиновым   запахом,  симфонией  реквиема  переполняют  души  оставшихся. Слова  Ваши  поносные – есть  плод  ваших  нечистых  уст; и  после  всего,  что  вы  натворили,  Вы  смеете  ещё  писать  так: «...большая  часть  фактов  искажены,  трактуются  однобоко,  в  них  используются   слова, граничащие  или  являющиеся  оскорбительными».  И  это  пишете  Вы?
Найдите  среди  атеистов  одного,  кто  не  матерится?  Прокуренные,  изблудившиеся,  заворовавшиеся  циники.  Маразмом  своего   Ленина  погубили  державу; величайшие  преступники  всех  тысячелетий,  срамники  и  осквернители  храмов  и  святынь.  Когда  пришёл  1937 год,  год  возмездия, и  вы  покатились  в  подвалы  Лубянки, о, тогда весь  мир  увидел  ваш  отвратный  лик  животолюбцев;  вы  утопали  в  собственной  моче  и  в  блевотине, оговаривая  себя – мир  не  мог  припомнить  более  отвратительных  предателей  и  трусов,  как  Ленинская  гвардия.  Я  был  в  пяти  тюрьмах,  отбыл  советскую  каторгу  в  лагере  смерти реабилитирован 04.01.92 г.,  был  мучим  26 лет  советской психиатрией;  и  мне  ли  не  знать   ваш  звериный  оскал;  вы  справляете  тризну  над  моей  Родиной,  вы  устроили   водевиль  смерти  над  богатейшей  землёй;  и  вы  смеете  становиться  в  позу  оскорблённых  самолюбцев? 
Прошу  Вас,  ответьте   мне:  в  чём  смысл  поганой  жизнёшки  безбожника? Вот  я  написал  Вам,  зная,  что  это  вызовет  в  Вас  только   взрыв  необузданного,  дикого  гнева.  Вас  оскорбили? Подайте  в  суд. Если  Вы  высунетесь  на  бруствер  гласности, Вы  будете  расстреляны  фактами  преступлений  мамонтовскими – узнаете   у  Чибитько А.Г.  криминальную  хронику;  а  это  всё  плоды  Ваши,  г.г. евгеновы,  отвергавшие  науку  евгенику; но  жизнь  говорит:  не  принесёт  свинья  бобра, а  всё  поросёнка. Посмотрите,  Вы,  развратители  нравов,  что  преподают  в  школах  у  Вас и  что  в  Потеряевке; – г. Барнаул  занесен  в  книгу  Гиннеса  по  количеству  абортов  несовершеннолетних см. басню Крылова И.А. о писателе и  разбойнике.
Г. Евгенов,для  сравнения  представляю  Вам  выписки  из  3-х  документов:
I. Исполнительный  комитет  Мамонтовского  района  от 30.03.90 №173 два  года  до  получения  статуса.
«В  ответ  на  письмо  крайисполкома  №Л-679-14  от  14.03.90г.  ...сообщает  следующее:
Райисполком  разделяет  сетования  гр. Лапкина  И.Т.  по  поводу  исчезновения  населенных  пунктов  «но  начать  всё  это  восстанавливать  в  обратном  порядке»  район  не  имеет  ни  финансов,  ни  материальных  ресурсов,  ни   мощностей   строительных  организаций».  Это  при «руководящей  и   направляющей»,  потом  запрещённой  КПСС,  как  преступной  мафиозно-организованной  структуре.
«...На  основании  вышеизложенного  райисполком  по  рассматриваемым  вопросам  не  считает  дальнейшую  переписку, отнимающую  массу  рабочего времени  целесообразной,  и  хотел  бы  просить  гр. Лапкина  по  этим  вопросам  нам  больше  не  писать,  а  крайисполком  просить  о  дифференцированном  подходе в  запрашивании  ответов  на  его,  пересылаемые  нам  письма»  Председатель  Исполкома  подпись А.И. Боровский.
II....Администрация  Мамонтовского  р-на  27.07.93г. №254 в  шесть  мест  адрес.  Сурикову А.Г.,  Райфикешту В.Ф.,   Шубе Н.М.  и  др.
«...первые  заявления  о  выделении  земельных  участков  были  написаны ...только  с 5 по 12  января  1992 г.
Администрация  района   разделяет  сетования   И.Т. Лапкина  по  поводу «сгинувших»  малонаселенных  пунктов,  но  «начать  всё  это  восстанавливать   в  обратном  порядке»  район  не  имеет  ни финансовых,  ни  материальных  ресурсов,  ни  мощностей  строительных  организаций.  Населённых  пунктов, исчезнувших  с  карты  района,  у  нас  более  двух  десятков.  Что  же  делать  нынешней  администрации  района,  если  потомки  жителей  всех  этих  поселков  ...загорятся желанием «возродить  очаги  предков»? Вот  горе-то.
...Игнатий  Лапкин  ...работая  сторожем,  сутки  писал  на  работе  в  нескольких  экземплярах,  а  потом  двое  суток  «проталкивал»  свои  письма  в  различные   инстанции.
...Причин  для  изменения  своей  позиции  администрация   района  не  усматривает ...поэтому  по  затронутым  вопросам  дальнейшую   переписку  с  жителями   поселка,  отнимающую  массу  рабочего  времени,  сил  и  средств, считает  нецелесообразной...
Администрацию  края, представителя  президента,  краевые  организации  и  ведомства  просим  о  дифференцированном  подходе  в  запрашивании   ответов  на  письма  и  заявления,  пересылаемые нам. Глава  администрации  района  П.Ф. Мителёв».
Словно  под  копирку  «дифференцированно»– разделять  сложное  на  простые   элементы,  т. е.  выборочно,  что  выгодно.
Говорят,  что  когда  А. Пушкин  написал  «Бориса  Годунова»,  он  ударил  в  ладоши  и  воскликнул: «Ай да Пушкин,  ай  да  молодец!»
Так  у  Л.Толстого  мужик  пообтёрся  в  городе  и  стал  везде  вставлять  «грамотные  слова»:  двистительно  ...антилигент.
Мёртводушные,  затасканные бюрократические  штамповки: «дифференцированно, развитоvй»…  Суесловные  эквилибристы,  вдумайтесь  в  чудовищный  смысл  этого  слова  в  вашем  контексте.
III.  Исх.№562  от  26.11.97 Сурикову А.А.  Риферду Ю.Н.
«В  ответ  на  ваш  запрос  №В-4448-14  от 13.08.97 адм.Мамонтовского  района  сообщает следующее:  ...В то  время,  живя  в  Барнауле, Лапкин  Игнатий,  работая  сторожем,  он  сутки  писал  письма,  а  двое  суток  разносил  их  по  различным  инстанциям. На  одно  письмо, написанное  под  копирку...  приходилось  отвечать  в  3-5 адресов. Первый – зам.гл.администрации  р-на  М.В. Евгенов».
Резюме:  
1990 год – не дать возможности вернуться. Домов-нет.  Жителей-нет.
1993 год – «дифференцированно»  лгут,  что  не  противятся  восстановлению  посёлка,  что  границы  установили,  125 га.  пастбищ  дали. Посмотрите  по карте-схеме едва  ли  2 га.  пастбищ  есть. В  деревне 3 дома, 10  жителей.
1997 год – «дифференцированно» нарезают  «Топкий  лог»,  нарекая  его  пастбищем  и покосами.  В  деревне  уже  16 домов, 36  жителей, здание  под  церковь, открыта  школа, фельдшерский  пункт,  начат  ремонт  четырёх  прудов.
Итак: «Бог не в силе, но в правде» св.Александр Невский.
Потеряевка будет жить !!
И великим милосердием Христовым  споспешествуемая,  Россия  восстанет;  Спаситель  пошлёт  добрых  людей  в  Потеряевку,  и стране  настоящих,  любящих  своих  подданных – правителей  умных.
Итак,  г. Евгенов,  кто у  вас  занимается  «дифференцированным»  плагиатом?
Какой жуткий,  мёртвый  стиль,  невидение  глубочайших  проблем  села,  неумение  разрешать  их.  Те  же  люди,  те  же  смертоносные  фразы.  И если  на  столь  интересное,  живое  дело «нет  времени», то  чем  занимаются  взявшие  бразды  правления  принявшие  их  от  коварнейших  обманщиков и  преступников,  захвативших  власть  в  трагическом  октябре  1917 года?
И  если  сумели  богатейшую  в  мире  державу,  которая  уже  в  1936  году,  по  расчётам  всемирных  экспертов,  заняла  бы  первое  место  в  мире    по  всем  показателям  жизни,  сумели  пустить  по  миру,  расплодить  повальную  нищету,  воровство,  болезни,  детскую  преступность,  наркоманию,  поставить талантливый  русский  народ  на  грань  биологического выживания пример: в  Кадниково  в  1997 г.  на  506  дворов  1161  жителя  в  2003  году  в 1-й   класс  пойдет  только  один  ученик – смертность   катастрофически  превысила  рождаемость;  в  Потеряевке  из  этих  проблем нет  ни  одной  и  в помине,  то  чем  же  так  заняты,  государственные  мужи  Мамонтова,  если  у  Вас  «нет  рабочего  времени»?
И  как  будто г. Евгенов  не  участник,  по-Маяковскому, тех  прозаседавшихся горе-руководителей на бесчисленных встречах, где “сидят людей половины”, без голов, а  сколько  вы  прокурили, на  анекдотах  прожгли рабочего времени?
В. Гюго  утверждает, что “атеист – плохой руководитель общества”. Добавим: никудышный, лживый в отчётах, у него нет ума даже на то, чтобы понять, что  у  него  нет  ума!
Доказательство:
30.03.90 г. Боровский писал: “Конечным итогомрешения поставленных вопросов  и  просьб  гр. Лапкин И.Т. видит создание поселения верующих... райисполком... не может оставить без внимания  перспективу развития отношений  между государственными органами, общественностью с одной стороны  и  общиной  верующих  с  другой  ...в  газете “Алтайская правда” №50 от 28.02.90 г. верующие отрицают его принадлежность к Православной Церкви”.
27.07.93  г. Мителёв П.Ф. : “Получено  свыше  500 писем, а разрешаем  приехать  единицам...” Хочется  спросить:«кто же давал право ...разрешать или не разрешать, “пущать или не пущать”? Даже... администрации района такого  права  не  дано, а  некто,  прикрывшись  ширмой  “мы”,  заявляет  о  таком праве  в  печати».
26.11.97 г. Евгенов М.:  ”Лапкин...   даже   через  центральные  СМИ определяет, кого  они  будут “пущать” в  поселок, а  кого  нет.  При  этом  они трубят о правах человека...”.
Ответ  Евгенова  в  1997 г. написан под  копирку  со  многих  мест  ответа Мителёва  в  1993 г.  И  вернее  всего, под именем  Мителёва – нынешний “стратег” Евгенов  и  тогда,  в  стиле 1937 года  “стучал”  властям:  “не пущать” не восстанавливать.
Да, мы дали объявления только в 1998 г. за 1.5 месяца таких объявлений дано более  200; во все районы края, во все миграционные пункты России и ближнего зарубежья, и  в  их  консульства, мы  ищем  соратников-сподвижников, тех, кто  докажет, что  он  не  атеист, не  лжёт, не  пьёт,  не  курит, не  матерится,  не ворует; и у кого есть достаточно средств на переезд и своими силами с нуля полностью  построиться  на  пустыре и завести хозяйство, - за свой счёт всё.
Поступило  к  нам  более  1400 заявлений  от  желающих  жить  по христианским  заповедям,  но...  99%  отсеялись из-за абсолютной невозможности   построиться – и  в  этой  их бедности  на  99% виноваты узурпаторы  власти, бездарные  ставленники  “руководящей  и  направляющей”    в пропасть ада партии  людоедов, насильственно  оборвавших  жизнь  66 миллионам  своих  подданных по Д.И. Менделееву  в  2000  году  русских  людей  должно  быть  около  450  млн.,   оказалось  около  60  млн. Какой  змей-Горыныч  сожрал  страну?
Значит  «пущать  или  не  пущать» – этот  принцип  под  вашим  контролем:  жуткое  обнищание  народа – это  плоды  «нехватки  времени»  у  начальства.
Добрые,  самостоятельные,  зажиточные – живут  на  месте. Кто  из них  и  ради  чего  решится  бросить  всё,  и  в  какую-то  Потеряевку  поедет, где  районное  начальство  загоняет  поселенцев  в  «Топкий  лог»?
По сути  же,  если  бы  даже  г. Евгенов, Мителёв, Назаров, Боровский, Кулеба  и подобные  вам  недруги  восстановления  пос. Потеряевка,  и  сотни   две  чеченцев,  цыган,  воров и  пьяниц  решились  поселиться  в  Потеряевке,  то  никто  им  не  запретит.  Но... Но... Но...  Ни  за  какие  коврижки  никого  из  вас  сюда  не  загонишь.  Это  мог  сделать   только  усатый  гуталинщик,  кремлёвский  горец, выслав  немцев  с  Поволжья,  крымских  татар,  чеченцев  и  др.  Это  ваш  идейный  батька  решал:  кому,  где  и  сколько  жить,  и  кого  куда  пущать. А  по моральным  качествам  кто  из  вас  подходит  под  эти  требования?
Но  если  бы  Вас  сюда  выслали,  то  вы  бы за  год  из  Потеряевки  создали  Новую  Акмолу – у  вас  и  связи  и  средства;  и  телефон  и  дороги  и  ген.план – всё  добыли  бы  за  неделю.
Или хотя бы ваших детей сюда на  вечное  поселение  сослали, как  раскулаченных – Потеряевка  возродилась  бы, но...  пьяная,  вороватая, прокуренная,  с  абортами,  наркотиками,  убийствами – проще  сказать,  еще  одна  догнивающая  деревня, подобная  селу  Мамонтово.
Заслоном  на  пути  к  этой  беде  и  стоят  пять  щитов: не  лгать,  не  пить, не курить,  не  материться,  не  воровать.
Потеряевка – это  живой  укор  всем,  кто  отступил   от  Евангельских  заповедей.         И  потому   вам  лучше,  даже  на  уровне  подсознания,  чтобы  подобных   людей,  поселений  не  было,  тогда  никто  не  узнает,  как  худо  и  безнравственно  живет  безбожник,  одичавший  в  бессмысленной, суетной  жизни, лишённый   вами  вечных  ориентиров:  любви  к  Богу, страха Божия,  знания  воли  Божией,  стремления  следовать  за  Христом.
Потеряевка  строится,  получим  землю.
Да  и  поговорка  говорит:  Бог  не  допустит – свинья  не  съест. Англичане  уверены:  дело,  которое  не  терпит  сопротивления  –  не  устоит. А  мы  поём: чем  глубже  скорбь, тем  ближе  Бог.
Как  многие,  получив  крохотную  власть,  своё  утробное  греховное  местечко, готовы  душу  сатане  заложить,  служа  любому  тирану,  только  бы  его  не  спихнули  на  грязную,  ломовую  работу.
Пример:  никогда  не  забуду,  как  8 октября 1997 года  в  Потеряевку  нагрянула  «Экология»  из  района, и  с  ними  глава  администрации села  Корчино  Кулеба Василий  Федорович. Всегда  улыбчивый,  растолстевший,  неизработавшийся  на  кряжевой  работе,  не  матерщинник,  не  табакур может  такой  только  при  нас,  не  знаю, и  вдруг  я  его  уидел  таким  раскрасневшимся,  кричащим  на  меня: «что  вы  тут  меня  подставляете, кто  вам  тут  позволил,  чего самовольничаете,  чего  тут  смуту  наводите?»
А  речь-то  шла  о  том,  что  мы  восстанавливаем  старые  пруды.    Раскричался, не  унять, до  инфаркта  легко  дотянуться. А всего-то ...может замечание ему Рязанов Ю.А.,  смешно  вымолвить, районный  эколог, сделал.
Жаль  кинокамеры  не  было,  такие  сцены  пропадают. Вы  не  то,  что   бы  жизнь  за  подчиненных  положить, должность  ли,  а  просто неодобрительный  взгляд  начальника  не  выдерживаете.
А  вы  бы  стеной  за  нас  встали:  деревня   должна   жить !!! 
На  это  у  вас  ни  духу,  «ни  массы   рабочего  времени»  не  сыщешь.
Супостаты: Чингиз-Хан, Гитлер  не  трогали  сельского  труженика; Русь древняя  с  сохой  кормила  пол-Европы; а  сегодня  такая  гнилосоломенная,  что  её  и  завоёвывать  не  нужно – «союз  нерушимый»  рухнул  без  единого  выстрела  в  него,  и  «свободные»  республики  разбежались,  а  сын  генерального  секретаря  проvклятой  Богом  и  людьми  партии,  потомок  «верного  ленинца» С.Н. Хрущёв  принял  гражданство  в  Америке,  куда  безбожники,  партийные  боссы перевели  миллиарды  долларов  из  обворованной   ими  России.
И  если  бы  эти  сегодняшние  руководители  имели  совесть  хотя  бы  в  эмбриональном  зачатии,  они  бы  против  верующих  даже  не  вякнули,  сгорая  от  стыда  за  свою паразитическую,  проказную  жизнь;  как  говорит  Солженицын А.И.: «Председатели  колхозов,  эта  толстопузая  сволочь  проблудила  Россию». 
«На  помощь  Господу  с  храбрыми!» Суд. 5:23.
«ЛАПКИН НЕПОКОЛЕБИМ»
«16 сентября в Потеряевке, деревне, которую отстроил с товарищами христианский проповедник Игнатий Лапкин, состоится епархиальное собрание священства Сибири и Дальнего Востока под председательством епископа Евтихия Курочкина... Высоким гостям будет на что посмотреть... построили ток, купили зерноочистительную машину, покрывают крышу на гумне. Летом в Потеряевке работал детский лагерь, пятьдесят семь детей отдохнули здесь бесплатно, «на полном пансионе». Причём, после сезона им помогли одеждой и обувью. 16 сентября в Потеряевке престольный праздник. Церковь освящена в память священномученика Анфима Никомидийского, погибшего от рук римлян в царствование императора Диоклетиана 302 г. н. э., так что в честь престольного праздника несмотря на пост на обед будет рыба. А на счёт кризиса Лапкин говорит: “Нет никакого кризиса. Жизнь идёт”» «Свободный курс» от 10 сентября 1998 г., стр. 18.
«ПОТЕРЯЕВКА НЕ ПОТЕРЯЕТСЯ»
«В 1972 году с лица земли и с карты Алтая исчез посёлок Потеряевка Мамонтовского района.
В 1992 году получен статус по­сёлка, зарегистрирован Устав де­ревенской общины с целью вос­становления деревни на основе православной веры и благочес­тивых старинных русских обыча­ев.
От исчезнувшего поселения ос­тавались только полуразрушен­ные стены колхозного капища – клуба. Здесь и находится ныне церковь в честь священномученика епископа Анифима Никомидийского, замученного в эпо­ху Диоклетиана в 302 году. За всю историю христианской церкви это единственный епископ, при­ход которого, составивший 32 тыс. прихожан, весь сонм во главе с архипастырем взошёл на небо – были сожжены в храме.
В этом году на наше торжество 16 сентября наш правящий епис­коп Ишимский и Сибирский Евтихий Курочкин прибыл сам и несколько священников из Сибири и Киргизии. Также были гости из разных сёл и городов Алтая, Новосибирской области и г. Тюмени. Богослужение про­шло чинно, торжественно, по Уставу русской православной Церкви. Такое богослужение с епископом и священнослужите­лями было впервые в этом рай­оне от создания мира. После литургии был крестный Ход шёл снег вокруг храма и через кры­тое гумно Владыка окропил зер­но святой водой и к месту за­кладки нового храма.
Владыка сказал назидательное слово для верующих, пожелал всем доброго здравия, душевно­го спасения, благополучно уб­рать урожай, воспитать подрас­тающее поколение в православ­ной вере.
В ответном слове настоятеля храма благочинный Алтайского края протоирей о. Иоаким Лапкин поблагодарил архиерея и всех гостей, что составили такое тор­жество.
После богослужения и молебна с водосвятием была предложена праздничная трапеза для всех гостей и жителей пос. Потеряевка. Была беседа, на которой епис­коп ответил на все вопросы, за­даваемые о жизни и вере». Игнатий Лапкин, православный проповедник «Жизнь Алтая» октябрь 1998 г..
«ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА
КОМИТЕТ ПО ВОПРОСАМ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
Алтайское Краевое отделение Всероссийского общественно-политического движения «Наш дом – Россия» Руководителю Исполкома 13 мая1998 №3.20-21676
В.П.ОВЧИННИКОВУ
656038, Алтайский край, г. Барнаул-38, ая 72, Комсомольский пр-т, 77.
Комитет Государственной Думы Российской Федерации по вопросам местного самоуправления, рассмотрев Ваше обращение и обращение заместителя председателя Алтайского Законодательного собрания Б. В. Ларина, сообщает следующее.
На территории посёлка Потеряевка может быть создано самостоятельное муни­ципальное образование, но только с учетом мнения населения действующего муници­пального образования, на территории которого расположен посёлок. Данное требова­ние обусловлено тем, что создание муниципального образования в посёлке Потеряевка повлечёт изменение границ территории муниципального образования Мамонтовского района, в пределах которых уже осуществляется местное самоуправление статьи 12, 13 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».
Наиболее адекватной формой учёта мнения населения соответствующей терри­тории является местный референдум см. пункт 6 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации № 1-П от 24 января 1997 года.
С уважением, Председатель Комитета А.А. Поляков».
«ПРОКУРОРУ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ПАРАСКУНУ Ю.Ф. ОТ ЖИТЕЛЕЙ ПОС. ПОТЕРЯЕВКА ЗАЯВЛЕНИЕ.
Уважаемый Юрий Федорович!
С проблемой покосов пос. Потеряевка Вы хорошо знакомы: для разрешения этого вопроса краевая прокуратура не единожды посылала к нам совместно с работниками краевого комитета по земедьным ресурсам и своих представителей. Но и по сей день всё так и осталось: председатель земельного комитета Мамонтовского района Назаров С. Г. обманывает всех ложными отписками, что будто бы для перспективного развития пос. Потеряевка выделено 73 га покосов а всего земли выделено 288 га. По документам же краевого комитета зем. ресурсов на отведенных землях значится только: 1,2 га., т. е. обман в 60 раз 73:1,2 60.
Документы, карты прилагаются.
Ради Бога, ещё раз посмотрите, что же они делают с нами, держа наш скот на голодном пайке, бесстыдно обманывая всех, понося нас злыми словами; нам же приходится просить покосы в других селах. И это при таких пространствах в Сибири. Почему же никто не спросит ни с главы района, ни с Назарова, ни с директора совхоза за их корпоративную ложь?
Вот образчики безразмерной лжи. см. по прилагаемым документам
13.07.95 №511 П.Ф. Мителев П.Ф. пишет: «границы ..установлены, проходят по природным урочищам.. В 200 м. от возрождающегося посёлка размещен летний лагерь для скота.. лошади.. овцы. Данный скот на вышеуказанных пастбищах не выпасается.. бывают случаи пастухи распускают скот».
Сравните с документом кр. зем ресурсов от 02.08.95 № 01-08-65: «факты, изложенные в жалобе подтвердились – границы села Потеряевки и земель... не установлены в натуре частично установят только 8.10.97 г. ИгЛа
Внутри села это и по карте видно – посреди деревни. ИгЛа... расположены два загона для скота жителей села Корчино расположенного за 15 км. от пос. Потеряевка».
Пять лет травили огороды, посевы, по деревне и по детскому лагерю-стану хлестала пьяная, дикая матерщина ежечасно.
И спросить за всё это не с кого. Руководители района и края – бывшие партсотоварищи, а мы-то кто насупротив их.
О, люди! Почему же греха лжи не боитесь! Живём-то один раз и то... почему бы не по-братски, и не по-совести!
В служебной записке главе администрации края Сурикову А.А. замглавы адм. края Тарабаев Н. И. уже 03.04.98 пишет: «..земли выделены жителям Потеряевки без учёта их назначения и ценности, в общее количество гектаров 288 га входят земли, которые не могут использоваться: болота и даже земли под существующими постройками и улицами».
И далее даётся очень чёткая, ясная, правильная мысль, как и где взять покосы, чтобы у нас было не 1,2 га, а как и по документам Районного комитета зем. ресурсов – 73 га. Об этом же пишет и Бивалькевич В.И. 26.03.98 № 06-05-80 Ляхову Н.А. «Установление границы посёлка проведено путём набора контуров угодий... без учета существующих построек, улиц и т.д. по материалам вычисления площадей в 1987 г. ..Земли числящиеся пастбищами, кормовой ценности не имеют, и расположены мелкими контурами» куда корову можно доставить только на вертолёте.
Краевой ком. по зем. ресурсам добавляет 26.11.97 № 08-85 к Петренко В.С.: «Установление границ произведено без учёта исторических границ посёлка по согласовании только с администрацией села Корчино, в отсутствие представителей села Потеряевка... К сожалению до сих пор протокол комиссии прдставители района по непонятным причинам задерживают».
Причины-то на виду. Не дать, не пущать, заморить, обмануть – время загладит, забудут, отстанут, перемрут, уйдут на пенсию.
А что именно так это, то вот ещё беда, горе второе: бульдозером перерыли трассу-дорогу, связующую нас с внешним миром, блокировали.
Приехал глава района, полн. представитель президента Р.Ф., кр. зем. отдел – испугались, дали гарантийное письмо, что обязуются в мае месяце 1996 г. вложить трубы в раскопанную траншею пруда и запрудить плотину см. подпись Мануйлова А. С. председателя кп «Корчинский» 17.01.96 г..
Глава района Мителёв П.Ф. 19.02.96 № 100 подтвердил: «с выездом на место изучил суть жалобы... изложенные факты подтвердились... ремонт дороги будет завершен в весенний период силами и средствами кп «Корчинское».
Кр. комитет по зем. ресурсам 22.01.96 № 01-08-1 тоже отрапортовал: «Разрушенная дорога, соединяющая посёлок Потеряевка с райцентром будет восстановлена весной 1996 года. ...Копии гарантийных писем прилагаются».
Вложили трубы, запрудили? Как бы не так!
Два года прошло, а трубы так и не вложили, и не думают, и думать забыли.
Вся надежда на Бога, да на доброго, грозного прокурора. В каком ещё государстве есть такие дела, как в нашей империи зла и в государстве тотальной лжи?!
Самый страшный удар по надеждам возрождающегося пос. Потеряевка нанесла комиссия во главе с Тарабаевым Н.И. 21.04.98 г. Приехали, обошли лога, болота, и даже шага не сделали, головы не пожелали повернуть в ту сторону где наши исконные земли, колки, за которые мы хлопочем уже восьмой год. Зачем же тряслись туда 150 км. на машинах, если уже сговорились заранее и изменили коварно своё вчерашнее решение, когда говорили, что «с учётом перспективного развития... необходимо п. Потеряевке около четырёхсот гектаров земли...» из выступления представителя кр. зем. отдела Кожанова В.Н. на заседании в адм. с. Мамонтово 24.11.97. Или для отвода глаз съездили проветриться, отдохнуть на лоне природы. Один из команды Тарабаева Н.И. возвратился из Потеряевки и где-то успели в этот вечер компанейски «отдохнуть», провести ночь в вытрезвителе. На следующий день Тарабаев сказал мне: «доходишься, и эту землю отнимут».
Господи, к кому нам идти, Твоя земля и в Твоей руке сердца судей и начальствующих.
После возвращения из Потеряевки вышла бумага: «поручить кр. комитету по зем. ресурсам... организовать проведение работ по инвентаризации земель существующего посёлка Потеряевки Мамонтовского района и произвести расчет потребностях в землях для ведения личных подсобных хозяйств жителей посёлка с учётом перспективы развития на 70 дворов» А. А. Суриков.
Земля опять уходит под снег, прошёл ещё год. Конечно же, ничего из сказанного не сделали, и для покоса жителям пос. Потеряевка так и осталось 1,2 га а не 73 га покосов надуманных Назаровым Назарова С. после неоднократных выговоров выгнали с работы и он судится теперь, который уже год с краевым земельным комитетом по ресурсам, за восстановление на своё греховное, тепленькое и денежное местечко.
Как дальше жить?
Посмотрите на прилагаемые карты – Корчино от Потеряевки в 12-15 км. Наши пашни в сторону Корчино тянутся на 4 км. А колки внутри наших полей и в 5 метрах от наших огородов... принадлежат с. Корчино. В колках есть трава, там косят два жителя с. Корчино, и все свободно пилят деревья.
По совести ли это? Отдайте же нам пока хотя бы эти колки с покосами в них. Ждём помощи, молясь Богу.
Дорогой наш Юрий Федорович! Поручите рассмотрение этого дела ревностному, совестливому, богобоязненному своему сотруднику, подчинённому, чтобы он наше дело рассмотрел так живо, близко к сердцу восприняв, как будто он сам, или его дети стали жителями Потеряевки.
Чтобы не для палочки-галочки-отчётности новую бездушную отписку для нас и для Вас состряпать.
Мы все смертны, краткодневны и ещё короче наши должности.
Если Вы этот вопрос по совести решите и нам отдадут наши колки, покосы, то это, Юрий Федорович, будет долгосрочный памятник Вашей жизни, душе и молитвенная благодарность в сердцах жителей пос. Потеряевка и у алтаря Божия.
Вы уже так много сделали по этой проблеме, так завершите же её достойно, триумфом святой правды, справедливости.
Спешите делать добро.
С искренним уважением к Вам, Игнатий Лапкин. 20.10.98 г.
Контактный адрес: 656016 г. Барнаул-16, ул. 2-я Строительная 62-16, Лапкин И. Т. тел. 35-32-42, 24-38-46, тел. в Потеряевке: 8-213-22-0-22».
«ОБРЕТЕНИЕ ПОТЕРЯЕВКИ»
«Ну почему мы решили, что только та форма жизни, ка­кой мы живём, имеет право на существование?
Мы едем в Потеряевку! Мы – это я и две мои бывшие ученицы. Те­перь – учительницы.
Никто не знает, как надо ехать в Потеряевку. Кассирша на вокзале вглядывается в экран компьютера и с трудом находит разъезд Подстепный. Поезд – один раз в сутки, остановка – одна минута. Потеряевка в пяти километрах от разъезда. Вот и всё, что мы знаем. И ещё мы знаем, что в Потеряевке есть религиозная община и летний пра­вославный лагерь – стан. В день Петрa и Павла состоится Таинство Крещения на потеряевском озере. Троекратное погружение в воду.
У каждой из нас есть свои внутренние причины найти Потеряевку.
Итак, одиннадцать часов пути на поезде – и мы на разъезде Подстепный. Выскакиваем, как ошале­лые. Кругом – ни души. Рельсы и шпалы. Дорог другиx нет. Шумно и людно было. Теперь – ни души. Всё пору­шено. Над гигантскими обломками элеватора тучи ворон – вот всё, что осталось от былого хлебного могущества. Зрительная метафора бро­ска русского человека в капитализм...
 Идем по шпалам. И сворачива­ем налево. Нещадно палит полу­денное солнце. Огромные просто­ры пустых, непаханых полей. Бурьян гуляет. Красота далей неог­лядных щемит сердце.
На четвертый час пути появля­ются первые дома. Крепко и краси­во сколоченные. Большие огоро­ды. Тихо. Безлюдно.
Заходим в огород задами. Пе­ресиживаем жару на бревнышках. Появляется трехлетняя Агнюша, красоту которой отделить от пространсгва нет никаких сил. Она – часть потеряевского пейзажа. Она вписана в это синее-пресинее небо, эти леса, эти озера. За Агнюшей тянутся ещё четверо ребятишек. Дер­жатся настороженно. Печеньем не угощаются. Видать, тут либо секта, либо староверы – мелькает в голове. Дети ведут нас к дому.
Выходит очень молодая, ясная и открытая женщина. Учительни­ца. Выпускница Алтайского университета. Специалист по компью­терам. Елена Анатольевна Барабаш, жена старосты деревенской общины. Игорь Барабаш ушёл с четвёртого курса политехническо­го университета. Электронщик. В прошлом рок-музыкант. Елена и Игорь были прекрасной бальной парой в университете. Танцами за­нимались профессионально.
Неподалеку от дома началь­ная школа. Три парты. Доска. Над доской иконы. Посередине огромная печь.
Елена Анатольевна приносит ведро колодезной воды, и мы пьём холодную, прозрачную воду, пред­чувствуя всем своим существом, что грядет встреча с Другой жиз­нью. Но мы ещё не ведаем, что эта Другая жизнь войдет в нас и пору­шит в пространстве нашего лично­го бытия многое из того, что каза­лось незыблемым.
Отчаянно болит голова. Идём измерять давление в соседний дом. Хозяйка дома берёт металличес­кую папочку и начинает искать то­чки боли на ладони и пальцах. Че­рез десять минут боль как рукой сняло. В глазах свет, будто и не было изнурительной дороги.
Поразили речь и мышление хозяйки дома. Рафинированный научный ум. Вера Федоровна Золотова – кандидат медицинских наук из новосибирского Академго­родка. Разработчик диагностики клещевого энцефалита. Путь в Потеряевку был долгим и мучительным. Поиски веры в Бога, потом автокатастрофа, в результате кото­рой муж Веры Фёдоровны оказал­ся прикован к постели. В Потеря­евке он встал на ноги. Речь пока не вернулась. Но Вера Федоровна знает, что спасла жизнь мужа именно здесь. Сын – в Академго­родке. Уверен, что мать и отец, члены религиозной общины, всё равно чужие люди в Потеряевке.
Дом Золотовых сделан из це­лого бруса. Тёплый. С русской печью посередине. Я уже приглядела себе место на печи. Интересно, ко­гда это я решила приехать сюда зи­мой? Знаю определенно – решение уже принято.
Уходить из дома не хочется. Мы и не уходим. Вера Федоровна тем не менее говорит:
- Живите, пожалуйста, сколь­ко хотите. Но как Игнатий? Всё бу­дет, как решит он...
Ему шестьдесят лет. Лёгок и скор. В толстовской рубахе, подпо­ясанной узеньким пояском. Рыжие волосы и борода. Красив ещё и сейчас. Известен на Алтае как про­поведник с большим стажем борь­бы против коммунистического ре­жима. Сидел в пяти тюрьмах. Пос­ледний раз был арестован 9 января 1986 года. Двадцать шесть лет ис­пытывал на себе гнёт советской психиатрии. Знает, что это за со­стояние, когда каждый сустав ищет новое место. Умолял врачей об одном – не вторгаться в мозг. Сохранить разум.
Имеет десятки томов личной переписки. Проделал гигантский труд но созданию 12 томов жития святых. Создал уникальную фонотеку мировой поэзии о религии. Записал на магнитофонную плёнку «Архипелаг ГУЛаг» Солженицы­на. В годы, когда это имя произно­сить было нельзя. Записал на плён­ку интервью с раскулаченными и репрессированными. Кассеты име­ли 1200 часов звучания.
Многолетний труд был унич­тожен КГБ. Эксперты определили ущерб в 11 млрд рублей старыми. Игнатий предъявил иск. Но он го­тов был забрать его немедленно, если бы получил заверенное коммунистическими печатями всего-навсего одно предложение: «Мы, Коммунистическая партия Советского Союза, на протяжении семи­десяти лет уничтожали свой на­род...» и т. д. Этого предложения никто не написал, и проповедник Игнатий выиграл здание в Барнауле для Крестовоздвиженской общины.
У него была сложная жизнь, но отлично помнит год и день, ко­торые стали поворотными в его судьбе. В детстве хотел быть террористом. Уже видел себя в этом образе. Хотел отомстить за пору­ганную землю. Перепробовал все работы: реставратор книг, перво­классный печник, орнитолог, кино­лог. Наконец очутился в Рижском мореходном училище. Выучил ла­тышский язык. Очень нравились латыши и эстонцы.
- «Мне шёл двадцать первый год... Пошёл смотреть французский фильм «Отверженные». Там есть эпизод, когда Жан Вальжан гово­рит: «Разве не было иной цели, как спасти не жизнь, а душу». Это ме­ня перевернуло. А ещё умирает герой. Рядом с ним близкие. Ему говорят: «Как много ты страдал!» Камера уходит к распятию. Во весь экран. Это в то-то время уви­деть распятие! Веки Габена, а иг­рал Вальжана великий Габен, при­поднимаются, и он произносит: «Нет, вот Он – Великий Страдалец». Вот здесь для меня образовалась грань. Я перечитал раз семь «Отверженных». Сделал выписки по своей привычке. Написал Габену письмо и сказал, что он мой духов­ный отец. Письмоне дошло. Я сде­лал запрос. Молчание. Но я уже знал, что Христос умер за меня. Знал, что я сам себе не принадле­жу. Мосты мои сожжены. К старой жизни возврата нет».
Игнатий:
- «Путь к Богу оказался мучи­тельным. Однажды я зашёл к риж­ским баптистам. Услышал их мо­литвы. Знаете, что меня поразило?
Слова порознь я уже знал. Но я не мог их соединить. Потом пошёл в русский молельный дом. Картина та же. Я понял, что дело не в рус­ском и латышском языках послед­ним я уже хорошо владел. Я не сразу понял, что язык, на котором с нами разговаривает Бог, другой. Я встал на колени и слёзно про­сил: «Дай мне веру! Научи». Гос­подь вразумил. Но я ещё долго по­мнил пограничное состояние. Зна­ете, силу инерции. Уже нет груза на плечах, а ты всё равно сгиба­ешься. Снятый груз продолжает своё действие. Так было и со мной. Но я уже знал свой путь».
Он за всё благодарит Господа – и даже за своих мучителей, пото­му что через них он прошёл испы­тания, угодные Богу. Он не держит зла на своих гонителей. Многие из тех, кто травил его, сегодня ему помогают, Благодарит Бога за то, что сердце не ожесточилось.
 С Христом и в тюрьме сво­бода. Без Христа и на свободе тюрьма. Главный враг – внутри нас. Игнатий не догматик. Верует, что человек способен меняться.
...Однажды он рассказал мне историю. Звучит притчею. Пас ко­ров Игнатий. Приметил, что на тpaccy часто выходят люди. Ищут воды. Хотят пить. Игнатий вырыл колодец. Повесил красное ведро. Наутро ведро исчезло. Он повесил синее ведро, наутро оно тоже исчез­ло. Когда он нашёл белое ведро, его постигла та же участь. Каждое утро Игнатий вычерпывал 120 вёдер во­ды, чтобы в колодце вода была прозрачной. Поставил стеклянную по­суду, её разбили вдребезги. Нако­нец кто-то навалил кучу. Игнатий оставил свою затею – напоить страждущего. К чему весь этот сказ?
«Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж»Пс. 126:1.
 Этот псалом многое объяс­няет в жизни нашего отечества. Безбожие наше прежде всего отра­зилось на человеческой природе.
Вы – секта?
Так напрямую спросила я Игнатия. Он так же прямо ответил: «Нет.  Мы – христиане. С чего начина­ется секта? С отдельного человека. Без Толстого нет толстовцев. Без Виссариона нет его секты. То же и с Белым братством. С Маркса на­чался марксизм. С нас, потеряевцев, ничего не начинается. У нас сзади 1200 житий святых. С нами история и культура. Мы входим в истори­ческий процесс. Сейчас с нами за столом Достоевский, Пушкин и Гоголь».
Он читает свои стихи, навеянные «Сикстинской мадонной» Рафаэля:
«Она несёт Сокровище веков,
К Своей груди Младенца при­жимает,
И Он явился. Он уже готов,
Все муки добровольно при­нимает.
Она печалью скорбной на­плывает
Из глубины веков на облаках...
Последний шаг – об этом кто не знает?
Ступней её не сковывает страх?»...
В самом деле, разве мы одни в Потеряевке?
Великими людьми XX столе­тия Игнатий считает Горбачёва и Солженицына. Горбачева – за то, что только он мог расшатать коммунистическую твердыню. Только он трёхчасовыми речами мог усы­пить бдительность коммунистов. Солженицын – пророк.
Лагерь-стан
С утра до ночи Игнатий и пра­вославном лагере. Слово «стан» указывает на статус лагеря, Без этого ни одна надзирающая ин­станция не согласилась бы с его существованием. Детей богатых в лагере нет. В основном – с изло­манными судьбами.
- Папка при мне кололся и бил меня. Сейчас сидит в тюрьме, – тихо, без эмоций говорит девочка лет семи.
- А у меня папа с мамой мотают срок за убийство, – гово­рит другая.
Плачет мальчик. Хочет домой. Мать Светлана Кузьминична, при­ехавшая на побывку, уговаривает сына: «Куда я возьму тебя? Зар­плату не дают. Холодильник пус­той. Здесь хоть прокормишься. Держись за кусок хлеба».
Сколько в лагере детей, точно никто не знает. Одни приезжают, другие уезжают. Есть и взрослые. Если вы – мать и хотите пожить с ребёнком, живите, но не вмеши­вайтесь в устав лагеря. Назначение лагеря объявлено жёстко и прямо: научить человека безропотно пере­носить тяготы жизни.
Встают рано. Несколько часов труда. Сверхзадача лагеря – дать детям великий опыт послушания. Он на­чинается с мелочей: к трапезе у ка­ждого в кармане должен быть но­совой платок. Девочки непременно в головных платках. Если забыл носовой платок, бежишь к дальне­му тополю. Срываешь листик. Он будет временным платком. Удиви­тельно, но дети, обычно всё забы­вающие, в лагере очень быстро на­учаются сосредоточенности. Соб­ственный опыт послушания гово­рит о том же.
К трапезе отношение, как к ал­тарю. К пище не склоняются. Пищу подносят. Трапеза проходит в абсо­лютном молчании. Ты подаешь зна­ки, нужна ли тебе добавка, присту­паешь ли ты ко второму блюду. Ты спокоен, потому что знаешь: твой знак будет тотчас уловлен. Ты по­лучишь то, что хочешь.
Игнатий:
- Ребёнок имеет право полу­чить то, что он хочет. Я видел, как они льнут к коновязи. Крутятся, вертятся. Но у неё другое назначение. Я понял, что должен соору­дить снаряды по типу коновязи. Видите, сколько их.
В лагере нет проблемы воров­ства. Дети из неблагополучных се­мей поставлены в ситуацию, когда искушение становится невозмож­ным. В келью один человек не вхо­дит. Только двое. Ты ответствен за себя и другого. Искус исключен. Кстати, всё, что есть на терри­тории лагеря, – всё построено соб­ственноручно.
Игнатий ведет нас подземны­ми норами – на глубине четырех метров церковь. Здесь молились взрослые и дети в небезызвестные годы. За двадцать лет подземного существования лагерной церкви ни один ребёнок не предал церковь и её служителей. Кагэбэшники ла­герь всегда держали в поле зрения. Почти каждый год чьи-то руки подносили к лагерным постройкам спичку. Всё полыхало синим пла­менем. Лагерь уничтожался полно­стью. Каждый год начинали с ну­ля. И так два десятилетия.
Любовь...
Дети жёстко делятся на тех, кто прошёл школу послушания, и тех, кто её только начал.
- Что бы ты посоветовала сво­ей подруге? – говорю я старожилке лагеря. – Утешь её чем-нибудь...
- Она плачет, потому что худшей жизни не видела. А я уже видела всё. Это трудно только поначалу. Прими правила, и ты будешь сво­боден. Девочке десять лет.
И это – точно! Гордыня моя не знала меры: в платке не хожу, и молчать за обедом не буду. Разгулялась моя воля вольная. Но то ли причиной усердные молитвы до и после трапезы, то ли покой, царя­щий в потеряевском пространстве, но через три дня я действительно обнаружила в себе царство внут­ренней свободы, направленной на высшие смыслы.
Упорядоченность бытового поведения действительно стано­вится неким условием высвобож­дения духа. Так это или нет, но проблема послушания из дисцип­линарной превращается в меха­низм перехода к трансцендентно­му. Есть у меня подозрение, что и дети этот переход ощущают. Пото­му, что есть тайный движитель всей лагерной жизни – это любовь!
Да, Игнатий любит детей. Лю­бит взрослых. Они это знают. Без неё, без любви то бишь, труд и по­слушание всего лишь пустые яр­лыки, но не события. И может быть, самое трудное дело – научиться любить. Есть ещё одно принципиальное основание, на котором стоит лагерь-стан: де­тям дано ощущение защищённо­сти. Разработана система педагоги­ческих технологий, благодаря ко­торой ребёнок будет в Лагере жив и здоров. Это дело взрослых – сде­лать жизнь ребёнка неопасной. За двадцать пять лет существования лагеря – ни одного несчастного случая. А кругом глухие леса и озера.
Каждую пятницу горит в лагере костёр до поздней ночи. Из де­ревянных брусьев сооружён амфи­театр подобие греческого. Глубо­ко внизу – костровое действие. По ярусам ходят дежурные. Предлага­ют отменную печёную картошку. Деревенский староста с гитарой. Поют песни. Когда-то Игорь Бара­баш очень любил Бориса Гребен­щикова.
- Всё ещё тянет к той музы­ке, но я уже чувствую в Гребен­щикове язычника. С трудом, но отвыкаю.
Верхний ярус амфитеатра пе­реплетён проволокой. У Игнатия был грандиозный замысел: почис­тить пруд и развести рыбу. Дать возможность детям жарить рыбу, подвесивши её на проволоку.
Продали немало коров, чтобы оплатить чистку пруда. Пришла бумага: возможно, на глубине по­лутора метров проходит стратеги­чески важный кабель. Это всего лишь один эпизод из бесчисленной череды мытарств тех, кто решил: “Быть Потеряевке!” Окончание в следующем номере».
«Общая газета» № 36 7-13 сент. 2000 стр.10 Эльвира Горюхина». «Новая газета – Сибирская газета», «Обретение Потеряевки» №50 21-27 декабря 1998 г., стр. 3. Профессор психологии, преподаватель Новосибирского пед. университета. Помощник депутата гос. думы Щекочихина. Около 5 раз была в Чечне и у боевиков.
«ОБРАЩЕНИЕ
Уважаемый  Александр  Александрович.  Мир  Вам!
05.02.99г.  я  был  у  Вас  на  личном  приеме по вопросу  восстановления  пос. Потеряевка.
Прошло  более  1.5  месяцев,  но  нет  ответа  от  Вас.  За  это  время  появились  новые  документы  все  их  прилагаю.
Председатель  комитета  по  земельным  ресурсам  Мамонтовского  р-на  Назаров  С. Г., при  полном  потворствовании  и  покровительстве  главы  администрации  района  Мителёва  П. Ф., семь  лет  безбожно  лгал,  что  Потеряевке  было  выделено  73  семьдесят  три  гектара  покосов.
Наконец-то,  в  октябре  98  г.,  послали  сотрудников  Гипрозема  края  и  выяснилось,  что  покосов  в  Потеряевке  только... 7,8 га.
Расчёт  Гипрозема  показал, что  даже  без  учёта  перспективы,  а  только  на  сегодняшний  день  потеряевский  скот  с  этих  7.8  га  обеспечен  сеном  на  5.7%.  В  деревне  будет  180  дворов,  а  сейчас  –  9  дворов.  И  уже  сегодня  такая  трагическая  обстановка,  длящаяся  семь  лет.
Недостающие  94.3%  сена,  как  советуют  Мителёв,  комитеты  по  земельным  ресурсам  района  и  края, можно  якобы  восполнить  за  счёт  улучшения  пастбищ. Дескать, распашите, засейте. Это предложение  новопоселенцам  –  насмешка  и  циничное  издевательство.
25.03.99  г.  я  успел  сказать  Вам  об  этом.  В  этот  же  день  семь  раз  я  хватался  за  Мителёва,  отводил  его  к  нашим  горестным  воплям,  показывал  его  подписи  и  печати,  где  он  выделяет  нам  Топкий  Лог  для  перспективы  смерти.
Решение  проблемы  дано  в  служебной  записке  Тарабаева  Н.И.  к  Вам  03.04.98  г.  “Кроме  того,  земли  выделены  жителям  Потеряевки  без  учёта  их  назначения  и  ценности;  в  общее  количество  гектаров  входят  земли,  которые  не  могут  использоваться,  болота  и  даже  земли  под  существующими  постройками  и  улицами.
Земельный  вопрос  предлагается  решить  следующим  образом:
Поручить  земельному  комитету  с  привлечением  института  Гипрозем  провести  работы  по  межхозяйственному  перераспределению  земель  с  тем,  чтобы  изменить  границы  землевладения  совхоза  Корчинский,  отодвинув  их  на  север  за  счёт  земель  запаса  совхоза  Кадниковский,  земли  которого  в  данном  месте  не  распределены  в  результате  приватизации.
Такая  операциядаст  возможность  удовлетворить  просьбу  потеряевцев  и  выделить  им  землю  в  тех  естественных  границах,  в  которых  они  просят  и  сохранить  размер  земельных  долей  членов  коллективного  хозяйства  сх  “Корчинский”  не  надо  будет  изымать  свидетельства  на  землю,  будет  исключена  возможность  обращения  в  суд.”
26.03.98 г.  В.И.  Бивалькевич  прокурору  Ляхову  Н.А.  подтвердил,  что  при  приватизации  земель  в  1992 г.  район  скрыл  существование  Потеряевки. Это  же  сообщает  Д.Е. Викулов,  директор  ЗАПСИБНИИ ГИПРОЗЕМА  23.03.98 №1014119  “На  момент  проведения  работ  по  приватизации  земель  бывший  н. п. Потеряевка  отсутствовал  в  учёте  земель  и  в  предъявленной  справке  о  населённых  пунктах  на  территории  Корчинского  сельского  совета  вопрос  о  выделении  земель  для  возрождения  села  в  то  время  не  возникал.  Решение  администрации  района  1991г.  по  выделению  земель  на  площади  170  га  для  возрождения  с. Потеряевка  внутрихозяйственная  комиссия  по  реорганизации  и  приватизации  хозяйства,  Корчинская  сельская  администрация,  районный  комитет  по  земельным  ресурсам  и  землеустройству  к  исполнению  не  приняли.”
И  “производство  работ  по  перераспределению  земель  совхоза  “Корчинский”  Мамонтовского  района  в  1992г.  осуществлялись  в  соответствии  с  “Положением  о  реорганизации  госпредприятий”  утвержденным  Постановлением  Правительства  РФ  №708  от  04.09.92”.
Глава администрации района  П. Ф. Мителёв  писал  Бивалькевичу В.И.  13.07.95  № 511  “Отвод  земель  был  произведён  на  основании  решения  районного  Совета  народных  депутатов  №118  23  июля  1991 г.  170  га..  Статус  пос. Потеряевки  придан  решением  краевого  совета  23.03.92 № 47,  т.е.  годом  позже”.
В  Мамонтово  скрыли  существование  пос.  Потеряевки,  когда  делили  землю.  И  это  –  преступление,  порождающее  все  описанное  здесь».
 
«Прокурору Алтайского края Параскуну Ю.Ф. от жителей пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края,
ЖАЛОБА И ПОЯСНЕНИЯ ПО ПОВОДУ “ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЛОКАДЫ” КРС И ОВЕЦ В ПОС. ПОТЕРЯЕВКА.
Семь лет председатель комитета по земельным ресурсам Мамонтовского р-на Назаров С. Г.неизменно отвечает во все вышестоящие органы власти: жителям пос. Потеряевка выделено предостаточно земли; покосов 73 га. И делает расчеты покосов, пастбищ на душу населения, на лошад, корову и овцу... И выпад: необходимости в дополнительном предоставлении земли нет. Акт о проведении инвентаризации земель пос. Потеряевка 23.12.1998 г..
Так ли это?
29.09.98 г. комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Алтайского края подписано “Техническое задание” для ЗапсибНИИ Гипрозема г. Барнаула.
п. 4. “Виды, этапы работ, подлежащие выполнению.”
4.3. Инвентаризация земель застроенной территории.
В техническом задании нет ни слова о инвентаризации всех 288 га земли, выделенных пос. Потеряевка, а только корректировка на площади 288 га отныне эта цифра будет 284.8 га. Ни о какой геоботанической работе ни слова – полное молчание. Нас же интересует не то, все ли гектары прошлых съемок на месте, не исчезли ли, а то, чтобы было выяснено, что Топкий лог, “подаренный” Потеряевке щедрым жестом Назарова С.Г. не травостой какой-то категории, а столетний камыш.., и многие десятки гектаров заболоченных логов – не сенокосные угодья, а совершенно непригодная даже для пастьбы скота огромная площадь болот, логов, развалин, загаженная, выведенная из землепользования варварством советских времён земля. И за последние годы солончаки, бывшие на расстоянии 500 м от деревни, практически перехлестнули на другую сторону посёлка, соединившись с солончаками северной, надветренной стороны. Изменился, естественно, и растительный покров, плодородность, качество выпасов; поднялся уровень грунтовых вод, особенно сильно с 1987 года.
Необходима была геоботаническая комиссия, которая и подтвердила бы, что все это, 70 – 80 га непригодной земли, нельзя распахивать, улучшить её плодородность нельзя: эта засоленная площадь дает только отдельными кустиками несъедобную для скота траву. Скудная земля.
И тогда не появились бы “маниловские” “Пояснительные записки” Качурина А.А. инжинер Алтайского предприятия ЗапсибНИИгипрозема, который приехал и уехал, когда выпал снег. Да и в задании у него не было давать советы, расчеты о том, как “недостаток сенавозможно покрыть за счёт неиспользуемых ? пастбищ, путем проведения коренного улучшения на площади 11 га” лист 3. 3 абзац сверху. И далее по “Записке”: “Площадь инвентаризуемой территории составляет 32.4 га”.
Ясно, что ни в “Теххническом заданим”, ни в “Пояснительной записки” имеющей не юридическую, а чисто фантастико-рекомендательный характер не находим, что была произведена инвентаризация остальных 252.4 га земли 284.8 – 32.4.
12.02.99 г. нач. отдела комитета по земельным ресурсам В. Н. Кожанов р.т. 38-14-22 подробно, по книгам разъяснил, что в инвентаризацию земель не входит оценка почв. Должна была быть произведена только “корректировкана площади 288 га” по заданию.
Вопрос: мог ли, даже теоретически, в холодное время года, когда земля покрылась снегом, произвести инвентаризацию 288 га, из которых 32.4 – на застроенной территории, где количество землепользователей физических и юридических лиц – 22.
Для сведения: норма обработки на 1000 га – 7 дней подготовительные работы; составление плана – 7 дней, согласование границ – протяженностью на 1 км: границы – 8 дней. Время для инвентаризации одного землепользователя – 6 дней 6 ґ 22 312 дня.. т.д. И это только на застроенной территории в 32.4 га.
Ясно, что все расчеты о тысячах центнерах “зелёной массы” есть кабинетная выдумка Качурина А.А. Когда он отогрелся на третьем этаже на ул. Ползунова 50 Гипрозем, где так легко играется в биллиард и в настольный теннис, в фойе.
Все эти, необходимые для работы в поле человеко-дни для получения зарплаты в отчетности – проведены не все при тахеометрических съемках на площади в 284.8 га...
Основываясь даже на мистикофиозной “Пояснительной записке” Качурина А.А. под снегом сумел определить плодородность, засолённость, качество, продуктивность, травостой видно, что на площади 7.8 га потеряевских покосов Качурин А.А. собрал бы “за счёт естественных сенокосов с 7.8 га только 44 центнера сена.” И по его даже расчетам лист 3. 2-4 абзацы сверху необходимо 771 ц. сена на зиму потеряевской скотине.
Всё!
Все другие цифры взяты даже не по материалам – схемам 1991 г, а просто с Гипроземовского потолка.
И тогда, даже по тенденциозно – Качурино – Назаровским выводам “земли хватает – необходимости в дополнительном предоставлении земли нет”, тогда оказывается, что Потеряевскому скоту а значит и жителям обеспечено только... 5.7% необходимого сена а не “202% от потребности” – по “Записке”. 5.7 % – по-Качурину, определившему 7.8 га сенокосов по стерне на бывшем огороде.
В край. зем. отделе подтвердили, за подписью председателя этого комитета В.И. Бивалькевича от 18.11.98 №06-05423 в Прокуратуру края, что сенокосов в Потеряевке.. 1.2 га, т.е. удовлетворение в потребности сеном на зиму, с перспективой развития только на 0.9% 7.8 га : 1.2 га в 6.5 раза завышена площадь сенокосов; 5.7% : 6.5 раза 0.9%. По-истине, по лозунгу министра пропаганды Геббельса у Гитлера А. “Чем чудовищнее ложь, тем скорее поверят”?
И это по документам, прилагаемым только здесь.
При дальнейшей застройке посёлка Потеряевка эти покосы на бывших огородах, естественно, исчезнут...
Если бы было “удовлетворение в покосах”, то какая была бы надобность жителям пос. Потеряевка выпрашивать покосы в соседних деревнях...
Советовать распахать земли, засеять травой и поливать её, это равнозначно, как советовать уборщице с тремя детьми на руках, получающей оклад 100 руб. при среднем прожиточном минимуме для такой семьи 2369 руб определением кр. закон. собрания на первый квартал 1999 г прожиточного минимума для мужчин – 680 руб, женщин – 695 руб, детям до 7 лет – 558 руб советовать улучшить питание колбасой, маслом, яйцами.
Насмешники и безбожные циники. И если президенту страны предъявлено обоснованное обвинение в геноциде против коренного неселения страны, то в нашей ситуации от Назарова С. Г. – Качурина А.А. за подписью главы администрации района и комиссии – геноцид против скотины у жителей пос. Потеряевка.
Срамной “пистолет” “Топкого лога”, Назаровская “награда”, нацеленная на изничтожение скотины в Потеряевке, должен быть ликвидирован, как и принято решение комиссии, бывшей в пос. Потеряевка 21.05.98 г во главе с заместителем губернатора Алт. края Сурикова А.А. – Тарабаевым Н.И. и взамен гектаров “Топкового лога” по границе 188 га, эти гектары прирезать со стороны Корчино.
И это решение Назаров С.Г. не выполнил, как и все указания Крайземотдела. Со стороны Подстепной, с востока, Назаров С. Г. по сей день не установил межевые знаки в натуре, отчего 19.1 га 15.5 + 3.6 все эти годы засеваются Корчинскими фермерами пшеницей, а числятся в отчетах нашими схоз угодьями.
Во всей этой истории с “плодородностью земли” даже при изысканиях Гипрозема в октябре 1998 г. в пос. Потеряевка настораживает следующее: около 5 раз мы подходили к руководителю Гипроземовской группы из трёх человек во главе с Качуриным А.А. и расспрашивали: не собираются ли они делать инвентаризацию всех 284.4 га земель?
- Нет, у нас и в задании этого нет и показали “Техническое задание”
Почему так упорно скрывали, что в отчётах укажут ту работу инвентаризацию всей площади, с определением плодородности, с составлением экспликаций, которую невозможно было сделать не из-за финансовых трудностей, как пишет директор Алт. кр. ЗапсибНИИгипрозема Д.Е. Викулов 21.01.99 №18 старшему советнику юстиции Плотникову Г.М., а хотя бы и из-за погодных условий: температура была ниже нуля один, а то и все трое больше времени проводили в тепле машины – в это время добрый хозяин на улицу собаку не выгонит, а этих добрых молодцов за какие-то грехи отправили в открытую степь.
Потом никак не хотели показать, дать копию “Технического задания”, в открытую начали лгать, как малые дети-пионеры; только что записанное с их слов, при свидетелях – отрицать “было – не было” по Евангелию слово должно быть твердым, если сказал “да”, значит “да”, если “нет”, то так оно и есть “нет”. А что сверх этого такой человек, как Назаров говорит, лжёт, то всё это от лукавого, т.е. от демонов – бесов.
“Постановление” администрации Мамонтовского р-на Алтайского края от 28 октября 1998 г № 213 о создании комиссии по инвентаризации земель пос. Потеряевка – за подписью главы админстрации Мамонтовского р-на Митилева П.Ф. и “Постановление” от 24 декабря 1998 г. №251 с. Мамонтово, утвердившее акт о проведении инвентаризации земель пос. Потеряевка также за подписью П.Ф. Мителёва и др. – эти оба постановления основаны целиком и полностью на работе с документами Гипрозема: плод кабинетного творчества. Никто в эти даты с 28 октября 1998 г. по 24 декабря 1998 г. никого из указанных в составе комиссии в пос. Потеряевка не видел, и эти бумаги, постановления, акты только в глазах непосвященных в наши дела могут иметь уж очень великую ценность, коей никак не могут иметь в действительности.
“Акт” о проведении инвентаризации земель пос. Потеряевка, подписанный Назаровым С. Г. – председателем комиссии, выносит приговор самому С. Г. Назарову, убеждавшему прокурора р-на 17.12.1997 г., что в Потеряевке “в настоящее время пользуются пастбищами на площади 196 га... 73 га – сенокосы”.
Экспедиция Кочурина А.А. теперь заверенная тремя подписями и печатями на “Акте” Назаровым С.Г., Рязановым Ю.А. по экологии, Подкорытовой В.Е. зав. отделом Архитектуры – утвердила окончательный приговор Назаровской лжи в 73 га, т.е. теперь пастбищ – на 30 га меньше оказалось, а сенокосов всего 10% от баснословных 73 га, т.е. теперь за сими подписями и печатями зрим, что скот в пос. Потеряевка обеспечен покосами на 5.7%.
Внимание: теперь открытие гавной тайны.
Чтобы изничтожить строящуюся с нуля православную деревню безбожное начальство затопляет ложью, т.е. умышленной искаженной статистикой вышестоящие инстанции, занимаются должностным подлогам.
Так 16 ноября 1997 г. глава Корчинской администрации Кулеба В.Ф. дает ложную справку прокурору района Риферду Ю.Н. “На 1 января 1997 г. жители пос. Потеряевка в наличии не имеют овец”.
Качурин же все свои, сказочной жизни расчёты, ведёт с прицелом на “полголовье скота 48.2 условные головы” поясн. записка Кочурина, лист 2, 3 строка снизу.
Лапкин И. Т. получил 85 га возле ж.д. со стороны Корчино, среди поля участки леса, кустарника. Тогда ещё землю на паи в с. Корчино не делили – март 1992 г.
С другой стороны дорога в Корчино, поля жителя пос. Потеряевка Устинова В. А. Между ними кустарник, колок с покосами отдали “якобы по паям, двум жителям с. Корчино за эти-то покосы около колков и хлопочем. Но лес – в частную собственность не отдаётся, и паями корчинским никак не должны были нарезать здесь.
И уж совсем абсурд, что между нашими огородами со стороны Корчино и полем Устинова В.А. – шириной в 100 м. полоса колка с покосами отданы тем жителям с. Корчино, которые от нас за 15 км. Поля же наши, пашни в сторону Корчино тянутся ок. 3-4 км.
Теперь, судьи, прокуроры, правители, решите, что означает вывод комиссии от 23.12.98 г. “Необходимости в дополнительном предоставлении земли НЕТ”. Значит СМЕРТЬ? 15.02.99 г.».
«ЗАЯВЛЕНИЕ
В архитектурный отдел Мамонтовского р – на Алтайского края от жителей пос. Потеряевка.
Вы неоднократно запрашивали нас о том, как бы нам хотелось назвать главную улицу пос. Потеряевка, уже строящуюся.
Считаем, что если сам посёлок Потеряевка сохраняет память о первом поселенце здесь в 1818 году, Потеряеве ...Семён, Венедикт, Нифонт, Иван, Геннадий.. , то восстановить заново в наше время полностью разрушенное в 1972 г. это поселение, при сильнейшем противодействии властей – это дело несравненно более трудное, чем было у Потеряевых.
Идея восстановления, ходатайство на всех уровнях, первые жители – всё это было от семьи Лапкиных, по благословению матери Лапкиной Марии Егоровны – матери героини, родившей и воспитавшей в пос. Потеряевка 10 детей. Здесь она жила 60 лет из 86 лет прожитых ею 15.07.1912 – 29.11.1998 гг. с нашим отцом Тихоном Дмитриевичем, инвалидом 2 гр. ВОВ 29.06.1910 – 25.08.1985 гг..
Назвать улицу «имени Марии Лапкиной», оставив память потомкам о героической женщине, труженице, глубоко верующей православной христианке. Память её в род и род.
Это решение принято на общих собраниях Крестовоздвиженской и Святоанфимовской общин. 21.11.1999 г. Лапкин И. Т.».
Просьба была удовлетворена, и единственная улица посёлка называется именем Марии Лапкиной.
«ПРОКУРОРУ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ПАРАСКУНУ  Ю. Ф.
Главе администрации Алтайского края  Сурикову А. А.
Главе администрации Мамонтовского района Мителёву П. Ф.
Уважаемый  Юрий  Федорович.
14 мая 2000 г. исполнилось ровно 9 лет со дня начала восстановления пос. Потеряевка. По сей день не решён вопрос о выделении покосов жителям пос. Потеряевка. Председатель земельного комитета Мамонтовского р-на Назаров С. Г.  под неусыпным покровительством главы района Мителёва П.Ф. во всех сводках  говорил о 73 га. покосов. Комиссия же Гипрозема в 1998 г. «намерила» 7.8 га, в то время, как Бивалькевич В. И. – председатель земельного комитета края пишет: «покосов практически нет» по экспликации  значится 1.2  га.  Это не перспектива развития, а перспектива удушения и смерти.
Назарова С. Г. наконец-то  уволили,  выгнали. Но дело его живёт. За 9 лет на имя главы администрации района были посланы, вручены десятки жалоб, заявлений, прошений. И пришел ответ... один, только 12.04.2000 г. как из космоса.
       Мителёв П.Ф. ведёт преступный саботаж все эти годы, как и глава администрации ссовета Кулеба В. Ф. которого не переизбрали. Этот тоже не удостаивал ответа, говоря: складываю всё у себя в папку, пойду на пенсию, прочитаю.
Пример: 1 28 июня 1999 г за № 37. Постановление администрации с. Корчино передано в архитектуру с. Мамонтово – это было требование самой же администрации. Попав на стол Мителёва, документ пролежал уже почти год... но ни подписи, ни «да», ни «нет» Мителёв П.Ф. не ставит. Почему же? Думаю, что только из-за страха, что к власти опять придут коммунисты и тогда как бы ему не поставили в укор его содействие православному лагерю-стану. Потому Мителёв П.Ф. и говорит, что этот лагерь-стан лишний и никому не нужный, хватит и своего безбожного детского оздоровительного лагеря в с. Мамонтово.
2 Мителёв обещал помочь сохранить переезд напротив пос. Потеряевка на 209 километре, обещал 13.08.99 в Потеряевке это всё заснято на видео. Но переезд осенью разрыли и из наших 304 га пашни 96 га отрезаны, потеряны нами навсегда. Считаем это дело – злодеянием. Деревня удушается саботажем Мителёва П. Ф., его безразличием к судьбам верующих, волокитой.
3 Перерыли  бульдозером трассу,  связующую Потеряевку с  с. Шарчино. Мителёв П. Ф. обещал ответ в краевую администрацию 19.01.96 г №100 сделать ремонт дороги – но... и по сей день не отремонтировал дорогу.
4 Заявления  наши просто игнорируются. Нам ответ дали только 12.04.2000 г.
На прилагаемой карте выделенных земель пос. Потеряевка красуются Мителёва печать и подпись. Об этом он даже сожалел, что поторопился, не разобрался, что в Топком  логу сено не собирают, овец  не пасут. Только Петр Федорович мог бы уже 9 лет назад решить проблему с покосами, с колками среди наших пашен.
Кулеба В.Ф., затем и П.Ф. Мителёв просили меня не обращаться с жалобами в вышестоящие органы. И я это точно выполнил. Но... прошло 9 месяцев, мы не обращались никуда, но обещание решить вопрос с покосами смотрите видеозапись так и не созрело, не заплодоносило, не родилось.
Получилось опять обещание главы администрации Мамонтовского р-на пустым выкидышем, безответственным утешением страждущих в течение 9 месяцев. Просим помочь сдвинуть с мёртвой точки отношение Мителёва П. Ф. к Потеряевке. Обещана была водонапорная скважина – когда же начнут это делать?
Полномочный ходатай  по  вопросам восстановления   пос. Потеряевка  Лапкин И. Т.».
ЛАГЕРЬ-СТАН В ПОТЕРЯЕВКЕ
«МЕЖ КОЛОСЬЕВ И ЗВЁЗД. ДВА ДНЯ В ЛАГЕРЕ ОТДЫХА ДЛЯ ДЕТЕЙ ВЕРУЮЩИХ»
«ОТКУДА было знать мне, непоследовательному атеисту, что именно в среду Иуда Ис­кариот замыслил продать Хри­ста? И вот уже больше тыся­чи лет православные отмеча­ют среду и пятницу день рас­пятия Иисуса постом, напоминая тем самым себе о собственных прегрешениях. По­этому возвращался я из командировки полуголодный, но зато переполненный впечат­лениями. Два неполных дня я пробыл в другом мире, в непохожем на тот, к которому мы привыкли и притерпелись. ...Тепловоз замер посреди раскалённой степи у малень­кого разъезда Подстепный. У железнодорожного полотна нас поджидала стайка босых ребятишек. Игнатий Тихоно­вич Лапкин, пригласивший ме­ня в эту не совсем обычную поездку, быстро и деловито распределил между нами по­клажу и, пряча улыбку в окладистой старообрядческой бо­роде, покосился в мою сторо­ну: в каждом монастыре свои порядки. Разуемся! – и первым сбросил свои кирзачи. Волей-неволей пришлось и мне расстаться с кроссовками.
Километра три протопали по-полузаросшей полевой дороге, вошли в прохладу. Аромат трав и шелест – в берёзовый колок.
– Вот здесь колхозные са­ды были, – широко повел ру­кой Игнатий Тихонович. – Сколько ягод, а яблоки ка­кие выращивали – с кулак величиной! Всё пропало, всё разорили, – он сокрушенно качал головой.
Больше десятка пет про­шло, а мой собеседник не мо­жет ни забыть, ни простить этого свершившегося среди белого дня убийства. Была де­ревня Потеряевка. Был креп­кий колхоз с тысячными ота­рами овец, конными табунами, богатейшими фруктовыми садами, пасеками. Радовались, грустили, мечтали – жили; Вдруг в чью-то светлую адми­нистративную голову пришла мысль о неперспективности деревни. Мода тогда была на неперспективные хозяйства.
Сегодня здесь запустение и тишина. На месте омшаников буйствует крапива. Там, где была деревенская улица, – полузаросшие ямы да шерен­га стройных тополей...
У Игнатия Тихоновича здесь родина. Потому каждая встре­ча с этой землей для него – боль и радость. Не первый год ездит он сюда летом – от­дохнуть от суматохи городских будней, от злой их деловито­сти, зарядиться покоем полей... Теперь он – наставник.
...Восьмиконечный право­славный крест, укреплённый на высоком хрупком шесте, был виден издалека. Под кре­стом, на ровной, чисто выметенной площадке, окруженной зарослями крапивы, разбит лагерь. впрочем, слово это здесь не любят, слишком уж мрачные ассоциации оно вы­зывает, предпочитают назы­вать обитель станом или становищем – по-библейски.
Нас встретили радостными возгласами, объятиями, весёлым оживлением.
- Кто у нас дежурит сего­дня? – осведомился Игнатий Тихонович, освобождаясь от поклажи – Женя с Марией? Ну-ка, сёстры, давайте обедать, проголодались мы за до­рогу.
 Сёстры, лет четырнадцати от роду, загремели посудой.
Пока накрывают на стол, Игнатий Тихонович показывает стан. Посередине высятся два высоких шалаша, покрытые, как черепицей, тугими пучками травы. Внутри – почти про­хладный сумрак, просторно, можно спать поперек шалаша. Boкруг – пять брезентовых палаток, покрытых полиэтиленовой плён­кой: в надежности современ­ные походные жилища усту­пают шалашам – протекают в дождь. Поодаль устроен из сухого камыша навес для су­шки лекарственных трав. Букет запахов кружит голову: чабрец, солодка, тысячелист­ник, ромашка и ещё что-то, чему я и названия не знаю. Вязанки берёзовых веников... Старая железная кровать при­способлена под посудный шкаф. Простые, сколоченные из старых досок обеденные столы с такими же грубыми, вкопанными в землю скамья­ми. В сторонке лабаз – под­нятая над землей площадка на металлических ножках, чтобы к продуктам не добрались мыши. Чуть поодаль – насто­ящая русская печь, сложенная Игнатием Тихоновичем.
- Всё остальное, – гово­рит он, – ребята своими ру­ками сделали. Мы вам ещё баньку покажем, огород – то­же своих рук работа... А начинали с того, что вот здесь, на этом месте, крапиву корчевали. Специально выбрали са­мое неудобное, бросовое место, чтоб не мешать никому, очистили, в божеский вид привели. А какая радость ре­бятишкам видеть, что от сде­ланного тебе и другим польза. Пора обедать. По христианскому обычаю обитатели ста­на, среди которых несколько взрослых женщин, выстраива­ются на молитву: сёстры по левую pукy от Игнатия Тихо­новича, братья – по правую. Ещё перед поездкой И. Лапкин предупредил меня, что в обители действует несколько нехитрых правил обязательных для всех, в том числе и для гостей: ходить непременно босиком «Для здо­ровья полезно и к землице ближе», подпоясываться по православному обычаю кус­ком веревки, категорически запрещается курить: обитатели стана и близко не терпят «адского пламени». Улучив момент, когда Игнатий Тихонович отвлёкся, ко мне подошёл парнишка лет пятнадцати. Потеребив тесёмку с висевшим на ней медным крестиком, поинтересовался:
- Вы не курите? – Я кивнул утвердительно.
- Случаем, не «Астру»? – воззрился он на меня с надеждой.
Пришлось ему объяснить, что, уважая правила их «мона­стыря», я расстался с сигаретами ещё перед отъездом сюда. Это его явно огорчило, так как, по его словам, дядя Игнатий нашёл на стане пач­ку из-под сигарет и теперь «учинит расследование».
«Расследование» здесь за­канчивается иногда внушением, иногда «горячими» – авоськой пониже спины. Но чаще, как я понял, практику­ется первое. И, по-моему, эффективнее.
Моление окончено. Рассаживаемся за столом. Во время обеда тишину нарушает лишь гудение мух.
- За столом речь идёт ли­бо о пище, либо о божественном, – пояснил Игнатий Ти­хонович.
В лагере живут десятка два ребят в возрасте от трёх до семнадцати лет, в основном дети священнослужителей или верующих. Трое-четверо взрослыx следят за порядком, за здоровьем ребят, распределяют между ними обязанности.
После обеда все занялись своими делами: дежурные взялись за посуду, пацаны очищали от коры жерди для ограды, девчата перебирали клубнику на варенье, а я стал свидетелем диалога у одной из палаток:
- Оксана и Таня, возьмите бельё в корзине, пойдите постирайте.
- Благословите, Валентина Романовна!
- Помогай вам Господь. Слава, что-то ты праздно бро­дишь, займись чем-нибудь...
- Да я работал уже...
- Пресекать голос равного тебе непозволительно, ты же пресекаешь голос старшего, да ещё наставляющего тебя. Займись делом.
Слава отправляется помогать братьям. Праздношатающихся я не видел. Даже самые малень­кие, пяти-семилетние ребя­тишки, не слонялись без дела. Таков здешний «монастырский устав». Работы хватает всем. Кроме благоустройства стана, ребята заняты сбором ягод, лекарственных трав. Подошла пора сенокоса – помогают местным жителям ворошить и сгребать сено. В свободное время – чтение Библии или акафистов. Те, кто постарше, любят за полночь посидеть со взрослыми у костра под древ­ними скифскими звёздами, от­решившись от мирского, по­говорить о душе, о её буду­щей вечной жизни..
– Не скучно тебе здесь? – спрашиваю у вчерашнего восьмиклассника Димы, он родом из Енисейска.
– А что делать дома, в го­роде? Скука – это там. За­няться нечем, а от безделья, уж точно, и пить, и курить на­учишься. А здесь я уже тре­тью неделю, и ничего, не на­доедает.
- Ребята! – позвал Лапкин, – идём за ягодами. За­одно и искупаемся.
Шли степью. Игнатий Тихо­нович махнул рукой:
- Видали? Поле засеяно, а ничего не растёт. Говорили же умные люди этим горе-специалистам: нельзя здесь пахать – солонцы. Не послушали!
Прямо вредительство какое-то. Ведь ветром соль далеко вокруг разносит. Не стало хо­зяина на земле, – в голосе его просеклись горестные нотки. Но, может быть, не всё так безысходно? Не однажды приезжало в степь районное начальство. Партийные работники, под­черкнув, что движет ими иск­лючительно любопытство, с неподдельным интересом знакомились с житием обители. Местная милиция предлагала помощь – в случае чего. К счастью, таких случаев не бы­ло. С местными жителями у верующих самые теплые, дружеские отношения. Некото­рые из них, бывает, загляды­вают на стан, снабжают его обитателей картошкой, молоком. А недавно руководство хо­зяйства предложило Игнатию Тихоновичу взять часть сов­хозной земли в аренду.
- Хорошее дело, – раз­мышляет И. Лапкин. – Вот только опыт первых аренда­торов не располагает к опти­мизму. Будь у нас уверенность, что завтрашний день принесёт определённость в отношении новых форм крестьянского труда, с радостью приняли бы это предложение. Хочется в это верить. Мо­жет быть, тогда и сбудется мечта миссионера Игнатия Лапкина:
- Я хочу, чтобы новое по­коление выросло чистым, совестливым, трезвым. Воспи­тать это можно только страхом Божьим и трудом. Сво­бодным трудом на свободной земле. Десятилетия тоталитаризма, круто замешанного на страхе, не прибавили нам ни трезвости, ни совестливости, ни нравственной чистоты. Что же касается свободного труда, то здесь нам, мирянам, и им, верующим, не просто по пути, а вместе».
А. Черников. Фото А.Волобуева. «Молодёжь Алтая» № 40 от 29 сентября 1989 г.
«СОВЕТ ПО ДЕЛАМ РЕЛИГИЙ
при Совете Министров СССР. Уполномоченный Совета по делам религий по Алтайскому краю. 656016 г. Барнаул, ул. 2-я Строительная 62-16 Лапкину И. Т.
...Руководство крайисполкома поручило мне ответить на Ваше письмо от 12.11.89 Обращение в органы власти прекратить уничтожение детского православного лагеря-стана. Учитывая неординарность ситуации, местным органам власти мамонтовского района поручено самым внимательнейшим образом отнестись к проверке сообщённых Вами фактов, поиску и установлению лиц к ним причастных. Считаю необходимым также отметить, что «летний христианский лагерь» был создан Вами явочным порядком без разрешения уполномоченных на то органов. Осенью он был оставлен без принятия должных мер по сохранению имуществаа и сооружений. В данной ситуации вряд ли будет правомерным возлагать на райисполком и его службы ответственность за охрану места стоянки бывшего лагеря. Обращаю Ваше внимание на то, что сооздание лагерей, ведение организованного обучения несовершеннолетних религии, применениее мер принуждения и физического воздействия, как средств приобщения к вере противоречит действующему законодательству о религиозных культах, влечёт определённые правовые последствия. Ссылка на корреспондента газеты «Молодёжь Алтая» одобрившего Ваши действия, просто неуместна. Более того считаю, что корреспондент был просто введён в заблуждение. Противозаконные действия не утрачивают своей сути, если они даже получили в силу тех или иных обстоятельств положительную оценку в печатном органе. Пользуясь случаем, хочу предостеречь Вас, уважаемый Игнатий Тихонович, от подообных действий в будущем.
Одновременно сообщаю, что Мамонтовскому райисполкому указано на недопустимость нейтрального отношения к демонстративному нарушению требований законодательства о религиозных культах. С уважением уполномоченный Совета Г. И.Лисенков».
«ПРИИДИТЕ, ПОКЛОНИМСЯ.МЕЖ КОЛОСЬЕВ И ЗВЁЗД, ИЛИ ГОД СПУСТЯ»
«Ах, душа моя, косолапая...».
...Всё было так же, как год назад: опрокинутые в июльский зной поля пшеницы, уже выб­росившей колос, пыльный просёлок, хмельные, тысячелетние запахи трав...
Вот и знакомый уже вось­миконечный православный крест на высоком шесте. Вме­сте с радостными возгласами и детским восторженным ви­згом нас встречает чистый, долго плывущий в полях голос невесть где раздобытого ко­локола.
И лагерь отдыха для детей верующих был таким, каким увидели мы его в прошлом ав­густе см. «МА» от 09.89. И устроитель его – православ­ный христианский проповедник Игнатий Лапкин – всё такой же. Всё те же у него кирзачи, борода, худые плечи, на которых повисли заботы и 50 прожитых лет; несколько из них – в лагерях: за веру.
Впрочем, кое-что измени­лось. Если минувшим летом мы застали в лагере около трёх десятков отдыхающих, то ны­нче в нём около 70 обитателей – от трёх-четырёхлетних кара­пузов до старушек-«божьих одуванчиков».
Да и сам лагерь стал дру­гим. Вместо прошлогодних шалашей и палаток в ограде высятся новые «кельи» – деревянные каркасы, обтянутые армейскими палатками.
- Военные помогли, – по­ясняет Игнатий Тихонович.
Зимой он много выступал в разных аудиториях, в том числе и среди военнослужа­щих...
От И. Лапкина, который во­дит нас по стану, показывая «хозяйство», узнаем, что позд­ней осенью прошлого года, ко­гда лагерь уже пустовал, кто-то разгромил его до основа­ния: разметали хлипкую огра­ду, повалили столбы, уничто­жили шалаши, даже скамейки, вкопанные у пруда, выдрали из земли. Кое-что сожгли.
Было это после публикации в «МА». Не будем строить до­гадок... Мамонтовская милиция, пытавшаяся разыскать ху­лиганов, судя по всему, махну­ла на это дело рукой. И дей­ствительно – если бы госиму­щество было попорчено, или чьё-то личное, например... А так, подумаешь, верующие... Переживут. Не только пережили. Отстро­ились вновь. С ещё большим размахом. Отремонтировали баньку. Почистили родники-колодцы и опустили в них до­щатые срубы. Вырыли погре­ба – «холодильники» для про­дуктов. За оградой стана под­нялись высокие качели; на пе­рекладинах укрепили канат и кольца. Вновь расчистили пло­щадку для городков. Ребятишки с удовольствием гоняют на двух велосипедах. Кроме этих ещё сияющих свежей кра­ской машин, всё вновь сдела­но руками «насельников» это­го степного «монастыря»...
Поистине – «мы неизвест­ны, но нас узнают, нас почи­тают умершими, но вот мы живы...»2 Кор. 6:9.
Отчего не первый уже год едут сюда десятки людей – с Украины, из Казахстана, Грузии, со всей Сибири?...
Ну, пацанва – понятно. Им, в большинстве горожанам, за счастье на пару недель оку­нуться в эту испоконную глушь, в солнце, пруды, гри­бы-ягоды – волю.
А взрослые? «Да знаете ли вы, сударь, знаете ли вы, что это значит, когда уже некуда больше ид­ти?»
Бедный Мармеладов!.. По­хоже, мы – знаем. Но не зна­ем, не умеем жить в услови­ях, когда уже некуда больше идти.
Не потому ли одни – в пьян­ку, другие – в цинизм, а иные – немногие, – постиг­шие лишь одну проклятую ис­тину, что не сытое чрево обе­щано нам, но вечный голод духа, эти иные – сюда, в мудрый пустой простор.
...Рассказывают, как однаж­ды Сталин поинтересовался у выдающегося специалиста по гнойной хирургииВойно-Ясенецкого в клире – архиепи­скоп, верит ли тот в ду­шу. Получив утвердительный ответ, вождь всех времён и народов спросил: «Вскрыв за свою жизнь столько тел, встретили ли вы там хоть од­нажды душу?» Хирург-священ­ник ответил вопросом: «А вы верите в совесть?». Сталин по­думал и сказал: «Верю». «Так вот, я, вскрывший за свою жизнь столько тел, совести там тоже не встретил...».
Не потому ли уже не пер­вый год не пустеет степной лагерь? Не потому ли едут сю­да люди, чтобы здесь, вдали от задыхающегося, бьющегося в конвульсиях мира прислуша­ться и расслышать, наконец, свою болящую душу?..
ЖЕРТВА ВЕЧЕРНЯЯ
«...Что болишь, душа, кровью капая!»
Закат умирал. Последние клочья багряной его плащани­цы роняло небо в русский ро­систый простор.
Отсюда, от этого восьмико­нечного креста на три сторо­ны света навзничь лежала во мгле измызганная, обворован­ная, растерянная мать сыра-земля – великая! – Россия...
В густеющих сумерках плыл чистый грустный напев. Свя­щенник отец Наум, приехав­ший в лагерь по благословению грузинского патриархе Илии II, служил вечерню.
Чуткий покой. Первые роб­кие звёзды. И суровый, тёмный лик Спасителя на крах­мально-белом снегу аналоя.
Глядя на истово крестящихся, бьющих поясные поклоны подростков, кажется на минуту, что сложный и огромный мир уже не «лежит во зле». И «теперь пребывают эти три: вера, надежда, любовь; но лю­бовь из них больше».
- Миром Господу помолим­ся...
- ...О плавающих, путешест­вующих, недугующих, страждущих, пленённых и о спасе­нии их – Господу помолимся...
Вступает хор, неровно и робко, но искренне и просветлен­но:
- Господи, помилуй, Госпо­ди, помилуй, Господи, поми­луй!
Слышите вы, подводники и космонавты, калеки н нищие, коммерсанты и пленные «шурави»? Здесь, в глубине российских степей, вас, незнако­мых, знают и помнят, любят и ждут.
Так вот о чём она, жертва вечерняя... В осознании, ощу­щении собственного Храма. Вот стоишь ты под его купо­лом в одиночестве, а там, за его порогом, остались люди и нелюди, долги и обиды, коз­ни и сплетни, злоба и зависть. Нынче праздник – праздник всепрощения. Жертва вечерняя. Пусть идут сюда все, кто ко­гда-то солгал мне или предал меня, кто клеветал на меня и обкрадывал, и желал мне зла... Разве каждый из нас не есть сам по себе храм, разве каждый из нас – не вместилище земных мерзостей и высокого чистого духа? Будем же от­крыты друг другу, как вскры­тые вены. «Приидите, поклонимся...». Вместе.
ПУТИ-ПЕРЕПУТЬЯ
«...Кровью капая в пыль дорожную...».
Вы, разрушители, ковыряющие ржавым от крови ломом паперть нерукотворного хра­ма, разве вы, разрушая, не признаете уже этим самое существование его?
Мнение в «коридорах вла­сти», а также «там, где надо» по-прежнему однозначно: И. Лапкин – религиозный экстре­мист, возомнивший себя пророком; переругался с офици­альной церковью, неуёмен в распрях с властями. Что ж, с известной точки зрения, люди, обвиняющие проповедника во всex смертных грехах, правы.
Вот и уполномоченный Совета по делам религий Г.Лисенков всё так же убежден, считая Лапкина властолюбивым фана­тиком, авантюристом, одержимым манией величия, как он сообщил нам в своей отпове­ди, присланной в редакцию в прошлом году по поводу пер­вой публикации о лагере. Геннадий Иванович, выступая в краевой прессе, со спокой­ной душой «укалывает» «МА» за поддержку и защиту рели­гиозной экстремы.
Но сказано ведь: «Что ты смотришь на сучок в глазу брата твоего, а бревна в твоём глазу не чувствуешь?» Конечно, это не только к оппонентам Лапкина. Это – и к нему самому. И ко всем нам, ко всем... Лапкин же и сам не скрыва­ет своего фанатизма. Испраши­вая благословения у благочин­ного всех церквей Алтая о. Николая, он, по его словам, испрашивает благословения, нa борьбу против сергиан и «Сергианства», т. е. против самого о. Николая. Но борьба эта мирная: Лапкин и его единомышленники требуют лишь при отправлении обрядов строгого следования каноническим Апостольским правилам, требуют «изгнать торгующих из храма», зовут к нестяжательству.
Но ведь это было и рань­ше. «...Их, пёсьеобразных зверей, обличал. А Никона собаку лаял...». И, как раньше, Лапкин разделил судьбу Аввакума. С поправкой на время, конечно. Тот и другой не с мечом ведь пришли. У того и другого было одно оружие – слово. Власть же, как встарь, пользовалась иным.
Но нам ли судить людей, ес­ли «мы не судьи с тобой, мы – вина»? Вина – это ведь не нечто абстрактное, отдельно от нас с вами, Геннадий Ивано­вич. Мы – её вместилище. Xорошо бы, если бы только Сталин, Хрущев, Брежнев, ещё кто-то были виноваты во всех наших бедах. В нищете нашей. В пустых прилавках. В том, что нет праздников – есть пьянки. В том, что «девочки» на вокзале стоят от 80 до 100 рублей. В том, что...
Это ведь нас с вами мерзко учили покупать и продаваться, молчать и славословить. Это ведь мы с вами так же мерз­ко – молча! – учились. Это мы столько лет колотились в дверь, которая оказалась все­го лишь нарисованной на сте­не, на обломке стены давно уже рухнувшего дома...
Так о чём же наш спор, Геннадий Иванович?
Приидите, поклонимся...». Вместе.
ИДУЩИМ ВОСЛЕД
«...Не случится со мной не­возможное...».
Мы – поколение уходящих. Цветы запоздалые. Там, дале­ко завтра, жить им, двенадца­ти-пятнадцатилетним. И вот ей, новокрещёной жизнера­достной малышке. Наконец-то крещение по каноническим Апостольским правилам Великих христианских соборов, о необходимости которого так долго твердил православный проповедник И. Лапкин, свершилось. Да святится имя твоё, раба Божья Наталья...
А мы – эхо, плывущее к низовьям, – пойдём вслед за реками. Ил, плодородная почва для завтрашних светлых садов. Мы ляжем в фундамент грядущего Храма. Но строить его – не нам. Они, завтраш­ние, придут «не нарушить, но исполнить». Ибо не сытое чре­во обещано им, но вечный голод духа.
«Приидите, поклонимся...». Матери сырой – земле. Будущей великой! – России. Ибо близ есть грядущее... Аминь.
А. ЧЕРНИКОВ. Мамонтовский район» «Молодёжь Алтая» № 33 от 10 августа 1990 г..
«МАЛЕНЬКАЯ ИСКОРКА ВОЗРОЖДАЕМОЙ РОССИИ... ОЧЕРЕДНОЙ РЕПОРТАЖ ИЗ ПОТЕРЯЕВКИ»
«Иоаким Тихонович Лапкин нашему появлению в возрождаемой Потеряевке удивился, хотя и был «визит» сюда не первым. А объяснялось всё просто – накануне прошёл сильнейший ливень, и грунтовая дорога в Потеряевку пре­вратилась в месиво из грязи и воды. В Корчино все дружно говорили – теперь до посёлка не добраться. Обидно, но... Но выход всё-таки на­шёлся. Мы добрались до Потеряевки на поезде... Целиноград – Барнаул. Точнее говоря, до разъезда «Подстепновский», а уж там около трёх кило­метров полевой дорогой, ведущей в посёлок, мы прошагали примерно за сорок минут «своим ходом». И ничего. По крайней мере, ещё раз пришли к вы­воду, что места здесь поистине кра­сивейшие.
Все наши «мытарства» были воз­награждены. В Потеряевке в этот день находилось трое братьев Лапкиных. В том числе и Игнатий Тихоно­вич, приложивший массу усилий – как физических, так и моральных для того, чтобы идея возрождения по­сёлка стала реальностью. Потихоньку помаленьку, преодолевая всевозмож­ные трудности, потеряевцы продвига­ются вперёд. Мне задавали потом вопрос: много или мало сделали они за этот период времени? Много или мало применительно к Потеряевке, пожалуй, не совсем точное выраже­ние. Как можно оценить сам факт восстановления посёлка?
Игнатий Тихонович, как всегда бод­рый и подвижный, быстренько «пота­щил» нас на экскурсию. Мы спуска­лись в жилища, вырытые в земле, ко­торые он называл шутливо «кельями», осматривали строящиеся из самана домики, сараи, поднялись на крышу здания, где разместятся школа и вре­менный храм настоящий планируется построить отдельно, уже и место для него выбрано. Я смотрел на всё это, сделанное немногочисленными пока переселенцами и думал: насколько же плохо знаем мы человека и его воз­можности. Видимо, и сам Игнатий Ти­хонович, слегка удивляясь тому, что они преодолевают все эти трудности, говорил: «Кажется, сделано не так уж много, но ведь каждую досточку прибить надо...». Что я мог ответить? Разве что в который уже раз, бывая здесь, подивиться – сколь всё-таки терпелив русский человек!
Сейчас в Потеряевке уже прописа­но около 20 человек. Это своего рода ядро, постоянные жители. Вот, напри­мер, Давыд Устинов. Ему 21 год. Сво­ими руками строит дом. На мой воп­рос о трудностях, слегка улыбнувшись, заметил: «Трудно, но приятно зало­жить фундамент своей жизни собст­венными руками».
Этим летом потеряевцам немало хлопот приносит погода. Дожди, дожди... В последнее время они прямо-таки затормозили строительство жилья. Но сидеть сложа руки здесь не привыкли. Уже готовится место для прудов, планируют в будущем заниматься рыборазведением. А вообще потихоньку-помаленьку пополняет­ся подворье. Во всяком случае, уже «прописались здесь пять, буренок, козы, три лошади. Кстати, а вот факт, свидетельствующий о том, что кое-кому не нравятся добрые дела потеряевцев. В одну из ночей загубили у них лошадь, воткнув ей в спину метал­лический штырь. Что тут скажешь?
Сейчас у переселенцев ещё одна забота – на повестке дня – убрать вы­ращенный урожай; ведь они офици­ально зарегистрировали крестьянское хозяйство. Выращивают на 80 гекта­рах пшеницу, овёс, свеклу... Весной помощь оказал совхоз «Корчинский», и теперь есть надежда на то, что близ­лежащие хозяйства помогут. Но и препятствий хватает. В приобретении стройматериалов, техники. Нередко бешеные деньги требуют буквально ни за что. Хотя дело они делают не частное, а общественное, нужное всем нам.
Не секрет, что у некоторых подвижничество Лапкиных и их соратни­ков вызывает недоумение, порой да­же и раздражение. Мол, мало ли других дел, выжить бы сейчас, а мы тут с деревней заброшенной возимся. Что ж, такие рассуждения можно понять, если жить только одним днём – сегодняшним. Игнатий Тихонович считает Потеряевку своего рода ма­ленькой искрой в общем деле возрож­дения России. Но искоркой не тлею­щей, а разгорающейся всё ярче. Ведь главное, говорил он мне, не то, что мы строим сарай, а то, что мы здесь возрождаем человека. Человека – хозяи­на своей земли, а не временщика. За многие годы, считает он, мы развратили человека. Навязали ему принцип – лишь бы день прожить, а там хоть трава не расти. А иначе откуда быть бедности на богатой земле? Че­рез веру, через труд нам надо возрождаться, и мы это делаем. Вот его кредо.
Читателю, думаю, будет небезын­тересно узнать, что летом этого года в течение двух месяцев Игнатий Ти­хонович по приглашению епископаИллариона из Нью-Йорка находился в США. Как он сам заметил, только на такси проехал по Америке около 15 тысяч километров. Смотрел, спра­шивал, сравнивал, выступал с лекциями. Вывод – они сумели сделать так, чтобы человеку было удобно в каж­дой мелочи. Своих проблем и там хватает, но принцип «забота о человеке прежде всего» они осуществляют на деле, а не на придорожных стен­дах.
Шёл разговор и о возможной помо­щи со стороны русской диаспоры в Америке в возрождении Потеряевки. Американцы, исходя из горького опыта, когда их гуманитарная помощь бесследно исчезала на просторах России, хотят теперь помогать кон­кретному делу. Возрождение Потеря­евки они таковым и считают. Поездка Игнатия Тихоновича сыграла в этом немаловажную роль. Уже сделаны первые шаги по созданию в Калифор­нии фонда помощи. А вообще-то сама поездка, впечатления, итоги – это, пожалуй, тема отдельного разговора.
Ждали представителя Потеряевки и в Канаде, но Игнатий Тихонович от­казался от поездки в эту страну.
Просто потому, что в родной Поте­ряевке множество дел. Да, первый этап в восстановлении посёлка уже, можно сказать, прошёл. Что и гово­рить, он был трудным. Не пали ли духом потеряевцы? Нет – убеждённо прозвучало в ответ. Никто и не ждал лёгкой жизни. А достижения на­лицо. Хотя бы то, что дрогнули сердца людей. Разве этого мало?»
В. РЕТУНСКЙЙ, Снимки Bладислава ГАЛЕНКО «Свет октября» 17 сентября 1992 г. № 112.
«СЕЯТЬ ВЕЧНОЕ, ДОБРОЕ...»
«СО СТОРОНЫ ВЗГЛЯНЕШЬ – страх берёт, а дети приедут – радостно будет, – так начинает нас знакомить с лагерем христианский проповедник И. Т. Лапкин. – У скаутов в Амери­ке дух мирской, а у нас атмосфера духовности».
Может быть, действительно духов­ное развитие начинается в спартан­ских условиях? Лагерь для детей ве­рующих напоминает мннипалаточный городок. Об эстетике говорить не при­ходится. В палатках деревянные нары в два ряда. Русская печь, где девочки пекут хлеба. Никаких газовых, электри­ческих плит. Обыкновенная печка, на которой готовят пищу. Столовая, если она заслуживает этого слова в нашем привычном понимании, выполнена ру­ками проповедника и мальчиков. Всё довольно примитивно, всё сделано из подсобного материала.
Приезжают дети со всех уголков страны. Некоторые только здесь учат­ся работать по-настоящему. И в домах священнослужителей растут иждивен­цы. Есть девочки, которые до 14 лет ни разу пол не мыли, а мальчики не держали в руках пилу или топор. Что­бы приготовить обед, надо принести дров, воды. Вот так начинают при­учать к труду. Питание в лагере калорийное, вода хорошая по качеству, шампиньонов много вокруг, чем не мясо? В лагере идёт физическая и психи­ческая закалка. Лазание по канату и шесту, брусья, бум и другое немудрёное спортивное снаряжение сделаны своими руками. Предпочитают дети игры в лапту, мяч и другие.
Находятся здесь они бесплатно, дети в лагере не болеют.
Воспитание идёт своеобразное, отдельно девочки и мальчики. В этом выражено стремление сохранить в де­тях послушание, а девочкам привить стыдливость и целомудрие. Приучают детей к молитвенному труду, ибо считают, что отучивая их все годы от этого, люди вообще перестала тру­диться.
Кстати, в лагере существу физи­ческое наказание.
Сейчас в Потеряевке ждут приезда детей, самые радостные дни настанут, как только тишину нарушат звонкие детские голоса. Было бы труднее организовать дет­ский лагерь, если бы не помощь пони­мающих, сочувствующих людей. Потеряевцы говорят спасибо директору завода резиио-технических изделий А. П. Хромову, мастеру С. А. Фадее­ву и руководству авиационного училищп лётчиков. Благодаря им, для приезжающих в село есть возможность поставить ещё 20 палаток.
И. Т. Лапкин говорит на прощанье евангельскую цитату. Смысл её в том: если сеяно, можно сомневаться – взойдет или нет, а если не сеяно, то не взойдет точно. Л. ЛЮБИВАЯ» «Свет Октября» 1.6.93 г..
У С Т А В
Религиозной организации – учреждения
«Детский православный трудовой лагерь-стан в честь священномученика Климента Анкирского пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края Ишимско-Сибирской Епархии Русской Православной Церкви Заграницей».
ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Название:Религиозная организация-учреждение «Детский православный трудовой лагерь-стан в честь священномученика Климента Анкирского пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края Ишимско-Сибирской Епархии Русской Православной Церкви Заграницей» далее в уставе: лагерь-стан.
Местонахождение:пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского  края.
Район действия:пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края.
Лагерь-стан является составной частью Ишимско-Сибирской Епархии Русской Православной Церкви заграницей и находится в каноническом подчинении, управлении своего епархиального архиерея, под непосредственным руководством поставленного последним настоятеля. Лагерь-стан образован и осуществляет свою деятельность в соответствии с законом о свободе вероисповеданий.
I.     Цель, задачи, основные формы деятельности.
Целью лагеря-стана является организация летнего досуга детей в соответствии с учением, преданиями и правилами Русской Православной Церкви для воспитания детей на основах православной веры, чтобы они выросли добрыми христианами и трудолюбивыми, послушными родителям и добрыми, мирными гражданами своей Родины, через совместное исповедание, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, и религиозное воспитание.
В лагерь-стан принимаются дети верующих и неверующих родителей, но только те, кто желает крепко верить во Христа и дает обещание добровольно соблюдать устав лагеря-стана, быть в послушании у воспитателей.
Возраст детей не ограничен. Дети до 7-летнего возраста принимаются в сопровождении старших близких родственников ввиду необходимости ухода за ними. В исключительных случаях по усмотрению начальника лагеря-стана и с согласия воспитателя ребёнок до 7 лет может быть принят без сопровождения ближайших родственников и взят под опеку воспитателем.
Распорядок дня в лагере-стане составлен так, чтобы дети и взрослые, находящиеся в лагере-стане во взаимном общении, ежедневном труде, отдыхе, занятиях, играх, купании, сборе ягод все вместе ощутили и закрепили в себе во всем благодарность Богу, взаимное уважение, терпение, уважение к порядку и дисциплине, и ответственность.
 Конечная цель – достижение вечного спасения через веру во Христа Иисуса и добрую жизнь по Евангельским заповедям. У лагеря-стана есть свой распорядок дня, внутрилагерный устав и правила поведения, запреты, разрешения – всё это вывешено для свободного ознакомления всех насельников и родителей. Ежедневно в лагере-стане проводятся утренние и вечерние молитвы, чтение Слова Божия, утренняя гимнастика, работа по заготовке дров и воды, работа  на огороде, игры, сбор ягод, костёр по пятницам, катание на лодках и лошадях по воскресениям, отдых во все воскресные и религиозные праздники. Вырабатывается у детей навык к бережному отношению к природе, к экономии во всём, к безропотному перенесению тягот жизни.
На все мероприятия есть отдельный, расширенный уставы: в бане, на озере, для костра, при отъезде, за обедом, при работе, при подъёме и отходу ко сну.
II. Порядок образования, структура и управление.
Лагерь-стан создается по просьбе верующих родителей и детей, по ходатайству одной или нескольких организаций и по решению и благословению епархиальной власти.
Органами управления лагеря-стана являются:
Совет лагеря-стана; который состоит из:
1    настоятеля Святоанфимовской общины пос. Потеряевка, на территории которого находится лагерь-стан;
2    начальника лагеря-стана;
3    старшего воспитателя;
4    четырех членов совета;
Начальник лагеря-стана назначается на должность правящим архиереем по представлению кандидатуры кандидатур не более 2-х избранных на общих собраниях Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин сроком на 5 лет. Старший воспитатель назначается на должность общим собранием Крестовоздвиженской общины г. Барнаула сроком на 3 года.
Члены совета лагеря-стана избираются по два человека на общих собраниях Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин сроком на 3 года.
В период работы лагеря-стана членами совета лагеря-стана являются воспитатели, которые назначаются  начальником лагеря-стана по мере необходимости, в зависимости от количества детей, находящихся в лагере-стане.
К предметам ведения совета лагеря-стана относятся:
1 забота о том, чтобы материально-продовольственный и вещевой запас лагеря постельные принадлежности, посуда, инструмент, палатки позволял ему существовать при самообеспечении дровами, водой. Палатки, кухня, зал для занятий, баня, пирс, кельи общие, уже существуют и поддерживаются в пригодном состоянии, улучшаются;
2 сношения от имени лагеря-стана с гражданскими властями по всем делам, касающихся лагеря-стана;
3 решение вопроса о приёме детей в лагерь-стан, в том числе решение вопроса о предоставлении льгот в оплате питания, либо вообще о бесплатном содержании ребёнка в лагере-стане.
Начальник лагеря-стана:
1 непосредственно руководит работой лагеря-стана, воспитателей и других лиц, назначенных им;
2 по мере необходимости и с учетом имеющейся профессии и навыков назначает воспитателей, поваров, преподавателей и их помощников;
3 следит за соблюдением устава лагеря-стана и его внутренних установлений, а также за порядком в лагере-стане;
4 наблюдает за денежными, продуктовыми и иными материальными поступлениями и расходами лагеря-стана. О работе лагеря-стана его начальник отчитывается на собрании Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин.
Старший воспитатель.
Старший воспитатель кроме вопросов воспитания насельников лагеря-стана в соответствии с его внутренними установлениями, имеет следующие обязанности:
1 ведение учета прихода и расхода денежных средств, продуктов в лагере-стане;
2 приём и расходование на содержание лагеря-стана денежных средств, продуктов питания под контролем начальника лагеря;
3 составление совместно с начальником лагеря-стана отчётности;
4 предоставление финансовой отчётности ревизионной комиссии.
Члены совета лагеря-стана.
Члены совета лагеря-стана являются помощниками начальника лагеря-стана по всем вопросам, помогают при открытии деятельности и закрытии лагеря, а в отсутствие начальника замещают его.
Ревизионная комиссия.
Ревизионная комиссия состоит из 4 членов, которые избираются на общих собраниях Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин по два члена ревизионной комиссии от каждой общины сроком на 3 года. Ревизия производится не менее 2-х раз в год, но может быть произведена и в любое время по инициативе ревизионной комиссии или по распоряжению епархиальной власти, настоятеля или совета лагеря-стана.
К обязанности ревизионной комиссии относятся:
1 проверка всей отчетности и составленного доклада о состоянии таковой совету лагеря-стана;
2 составление заключения по существу произведенной проверки;
3 предоставление общим собранием Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин указанного заключения;
4 указание собранием и совету лагеря-стана на желательные изменения в порядке ведения казначейской отчетности.
 
III. Денежные средства и имущество лагеря-стана.
К имуществу лагеря-стана относится всё, что находится на его территории: кельи, каркасы столовой и кухни, спортинвентарь, инструменты рабочие, игрушки, баня, пирс, огород. Денежные средства состоят из вкладов за детей средняя месячная трата в течение года из расчёта на 10 опрошенных. Имущество, палатки, бумага и прочие предметы и инвентарь или покупаются, или принимаются в дар от жертвователей, спонсоров: гос. учреждений или частных лиц, верующих и неверующих. Обслуживающий персонал работает бесплатно, но достоин пропитания по слову Апостола. Церковно-приходские советы вышеуказанных общин круглый год могут и должны производить поиск благодетелей и средств для облегчения существования лагеря-стана, облегчения малообеспеченных детей.
IV. Изменения  устава лагеря-стана.
Изменение устава лагеря-стана возможно только по решению не менее 23 членов общин присутствующих на общих собраниях Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общин и после утверждения этих изменений правящим архиереем. В случае принятия Крестовоздвиженской и Свято-Анфимовской общинами различных решений правящему архиерею отправляются оба решения с пояснениями настоятелей обеих общин. В этом случае правящий архиерей утверждает одно из решений общин об изменении устава, либо не утверждает ни одного и возвращает их на новое рассмотрение. При этом он может дать свои пояснения.
V. Официальное прекращение деятельности.
Возможно только по абсолютной невозможности содержать лагерь-стан, или запрета его деятельности по решению суда, тогда он вновь возвращается к своей неофициальной деятельности, как было до дня регистрации лагеря-стана. Прекратить свою деятельность он не может, доколе в России будут дети и бедные, обездоленные, брошенные. Задача лагеря-стана дать ребёнку возможность достойно прожить лето, чтобы было что вспомнить во взрослой жизни, чтобы всегда насельник лагеря-стана помнил, что его любят, ждут, желают ему добра, счастья, духовного и телесного здоровья.
«Бедность – наше богатство», – говорит лауреат Нобелевской премии, мать Тереза Калькуттская.
После прекращения деятельности имущество, предоставленное во временное пользование государственной, общественной или иной организацией, а также частными лицами, возвращается его прежнему владельцу. Остальное имущество, движимое и недвижимое, переходит в непосредственное распоряжение и управление епархиального начальства, по указанию правящего архиерея. Претензии кредиторов не могут быть обращены на предметы культового назначения.
С момента регистрации устава лагеря-стана, он является юридическим лицом, имеет штампы, бланки со всеми наименованиями, печать и прочие реквизиты. Может иметь счета в банках в рублях и иностранной валюте.
Юридический адрес лагеря-стана:
 656016 г. Барнаул-16, ул. 2-Строительная 62-16.
16 апреля 1996 г.
 
«Управляющий Ишимско-Сибирской Епархией
СВИДЕТЕЛЬСТВО.
Настоящим свидетельствуется, что Православ­ный лагерь-стан для христианских детей, освя­щенный в честь священномученника Климента Анкирского, относящийся к церковным общинам РПЦЗ, Крестовоздвиженской г. Барнаула и Свято-Анфимовской села Потеряевка, имеет на своё су­ществование и богоугодную деятельность архиерейское благословение, что и удостоверяю под­писью и печатью. Еп. Евтихий. 27 июля 9 августа 1995 г.».
КОПИЯ ПИСЬМА В ПРОКУРАТУРУ АЛТАЙСКОГО КРАЯ
«... Было установлено, что православный детский трудовой лагерь в п. Потеряевка, Мамонтовского района предназначен для отдыха детей, верующих в Бога. Нахождение в лагере осуществляется на добровольной основе с согласия родителей и на основании Устава, действующего на территории лагеря. В соответствии с христианской верой имеют место и наказания, которые не носят характер мучений и истязаний, а имеют чисто символический характер в воспитательных целях: лишение права купания, дополнительной работы, несильные удары ложкой по лбу, сеткой – авоськой, либо растением – лопухом и т. д. . . .
Прокурор Мамонтовского района советник юстиции
В. Г. СУХОВ» 08. 08. 95 № 27Ж-95.
«ШЕСТЬ УДАРОВ В КОЛОКОЛ
возвестили, что в лагерь-стан деревни Потеряевки прибыли гости. Правильно эта детская организация называется: христианский правос­лавный детский трудовой лагерь-стан в честь священномученика Климента Анкирского. От­куда происходит название? Мне рассказали, что епископ Климент, живший в 313 году от Ро­ждества Христова, много страдал в своей жизни за веру. Но главный его подвиг – спасение детей. Когда наступил голод, язычники стали в пря­мом смысле выбрасывать детей на улицу. А он всех их собирал под своё крыло, спасал от смерти, как подобает настоящему христианину. В принципе, то же самое делается сегодня и в Потеряевке христианским проповедником и начальником первого религиозного детского лагеря в крае Игнатием Тихоновичем Лапкиным. Здесь воспитываются в основном дети из бедных семей. После 23 лет нелегального и легального существования эта детская органи­зация получила наконец официальный юриди­ческий статус.
На чём основаны жизнь и воспитание детей в лагере-стане? По уставу всё подчинено вере в Бога, любви к Богу, уважению и подчинению родителям, старшим, воспитателям, а также ежедневному труду не менее четырех часов в день, причём всем без исключения.
По мнению И. Т. Лапкина, нынешние дети – это потерянное поколение. Детям «телевизора» интересно всё вокруг, не интересны лишь они сами себе. По существу, он занимается духов­ным ростом детей. Внутренний мир молодого человека, его душа питаются здесь истоками счастья, хотя в истории лагеря было немало драматических страниц. В годы гонений дети скрывались в землянках. Но сегодня речь о другом.
Трудно понять за один день, как находит путь к сердцам детей Игнатий Тихонович. Вероятнее всего, души людей раскрываются ему благодаря тому, что живет сам безо лжи, постоянно тру­дится и милосерден на деле, хотя и строг.
Есть в уставе деревенской общины пункт, запрещающий на территории деревни включать бесовскую рок-музыку. И в этом есть свой смысл. Не случайно учёные делают много заяв­лений о разрушительном влиянии рока на орга­низм человека, особенно молодого.
Если у кого-то возникнут мысли о скучной жизни в лагере, и забитости детей при таком образе жизни, то он ошибается. Имеется в селе видеомагнитофон, с помощью которого можно смотреть программы духовного содержания. Дети впитывают святое, чистое, безгрешное.
Конечно, когда проходит сезон, дети разъез­жаются по городам и сёлам и видят жизнь настоящую, со всеми её пороками. И от этого не уйти. Но по ответам детей я поняла, что здесь, в лагере, закладывается такой мощный потен­циал веры, который помогает им не растерять себя и, по крайней мере, учит отделять хорошее от плохого.
В доме священника отца Иоакима на втором этаже pacположена читальня для всех потеряевцев. Здесь религиозные книги. Но община по­лучает газеты и журналы, дети читают все книги по школьной программе. Община деревенская входит в с состав Крестовоздвиженской общины г. Барнаула. И. Т. Лапкин говорит, что в общине много молодежи, которая обучается в высших учебных заведениях. Два студента в это лето работают на строительстве жилья в Потеряевке бесплатно, так пожелали, утверждают они.
Чем же заняты мальчишки?
- Скучать не приходится, – говорят Павел и Максим. Дрова собираем, пилим. Эта наша основная обязанность. А девочки учатся шить, штопать.
На отдых времени тоже хватает. Дети купают­ся по несколько раз в день в местном пруду, маленькие – в «лягушатнике», умеющие плавать в «открытом море». Есть у них две лодки и две лошади, за лето почти все приобретают навыки верховой езды. Учатся рисовать. Хочется и поозоровать! Кто же в детстве не покорял верши­ны деревьев? Как ни запрещай, мальчишки остаются мальчишками. В колке за селом есть могучие деревья, которые обследовали взрос­лые на прочность. А теперь сюда приводят воспитанников. Лазай как обезьяна по дереву, кричи как тигр, разрешено всё. Эмоции вы­плеснулись наружу – жизнь продолжается в спокойном русле. Начальник лагеря говорит, что за 23 года в лагере не заболел ни один воспитанник.
Ходят дети по ягоду, заготавливают лекар­ственные травы, выращивают сад-огород, что разбит на неудобицах, а растущая вокруг изго­роди дикая крапива в человеческий рост напо­минает об этом. В огороде порядок, как у самой добросовестной хозяйки.
На трёх гектарах земли, принадлежащей лаге­рю, всё меньше остаётся ямок, рытвин. Каждую дети вместе с начальником засаживают пасын­ками ив. И дерево начинает расти. Экологи­ческое воспитание занимает одно из ведущих мест. Наверное, каждый слышал тревожную информацию об истощении запасов пресной воды на планете. Слышал и забыл. А здесь дети знают, что именно поэтому надо экономить питьевую воду и зря её не расходовать. При пользовании баней существует норма расхода воды для мальчиков и девочек.
Дети с огромным интересом постигают жизнь живой природы, наблюдая как стрепет в небе, замерев высматривает мышей, как паук-искус­ник плетёт паутину, а ласточка уничтожает вредных мошек
За два года, что мы не были в Потеряевке, многое изменилось в лагере-стане. Построено пять новых келий. Если раньше они располагались в палатках, то теперь строения сде­ланы основательно, под шифер. Потолок в келье выложен из тёсаных толстых вет­вей ивы, тщательно подогнанных друг к другу. Лагерь может вмещать до 80 детей. Но этим летом здесь отдыхают только 20. За лагерь плата небольшая, половину де­тей приняли вообще бесплатно, но дорога обходится недёшево.
Меня спросили в другом селе: знакомы ли дети из лагеря-стана с «Марсами» и «Сникерсами»? Ну, конечно, знакомы. Питаются здесь здоровой, полезной пи­щей. Продукты доставляются родителя­ми, другие люди проявляют благотвори­тельность. Например, одна коммерсантка прислали разных продуктов на миллион рублей, выращивают свои овощи в огоро­де, молочные продукты дают жители села.В этот день на завтрак были творог со сливками и пирожки с клубникой. Обе­дом накормили и нас. Лук, петрушка и укроп подаются постоянно. А ещё мы ели окрошку, сделанную по всем правилам кулинарного мастерства, гречневую кашу, пирожки с творогом, запивали просток­вашей или холодным ядрёным квасом. Но это было потом.
Оказалось, что мы одеты не по уставу. По правилам русской старины за столом у всех руки должны быть закрыты до кистей. На стол не облокачиваться, над чашкой не склоняться, не разговаривать... Выдал нам Игнатий Тихонович солдат­ские кители, и мы, уважая их правила, принялись за еду. Живущие в лагере перед едой и после читали молитвы, потом отдыхали несколь­ко минут. Группа детей с упоением слу­шала чтение главы из Евангелия студен­том агроуниверситета. Старшие ушли на стройку, а помладше собирались с воспи­тателем на пруд.
День был очень жарким. Но жизнь в лагере шла своим чередом. Работали, от­дыхали, молились. Несмотря на спартан­ский образ жизни, мы не увидели ни одного угрюмого лица, хотя и подъём был, как обычно, в половине пятого утра.
Потеряевка – одно из «белых пятен» на карте нашей России. Феномен подвижничества живущих здесь ещё предстоит разгадать. Но одно утверждать могу – возрождается не просто деревня. Возро­ждаются основы православных христиан­ских заповедей, старинных русских обы­чаев. А пока это маленький островок духовности, людей смирных, но осознаю­щих своё достоинство. Возможно, благо­даря им и спасутся тысячи...» Л. ГОРБУЛЕВА «Свет октября» 27 июля 1996 г..
«ИСТОКИ ДУХОВНОСТИ»
«О ПРАВОСЛАВНОМ детском трудовом лагере-стане мы вспоминаем на страницах нашей газеты ежегодно летом, когда в Потеряевку приезжают дети со всех концов России.
В начале июли начинался второй заезд. Как сказал начальник лагеря И. Т. Лапкин, нынче возникали сложности по доставке де­тей. На разъезде перестали останавливаться поезда. И хотя теперь по распоряжению руководства путей сообщения должны бы останавливаться два поезда, выполняет решение только 613-й состав. Представьте: ночью выйти из вагона куда-то в степь, ни вокзала, ни пристанища рядом... И всё-таки едут.
Здесь мы встретились с отцом Андреем, который привез в лагерь троих, из них двое собственные «самые проблемные», по его словам, дети у него их шестеро из Красноярского края.
- Об Игнатии Тихоновиче слышал давно, – сказал он. – Славится он своею строгостью в вопросах воспитания детей. У священников со своими детьми немало проблем. Не секрет, что чужими приходится заниматься гораздо больше. А у своих возникает некий духовный снобизм, якобы они всё знают. Надеюсь, что здесь мои дети многое поймут. Спросила отца Андрея о его впечатлении о Потеряевском лагере.
- Детям нравится робинзонада. Необыч­ные и некомфортные условии тоже по-свое­му привлекательны. Хорошо, что дети вращаются в православной среде, живут по христианским законам. Ну и главное, что воспитание основано на труде, на понима­нии природы, любви к слабым, всё это в сочетании с активным отдыхом.
Что нового в лагере? Соорудили бассейн для малышей. Нет, не такой, как можно увидеть на экране телевизора, а примитивный, деревянный. Чтобы не просачивалась вода, положили палатку, пропитанную спецсоста­вом – подарок военных. А дети постарше каждый день купаются в озере. Вода считает­ся наипервейшим оздоровительным фактором и стимулом для физического развития.
Во-вторых, расширили кухню, стало более удобно повару и дежурным. Построили два подвала: один для хранения картофеля, второй используется в качестве ледника.
А детей, конечно, больше всего привлекает игра.
Прижились на территории лагеря суслики и стали почти ручными. Да вот беда: коршуны почуяли добычу, ловят зазевавшихся зверьков. Начальник лагеря придумал игру в часовых. Дети по очереди наблюдают с вышки за появ­лением коршунов, в случае тревоги подают сигнал и отгоняют хищную птицу. Одолели мыши – поставили капканы. Чего бы проще – завести кошку, да боятся – съест поселившихся здесь птиц. Дети ласточке отдали всю келью. Облюбовала она это место, ну и не стали гнездо разорять. А в другом помещении живёт трясогузка... Так вот воспитывается милосердное отношение к братьям нашим меньшим. С первых дней детям может многое не нравиться. И к образу жизни, и её темпу нужно приспособиться и осознать, что всё это во благо. Обычно недели две на это уходит.
И всё-таки дети вживаются. По воскресеньям катаются на лошадях и на лодках. Каждую пятницу собираются на костёр. Пекут картошку, поют, читают стихи.
Некоторые приехали и лагерь со своими велосипедами. И вот что удивительно. Здесь действует закон: никогда не проси ничего чужого, не унижайся, не завидуй. Работай, и у тебя в жизни всё будет, не только велосипед... Телевизор в посёлке не смотрят, но в дом священника ходят на видеофильмы. Смотрят классические русские кинофильмы: «Братья Карамазовы», «Тихий Дон» и другие. Из зарубежных запомнился «Иуда-Бен Гур», в основе фильма заря первого века христианства, столкновение Зла и Добра. Тьма захлёстывает Землю, и всё же Господь всё приводит к своему концу, и Свет побеждает. Говорят, фильм сильный.
Питание довольно разнообразное, выручает и свой огород. По обычаю, и гостей всегда накормят. Мы попали сюда в Петровский пост. Пища подавалась постная, но вкусно приготовленная: суп гороховый, каша пшён­ная, компот, необыкновенные пряники и пироги с начинкой из перекрученных подсолнуховых семечек, куда добавлен сахар. А ещё в качестве начинки использу­ют морковь с сушёной клубникой или сухофрукты с сахаром и сливками, когда нет поста.
Поварским искусством славится Наташа Приходько. Вот её рецепт пряников для кулинаров. Муку перемешивают с сахаром, в середину наливают масло, добавляют соду, гашеную в рассоле или квасе, немного воды, ванилин. Тесто делается как на вареники. Затем раскатывают – и в духовку...
На мой взгляд, в лагере ко всему прочему ещё закаляется и характер. Все-таки условия проживания спартанские, да и работают здесь большую часть дня, дисциплина очень строгая.
Но И. Т. Лапкин так и объясняет, что в лагерь отдают детей те, кто желает воспитать их в Православии, послушными и трудолюбивыми. Ему пишут письма из всех городов России по адресу: 656016, г. Барнаул-16, ул. 2-я Строительная, 62-16.
Какими вырастут нынешние дети, побы­вавшие в лагере-стане, мы не знаем. Хочется верить, что искры добра и справедливости, заложенные Игнатием Тихоновичем, не за­тухнут со временем.
А вот приезжавшие со мной школьницы из райцентра, с любопытством ходившие по пятам и расспрашивающие обо всём обита­телей лагеря, однозначно заявили, что жить в таких условиях они бы не смогли...
Истоки духовности начинаются с испыта­ний... Л. ГОРБУЛЕВА».
 
«Председателю Алтайского краевого Законодательного Собрания Назарчуку А. Г. от Совета ректоров высших учебных заведений АлтаяАлтайского края и Республики Алтай.
Глубокоуважаемый Александр Григорьевич!
Считаем своим нравственным долгом заявить о поддержке высокогу­манной, православно-просветительской деятельности Лапкина Игнатия Ти­хоновича – нашего земляка, человека, нашедшего в себе духовную силу и гра­жданскую волю стать на путь примирения людей в наше сложное, проти­воречивое время.
Много лет Игнатий Тихонович ведёт занятия по ортодоксальному православному толкованию Священного Писания. Многочисленны его встре­чи с молодежью, людьми зрелого возраста, с военнослужащими, с теми, кто преступил закон. За всем этим бескорыстная, человеколюбивая позиция Лапкина И. Т., искреннее стремление возродить в людях исконно русские, православные качества доброты, любви, законопослушания, уважительного отношения друг к другу.
Особого внимания и всяческого одобрения заслуживает работа И. Т. Лапкина с обездоленными детьми. Его известная на весь мир Потеряевка – центр, средоточие праведности, милосердия и боголюбия – яркое и убеди­тельное доказательство сказанному.
Просим Вас, Александр Григорьевич, поддержать инициативу Лапкина И. Т. в придании Потеряевке статуса сельского совета. Помогите, пожа­луйста, человеку в честном стремлении возродить в людях всё лучшее, что заложено природой.
Председатель Совета В. Евстигнеев. Учёный секретарь В. Улезько. 26.02.98».
«ДЕТЕЙ ИЗ БОГАТЫХ СЕМЕЙ В ЛАГЕРЕ–СТАНЕ НЕТ»
«Недавно довелось в очередной раз побывать в детском православном лагере – стане в Потеряевке. Как известно, руководит им известный христианский проповедник Игнатий Тихонович Лапкин. О лагере – стане, о жизни детей в нем районная газета и своё время рассказывала. Что изменилось здесь за последние несколько лет? Пожалуй, главное изменение – наконец-то появилась электроэнергия. Нам-то, привыкшим к электроосвещению, может быть, и непонятна радость обитателей лагеря – стана, а здесь вот холодильник теперь имеется. Что уже немаловажно.
Кстати, Игнатий Тихонович через газету просил передать обращение к потенциальным спонсорам – возможно, кто-то пожертвует для лагеря ещё один холодильник. Причём, не обязательно новый. Пусть он будет старый, но рабочий. Один списанный холодильник лагерю передали железнодорожники города Барнаула. Однако этого мало. Задумали здесь сделать для лагеря свою пекарню. Уже и тестомес раздобыли. Есть и небольшое новшество в культурной жизни – создали видеотеку из 80 фильмов.
В жаркий июньский день жизнь в лагере-стане шла своим чередом и в строгом соответствии с распорядком. Подъём, завтрак, занятия, физический труд, купание в пруду... Когда я посещаю лагерь-стан и наблюдаю, как ребятишки ручными пилами заготавливают дрова, всегда думаю: стоило бы отправить сюда кое-кого из взрослых, чтобы научить работать как следует. Дисциплина здесь жёсткая, но поддерживается на основах справедливости и христианской морали.
Конечно к Игнатию Лапкину можно относиться по-разному. Можно с ним спорить и не соглашаться. И в лагере-стане условия, конечно, далеки от идеальных. И представители санитарно-эпидемиологической службы нашли здесь несоответствия своим требованиям. Всё это так. Контингент детей здесь не совсем традиционный. Вот, например, пацан, у которого родители «мотают» срок. Понятно, что не за богоугодные дела. Сам он – житель Барнаула. И трудно сказать, чем бы он занимался в летнее время в городе.
- Детей из преуспевающих и богатых семей в лагере-стане нет, – говорит Игнатий Тихонович. – Это объяснимо – они привыкли к иному отдыху и иному времяпровождению. Вот ещё один мальчишка: отца нет, мать спилась. На летний период его взяли под опеку в лагере-стане. Всего в конце июня здесь разместилось 29 детей. И у многих судьбы складываются непросто» В. РЕТУНСКИЙ. Фото автора. «Свет октября» № 75 от 30 июня 1998 г..
«ВОЗВРАЩЕНИЕ ПОТЕРЯЕВКИ»
«Потеряевка. Само название де­ревни предполагает её оторванность от внешнего мира. Так оно и есть на самом деле. Неоднократно бывая в Потеряевке, я всегда добирался до неё с трудом. Чаще всего, спрыгнув с поезда на маленьком разъезде Подстепновский, шёл четыре кило­метра по раскисшей после ливня полевой дороге. Если везло, то ехал на редакционном «УАЗе», долго выясняя у встречных дорогу. А они, не понимая журналистского интере­са к «попам» так называют потеряевцев в окружающих деревнях, с неохотой указывали направление.
На сей раз, свернув с асфальти­рованной трассы, наш автобус мо­ментально увяз в чёрной грязи, и, если бы не подоспевший из Потеряевки грузовик, нам ещё долго при­шлось бы его толкать.
Мы совершаем своеобразную эк­скурсию, спускаемся в подвал. Рань­ше сюда был сделан тайный лаз, зава­ленный землёй, дровами и бревнами. Каждый год сотрудники КГБ ходили с щупом, пытаясь найти лагерь, но брёв­на им сдвигать не хотелось. «Уж боль­но они ленивые», – смеётся Игнатий Тихонович. Но, даже сдвинув бревна, раскидав дрова и землю, найдя лаз, они обнаружили бы самый обыкно­венный погреб с картошкой. Но стои­ло выбрать картошку, как с одной стороны поворачивалась стена и от­крывался сводчатый подземный тон­нель с деревянным полом, светильни­ками на стенах. Тоннель заканчивался большим помещением – подземной церковью. Создавая тоннель и цер­ковь, работали верующие по ночам: долбили грунт, вытаскивали наверх вёдрами. Сейчас здесь всё обыденно, как в каком-нибудь овощехранилище. О том же, как молились верующие в подземной церкви, теперь можно узнать, лишь посмотрев документаль­ный фильм, снятый режиссером Ю. Н. Малашиным.
Сейчас у нас свобода вероисповедований, нет больше гонений. Сидя на брёвнах, наблюдаю за жизнью лаге­ря. Бегают ребятишки, занимаются своими делами взрослые. Странное ощущение, будто я попал в XVIII век. Женщины и девочки все в платочках и длинных юбках. У мужской половины – рубашки навыпуск, пояски... Все мужчины с бородами. Только бейсболки на головах у некоторых напо­минают о веке нынешнем.
Детей в лагере иногда бывает до сотни, со всех уголков страны. В мой последний приезд здесь была боль­шая группа из Красноярского края. В основном – дети верующих, многие из трудных семей, бывают из детских домов. Игнатий Тихонович берёт на воспитание всех. За время существо­вания лагеря здесь были немцы, ев­реи, грузины, цыгане, греки, казахи, русские, украинцы. Не разделяют здесь и по религиозным убеждениям, бывают дети баптистов, пятидесятни­ков, самое главное – это их стремле­ние к вере. Плата за пребывание в лагере минимальна, да и видя, из каких семей привозят детей, Игна­тий Тихонович многих берет бес­платно. Да ещё каждому ребёнку стараются здесь подарить что-ни­будь из одежды или обуви.
Жизнь в лагере расписана по утверждённому уставу. Подъём с восходом солнца. Почему так рано? Чтобы встретить первые лучи солн­ца, пробежаться босиком по росе, умыться студёной водой, быть в единении с природой. Над головой проносятся ласточки, перебегают дорогу суслики... Всё это западает в память ребятишек, лелеет в их душах ростки уважительного отно­шения к окружающему миру.
В лагере проповедуется не толь­ко слово Божье, но и учение о здоровом образе жизни. Единение с природой, свежий воздух, водные процедуры дают прекрасные результаты. За всё время существова­ния лагеря, не было случаев каких-либо серьезных заболеваний. Хватает детям и развлечений. Есть у них спортивная площадка, сделанная своими руками из под­ручного материала. Здесь имеется всё, что необходимо для физичес­кого развития: качели, канаты, тур­ники, городошная площадка. Я ис­кренне смеялся, глядя, как малыши осваивают ходули. Ребята постар­ше играли вместе с девчонками в футбол, бадминтон. А ещё в списке развлечений – катание на лошадях, на лодках, купание, сбор ягод и грибов. По пятницам разводят боль­шой костёр. В лагере прекрасная видеотека. Последним фильмом, который смотрели дети, оказался «Титаник».
Обязателен в лагере ежеднев­ный труд. Надо и воды принести, и дрова напилить. Девочки помогают в столовой, на кухне. Все при деле, все осознают важность своей рабо­ты.
В столовой бросилось в глаза разделение детей: сначала едят мальчики и только после них – девоч­ки. Врозь купаются в пруду. Всё остальное время дети вместе. «Если цена девочки рубль, то мальчика – десять рублей, – говорит Игнатий Тихонович. – На мужчину возлагает­ся всё: жилище, защита, кормле­ние. Мы постоянно подчеркиваем это, давая понять, как девочки до­лжны относиться к мальчикам. Маль­чики же должны относиться к девоч­кам со всяким благоговением. В этом выражено стремление при­вить целомудрие, стыдливость, пос­лушание, то, на чём всегда воспиты­вали русского человека».
Самое большое наказание для провинившегося – запрет на приезд в лагерь следующим летом.
Сейчас в Потеряевке появилось многое, это – уже настоящая дерев­ня. Есть здесь электричество и теле­фон, медпункт, начальная школа, церковь, строятся добротные дома, у многих домов стоят автомобили и трактора. Среди живущих в дерев­не люди различных специальностей – врач, учитель, священник, агро­ном, электрик, компьютерщик, механизатор. Все они живут своим подсобным хозяйством, для всех закон – общинный устав. А главное, что их объединяет, – вера в Бога. Все здесь доброжелательны и общи­тельны. Каждый день все потеряевцы собираются на службе в храме.
Молитва. Работа. Работают здесь много, до самого позднего вечера. Работа во славу Господа. Конечно, и отдыхают – по воскресеньям и церковным праздникам.
На одном из праздников – обряде Крещения – удалось побывать и мне. Готовятся к нему весь год. Желающие пишут заявление о крещении, за них поручаются поручители. И с этого момента они становятся оглашенны­ми. И если оглашенный где-то осту­пился или сам почувствовал, что не готов креститься, то священное таин­ство отодвигается для него на целый год.
Вечером, накануне крещения, про­ходил совет общины, на котором на­иболее уважаемые люди заслушива­ли каждого из оглашенных и их пору­чителей. Каждого «разбирали» очень долго, указывали на малейшие недо­статки. Среди оглашенных было не­сколько человек зрелого возраста и несколько молодых – в основном де­вушки, студентки барнаульских вузов. Одна – студентка социологического факультета АГУ, другая – с ветфака аграрного университета, третья учит­ся на педиатрическом факультете АГМУ, есть будущие экономисты. Все они учатся на старших, курсах и при­шли сюда осознанно.
На следующий день, 12 июля, со­стоялось Крещение. Потеряевцы и обитатели православного лагеря-ста­на долго молились в церкви, а затем начался крестный ход к пруду, где и проходило основное ритуальное дей­ствие.
Тихая прозрачная вода принимала с помощью отца Иоакима оглашен­ных в свои объятия. На берег они возвращались крещёными и счастли­выми.
Непосвящённому может показать­ся, что всё легко и просто: захотелось кому-то возродить деревню, и она как по мановению волшебной палочки возродилась, да ещё такая благополучная, в которой не воруют, не ку­рят, не пьют, не матерятся, а живут так, как, дай Бог, всем бы нам жить. Но, каких трудов стоило возрожде­ние деревни, знают только братья Лапкины. Только они знают, сколько пришлось пройти бюрократических препон и сколько ещё предстоит про­йти. Государство, похоже, не очень-то приветствует восстановление Поте­ряевки: то комиссии наезжают, то местные власти землю урезают... Вот недавно удалось отвоевать разъезд Подстепновский, который хотели за­крыть, лишив жителей Потеряевки единственной надежной транспортной артерии для связи с внешним миром. Да и жители ближайших деревень не всегда понимают потеряевцев, не нравятся им их добрые дела. В одну из ночей загубили у них лошадь. Воткну­ли ей в спину металлический штырь.
Игнатий Тихонович как-то расчис­тил у дороги родник, табличку сделал, чтобы знали путники, где жажду уто­лить, да кружку для них оставил. Круж­ка исчезла на следующий день. Он оставлял новые, приковывал на цепоч­ки, но результат был один и тот же. Теперь у родника кружку не оставля­ют. Похоже, безбожников перевос­питать трудно, и кружек на них не напасёшься. И остается потеряевцам еженедельно чистить родник у доро­ги, чтобы вода в нём была всегда кристальной чистоты...
И вот я дома. Город встретил меня гарью и шумом. Слух резал отборный мат из уст подростков и красивых девушек. Россыпи окурков. Старшее поколение в поисках опохмелки. Я вернулся в цивилизованный мир» Владислав ГАЛЕНКО. «Мы и здоровье» стр. 3-4. 1999 г. «Российское здоровье» №2 от 27 октября 1998 г. стр.1-13.
«ЖИЗНЬ В ПОТЕРЯЕВСКОЙ ОБЩИНЕ БЕЗ ЕЛЕЙНЫХ ПРИКРАС»
«...Что мы знаем об Игнатии Тихоновиче Лапкине. Несколько лет назад о нём трубили чуть ли не на всех углах: и в газетах, и на телевидении, и на радио... Пострадавший от «страшного тоталитарного режима» и севший в 80-х в тюрьму за проповедническую деятельность. На фоне событий тех лет – краха коммунистической идеологии, рассвета демократии, когда любой, объявивший себя принципиальный антикоммунистом автоматически становился популярным, – тогда судьба Лапкина виделась многострадальной и героической. Так наверное всё и было. Факт очевидный – человек был арестован за свои убеждения, у него была конфискована аудиоаппаратура, на которой тиражировались проповеди...» далее во всей статье допускается грубейшая ложь и сорок семь раз неправда, статья снабжена рисунком, где стоит чёрт в маске, сложивший по-сектантски руки Д. Федяев. Рисунок А. Курдюмова» «МК на Алтае» 27.05-3.06.99.
«СТАН – КАК МЕСТО ДЛЯ РАЗДУМИЙ ВО ВРЕМЯ ПУТИ»
«Мне довелось видеть немало людей, которые не любят Потеряевку. Например, пришлось наблюдать, как люди смеялись над детским лагерем-станом. Тогда детей ешё не привезли. Остовы палаток, саманные кельи и продовольственный склад, прозванный детишками «балериной» вышка с «избушкой» наверху, чтобы не добрались грызуны, смотрелись угловато. Всё это сделано из слег. Слега – ствол небольшого и относи­тельно тонкого дерева, освобожденного от коры и веток.
Люди из соседних «благополучных» сёл стояли тесной группкой, заговорщицки перемигивались и откровенно насмехались над этой, прости Господи, нищетой. На­чальник лагеря Игнатий Лапкин стоял чуть позади и не обращал на всё это никакого внимания. В саманных кельях он показал, как сделан настил: фанера и толстые листы картона. В кухне неказистая с виду русская печь, наново ешё не побеленная к первому заезду детей. Гости никак не могли понять, почему сюда кто-то стремится.
В прошлом году мы ехали сюда, в Поте­ряевку в зените лета. Много людей, человек около ста. Прошёл дождь, дорогу развезло, от Переезда «Подстепное» трактор волоком тащил елозящий по грязи переполненный автобус. За рощей запыхавшийся трактор вздохнул и умолк, мы ступили на твердь Потеряевки, покрытой свежайшей зелёной травой.
«Подожди, – остановил меня, устремив­шегося к долгожданному обеденному столу, Игнатий, – так нельзя, у тебя рубаха с короткими рукавами». Он выдал офицерс­кий френч без знаков различия, пояснив попутно, что это спонсорская помощь Бар­наульского высшего военного авиационно­го училища лётчиков бывшего уже. Поэто­му в тот раз и далее я был беспрепятственно накормлен, благодаря благотворительности лётчиков. Мы, гости, ели как все, за общим столом, вместе с детьми. Муж­чины с мальчиками, женщины – с де­вочками, вo вторую очередь. «Видал, как тут мужиков уважают?» – радостно сказал фоторепортер Влад Галенко и осёкся под взглядом Игнатия Лапкина: здесь едят молча.
Так шаг за шагом, минута за мину­той, загадка за загадкой мы начали от­крывать для себя непостижимый смысл яв­ления наречённого станом,
Из досье.Православный детский трудо­вой лагерь-стан в честь Климента Анкирского существует 25 лет. За это время стан передвигался с места на место 10 раз. Каждое лето здесь воспитывается до 80 – 90 детей, вместе с которыми могут жить и родители. За время существования лагеря-стана его материальная база 18 раз сжигалась дотла неизвестными злоумышленниками. Юридический статус стан получил лишь 5 апреля 1996 года после регистрации его управлением юстиции Aлтайского края.
...Вечером в храме была служба. Мы сто­яли тесно-тесно друг к другу, но почему-то не было жарко, солнце не мешало светить свечам, окружённым оранжевым ореолом. Женщина рядом со мной молилась по-своему, по-мусульмански. Чуть впереди девчушка вслед за голосом отца Иоакима вела пальчиком по листу старинной книги, и за этим жестом с десяток глухонемых шли глазами по вязи старославянских букв. «Слышат ли они, что поёт православный хор?» – думал я вполне серьёзно.
- Нет, ты когда-нибудь видал такое? – гнев­но вопрошала меня перед ужином коллега из московской газеты. – Говорят, чтобы я на юбке разрезы зашила, иначе кормить отказы­ваются. Ты посмотри, у меня же юбка до пят!». «Почему ребёнку выговаривают за то, что он в храме ухо себе почесал? Тут что, дети стучат друг на друга?» – через пару минут снова выговаривала мне она. Я сказал: «Слу­шай, лучше зашей юбку, не знаю, что здесь и как, но голодной вполне можешь остаться».
Следующим утром, тщательно укрывшись в руинах бывшей животноводческой фермы, я жадно курил первую за полтора суток сигарету на территории деревни сей грех недопустим, и ко мне пробралась ставшая почему-то тихой-тихой московская коллега. «Знаешь, – помолчав, сказала она, – здесь происходит какая-то очень большая вещь. Но нам пока это не по мозгам. Ты согла­сен?» Я был согласен.
Крещение на пруду.Вновь обращаемые в веру на обрывчике, лицом к солнцу. Голо­вы не покрыты, ноги босы, полотняные рубахи чуть шевелит проснувшийся ветерок. Отец Иоаким в парадном облачении, сотво­рив молитву, входит в воду. Он окрестит их троекратным погружением. «Знаешь, как здорово меняются их лица», – скажет мне потом Влад Галенко, снимавший на плёнку обряд.
Весь лагерь-стан был в эти часы на берегу пруда. Пока свершалось таинство право­славной веры, я смотрел на лица этих ребя­тишек. Я знал, что это за дети, но в эти минуты не смог бы согласиться с жестокими характеристиками каждого из них. От этих мальчиков и девочек там, в другой жизни, отказались практически все: от родителей до учителей. Они сказали, что уже не могут с ними сладить. Кто неумный, кто неуправля­емый, кто больной. У многих просто нечеловеческие семьи, в которых детей заставля­ют заниматься таким паскудством, что и описать невозможно.
Что происходит с ними на территории лагеря-стана в саманных кельях, где жёст­кие полати, теснота, узкие лавки и столы столовой, спортивные снаряды странных форм. И колченогий склад по кличке «балерина»? Где главный строительный материал – обыкновенная русская слега. Где вместо клуба – храм, в котором никогда не бывает самодеятельности. Может, в этом дело?
И почему за этот лагерь-стан так бьются родные братья Лапкины, Игнатий Тихоно­вич и отец Иоаким? Ведь за все эти годы они не получили ни копейки из государственных или общественных фондов. Им помогают кто чем может. Таких людей много, вот ешё в чём дело. И с каждым годом их становится всё больше. Например, генеральный дирек­тор завода РТИ то резиновые лодки даст, то ткань для палаток, то тент. Бизнесмены-коммерсанты, руководители разных органи­заций. Им известно: ни один килограмм гречки здесь не будет съеден зазря.
Мне кажется, не стоит до конца разга­дывать загадку лагеря-стана: не получится. Потому что слово «стан» означает остановку на пути к строго определенной цели. Не все доберутся до конца, но пусть никто из путешествующих не будет разочарован. Ведь главный труд души – побороть сомнения, несмотря на то, что ты не знаешь, как там всё будет впереди.
Очень трудно идти и всякий раз по новой воздвигать очередной стан. Во что обернут­ся труды, кто знает? Потеряевку не любят окрестные села. Властью им много дано, а у Бoгa они не просят. И когда «попы», как здесь называют потеряевцев, пытаются про­сить пастбищ и пашни, без которых уже невозможно жить, бывшие колхозники и работники совхозов говорят, что у них хо­тят отобрать кровное. Почему так колет глаз маленькая деревня, к домам которой вплотную подступают «чужие» земли?
Не так давно мы ездили в Потеряевку с советником главы администрации края Ива­ном Лоором и сотрудником отдела по кад­рам и местному самоуправлению Владими­ром Сарыкиным. Встретились в Потеряевке с заместителем главы администрации Мамонтовского района Марией Шейновой, главой администрации села Корчино Василием Кулебой и директором коллек­тивного предприятия «Корчинский» В. Гладышевым. Разговор постепен­но приобрёл деловой характер. Полдня объезжали угодья, выясняя, где и как можно помочь православной общине, которая уже не может прокормить скот на лоскутах доставшейся ей земли. И Лоор, и Сарыкин – опытные хозяй­ственники и вдумчивые политики. На конфликт не шли, обмануть себя не позволяли. В итоге пришли вроде бы к радостному взаимопониманию, результа­том которого могло бы стать предоставле­ние Потеряевке 50 га выпасов и 70 га пашни вблизи деревни.
Заехали к главе администрации Мамонтовского района Петру Мителёву. Тот ска­зал, что изначально готов был помочь. Когда возвращались в Барнаул, Иван Лоор сказал: «Пожалуй, мы не будем даже официальных бумаг писать, ведь нам обещали всё сделать в недельный срок». Что же, очень по-человечески решил Иван Иванович. Хорошо, что у нас есть хозяйственники, не склонные топить живое дело в бумагах.
Есть и другие. В прошлые выходные загорелись колки вокруг Потеряевки. Отец Иоаким вывел общину на борьбу с огнем: пламя захлопывали старыми пиджаками и даже новыми фуфайками. Справились со стихией. Принялись, как и прежде, терпе­ливо ждать, пока сработает деловой дого­вор. Но ничего не сработало.
Во многих сёлах Мамонтовского района опустели начальные школы: некому учить­ся, упала рождаемость. В Потеряевке сей­час 16 малышей, ожидается приезд не­скольких новых семей. Скоро сюда на лето приедут ешё 80 ребятишек со всего Алтай­ского края и других областей России. Через 100 метров от околицы деревни снова будет земля, где их уже не любят? Олег Логинов» «Алтайская правда» № 127 10 июня 1999.

17/02/2015
Канал:Во Свете Библии. ...открытым оком. Игнатий Лапкин

«ПРОШЕНИЕ от деревенской общины пос. Потеряевка.
Уважаемый Игнатий Тихонович! Просим Вас проводить Божественные занятия с нами в пос. Потеряевка хотя бы по воскресеньям и религиозным праздникам, как Вы проводили такие тематические занятия с 1991 г. – время начала восстановления посёлка. Эти занятия дают нам знания, силы на борьбу с грехами, помогают спасению нашей души. Прекращение занятий повлечёт за собой полное угашение духовной жизни в деревне – загаснет нива жизни. Эти занятия мы всегда посещали добровольно, с охотой и пользой для нас. Пусть занятия как и прежде проходят в лагере-стане, а в холодную погоду – в трапезной. 27.04.98 подписи».
«БАРНАУЛЬСКИЙ ХУДОЖНИК АЛЕКСАНДР ВОЛОБУЕВПОДГОТОВИЛ МАТЕРИАЛ ДЛЯ НОВОЙ ВЫСТАВКИ»
«Все работы, а их около 80 чёрно-белых и 30 цветных посвящены одному и тому же месту – деревне Потеряевке. Чем же вызван интерес к этой географической точке? В отличие от большинства российских деревень Потеряевка не вымирает, а восстанавливается. В конце 50-х – начале 60-х гг. этот населённый пункт, как и многие другие был признан бесперспективным. В результате отток населения и полное разрушение. Но в Потеряевку вернулся Игнатий Тихонович Лапкин. Через работы А. Волобуева есть реальный шанс познакомиться с Потеряевкой и людьми, восстанавливающими деревню, русскую православную идею и сельскую общину, о которой так модно стало в последнее время говорить в верхних эшелонах власти... Кстати, 24 мая 1998 г. вновь восстанавливаемой деревне Потеряевке исполнится 180 лет со дня основания» Олег Шнитко «Молодёжь Алтая» от 21 мая 1998 г..
 
«СЕЛО КОТОРОЕ ЛЮДИ НАХОДЯТ»
«В воскресенье 24 мая Алтайское село Потеряевка отмечало своё 180-летие. У малых алтайских сёл есть история жизни и смерти, а у Потеряевки – ещё и история возрождения... До сих пор стояли бы в поле разрушенные стены деревенского клуба, да остовы изб саманных, если бы не Игнатий Лапкин, уроженец Потеряевки, не позабывший своей родины. В 1991 г. пришёл он сюда с несколькими родственниками. Поначалу жили ...в палатках, потом строили саманные домики. Каких сил Игнатию Тихоновичу стоило возрождение села, действительно, знает только Бог. Теперь здесь, на необитаемых некогда лугах, стоит полтора десятка деревянных и кирпичных домов, хозяйственные постройки, церковь. Открыли начальную школу, медпункт, востанавливают четыре пруда. Надо заметить, что власти помогают как могут – недавно было отменено постановление об упразднении полустанка «Подстепный», единственной остановки поезда, с которой можно добраться до Потеряевки. Однако, вопрос о выделении Потеряевцам земли так до сих пор и не решён. Как и проблема телефона – случись что, потеряевцам хоть голубей пускай на «большую землю». Откуда берутся новые потеряевцы? Люди сами находят село. Есть, правда, условия для желающих обосноваться – не пить, не курить, не воровать и не материться, и, само собой, работы не бояться. Такой вот народ собирается в селе. На праздник съехались гости из Барнаула, разных сёл края, была даже праправнучка... Потеряева, основателя деревни. Гости посмотрели фотовыставку, посвящённую истории возрождения Потеряевки, – более сотни снимков фотохудожника АлександраВолобуева. Пожелали хозяевам доброго здоровья и долгих лет. Вот и мы присоединяемся» «Свободный курс» №22 28.5.98.
«ПЕРВОМУ ЗАМЕСТИТЕЛЮ ГЛАВЫ МАМОНТОВСКОГО
района Евгенову М. В.
копия: Главе администр. Алтайского кр. Сурикову А.А.,
Прокурору Мамонтовского района Риферд Ю.Н.
Совершенно случайно ознакомился с Вашим письмом Исх. №562 от 26.11.97 г на г. Сурикова А.А. глава администрации Алтайского края.
Невозможно даже во сне предствить, чтобы в Царской Росии или зарубежом какой-либо клерк-чиновник в письме на губернатора штата-губернии мог так безнаказанно обманывать всех.
Даю краткий комментарий Вашей докладной жалобы.
"Органы местного самоуправления Мамонтово сделали ВСЁот них зависящее".В пояснительной записке на КЗС мы даем обоснование причин, побуждающих нас просить статус самоуправления, где перечислено, что не только ВСЁ, а абсолютно ничего доброволно не хотели дать, допустить, разрешить. Даже при открытии школы в пос.Потеряевка, именно Вы, г.Евгенов, более и настойчивее всех противились этому, и сейчас именно Вы и Назаров С.Г. пишете то, чего нет и не было Вами сделано.
Цитириую Ваш труд-сочинение: "Границы посёлка в натуре установили".Да знаете ли Вы всю эпопею с этими границами в натуре? Назаров, Кулеба пишут, что "границы установили в натуре 25.06.91"ответ советнику юстиции Казанину М.А. 1.12.97 №1-29397. А установят ... только 8.10.97 г. разница-обман в 6 лет.
       Прокурор Сухов В.Г. пишет уже 22.07.97 Исх.1-81397 Мителёву П.Ф. "Прокуратурой Мамонтовского р-на в результате проверки выявлены нарушения о порядке землепользования жителей пос. Потеряевки...
       ...Однако, до сих пор администрацией села Корчино не принято письменное решение об отводе этих земель и закреплением их в натуреза жителями посёлка, а земельным комитетом не установлены границы посёлка в натуреи документально, что порождает многочисленные жалобы жителей пос. Потеряевка ...представление подлежит безотлагательному рассмотрению в течение месяца...".
       Порождает жалобы преступное отношение к своим обязанностям Назарова и Кулебы и их лживые отписки в течение 6 лет и 2 месяцев.
       А вот г. Евгенов силится доказать, что мы – секта. Отчего же так думает он?
       Как говорит св.Исидор Пелусиот:"Предвзятость не даёт здравого суждения, а злоба вообще отнимает разум". Хотя бы сейчас перемените свои "очки" и взгляд на нас, и помогайте, а не убивайте нашу инициативу.
       Не о нынешних ли бывших вчерашними, и будут, как небывшие правителях предупреждает поэт: Вы
"жрецы греха, пророки тьмы.
И человек, как от чумы
от вас с проклятием отпрянет.
И имена их презирать
своих детей научит мать". Сгинувшую КПСС
 Плещеев
И в конце Вы снова скатываетесь на меня, что-де мне даны полномочия быть ходатаем по делам посёлка явно вы этим недовольны.
Вовсе уж непонятно заканчиваете, сумбурно-вычурно об этой эмали на кружках в лагере, об автобусах, должностных окладах, коммунальной службе.
Проще сказать, Вы двумя руками голосуете и ходатайствуете, чтобы на Алтае и в России не было православного поселения, а была нищая, колхозная дотационно-убыточная, пьяная, вороватая деревня.
А зря! Живя рядом с верующими, глядишь, и Вы бы могли бы стать хорошим человеком.
И уж совсем без знания, или без зазрения совести Вы, г. Евгенов выложили всю советскую лживость уст своих в последнюю строку: «да налоги Потеряевцы согласились бы платить хотя бы по-минимуму».
Зайдите в налоговый отдел, в страховые отделы и узнайте, что Потеряевцы за 6 лет своего существования, строясь с нуля, платят сполна все налоги, медицинские, милицейские и др., страховки и не задолжали ни государству, ни людям, ни рубля. И прочтите«Свет Октября» №146за 16.12.97 1 стр.«Кто не платит налоги».Даю выдержку: «Некоторые по прежнему настроены выжить в сегодняшней ситуации за счёт других. Общая задолженностьна 1.12.97г. по району Мамонтовскому составили 10 млрд. 111 млн. руб. Госналогинспекция Мамонтовского района считает необходимым опубликовать список предприятий должников в млн. руб.
Колхоз имени Чапаева 1100 млн. руб, КСП «Буканское» 799 млн. руб., КСП «Корчинское» 641 млн. руб., ТОО«Чернокурьинское» 738 млн. руб., ПХ «XXIV партийный съезд» 690млн. руб.».
И этопри налаженности хозяйства, когда и скот, и скотные дворы и техника и дома, и дороги и люди и всё-всё есть. Только не забывайте, что все до единого колхоза-совхоза основаны на награбленном от честных, раскулаченных, замороженных в Нарыме – т.е. на крови наших дедов, отцев, на разбойной власти, уничтожившей более 10 млн. природных хозяев родной русской земли.
Но убытоккаждого хозяйства ешё огромнее... "Свет Октября05.02.98г. приоткрыл, что КСП "Буканское" завершил год с убытком в 4,5 миллиарда рублей.. скот убывает с каждым днём... ремонт не идёт, удобрений нет".
Согласно только этого представления, невыполненного в срок, прокурор любой страны, минимум, как по миру пустил бы злостных противников закона...
Конечно, прошёл месяц, наступило 22.08.97. Но Назаров и Кулеба затаились... И только вновь грозное предупреждение отБивалькевича В.И. а их из зем.отдела было много, см. 25.07.97 72-285-97. "Границы посёлка не утверждены" прокурор Казанин. вынудило 8.10.97 Назарова с Кулебой застолбить "пьяно-вычурную, пистолетно-болотную" линию Чили, и срочно дают отписку, что пос. Потеряевка теперь-то выделено и "достаточнои с перспективой развития288 га сельхозугодий". А в действительности, после замера оказалось, что застолбили они не 288 га, а 213 га, т.е. обманули всех на 75 га.
Написали, что пастбищ теперь 196 га, а оказалось ...ок. 15 га что покосов 73 га, по огульному замеру Гипрозема оказалось ок. 7,3 га, а по данным краевого комитета по земельным ресурсам – 1,2 га т.е. пастбищ не хватает в натуре, разница с документами 196-15181га, покосов 73-1063га. Итого пастбищ-покосов не додали в натуре 181+63244 га.
Г. Евгенов! Если бы Вы хотя чуточку верили в Бога, имели страх Божий перед Судом Божиим, Вы бы сегодня рыдали и за этот обман, и за обман прошлой Вашей позорной комсомольской юности, воспитавшей таких бесстыдных наших соплеменников.
А г. Мителёв П.Ф., будь как полноправный, легитимный калиф в Саудовской Аравии а не калиф на час отсёк бы своим подданным лживые языки и правые руки см. житие Иоанна Дамаскина писавшие греховную ложь.
Далее Вы, г. Евгенов, более половины своего двухстраничного опуса посвящаете мне, что в "Потеряевке жил лишь Игнатий Лапкин... В то время, живя в Барнауле, работая сторожем, он сутки писал письма, а двое суток разносил их по различным инстанциям".
Конечно, ни слова тут правды, а стиль Ваш – не речь районного работника, а заурядного сквалыжного двоечника. Прочтите "Алт. пр." за 10.12.97, где говорится, что я создал в это время самую крупную в мире духовную фонотеку, оцененную в 11 млрд. руб. Кроме того, работая сторожем, я три свободных дня делал по 2 печи в день, и все отдавал на нуждающихся, на дело Евангелизации. Плюс к тому одновременно работал переплетчиком-реставратором, ок. 3 тыс. томов ввёл в жизнь, дрессировщиком собак в уголовном розыске края – на сон уходило не более 2,5 часов в сутки. Именно об этом периоде моей жизни государственные киностудии сняли 3 фильма.
Что бы я смог сделать, если бы жил по Вашим словам? Изданная Алтайпрессом книга в 396 стр. "Кто есть кто на Алтае" Барнаул 1994г. на стр. 71, посвящённой мне, полностью опровергает Ваш злобный выпад бездарности. Не о Вас ли четверостишье:
                  "А вы на земле проживёте,
                  как черви слепые живут.
                  Ни сказок про вас не расскажут,
                  ни песен про вас не споют".
                                                                М.Горький.
.."Игнатий Тихонович Лапкин в то время говорил, что от руководства и жителей района верующим ничего не надо. Эл.станцию построит Канада, дороги и соц.учреждения – США, телефонизируют на пожертвования единоверцев. Все это были лишь слова".
Никто и никогда этот блеф не слышал, – Вы солгали это на свою несчастную душу г.Евгенов. Вот Куфаев, первый секретарь Райкома партии тогда прямо говорил: "помощи я не обещал; но говорил, что мешать не буду". И выполнил своё партийное слово.
Вы, г.Евгенов, ищете, чем нас укорить и выдаете: "были отданы существующие тогда фонды на материалы". Чужестранцу и не понять, что тогдашние мудрецы-коммунисты, изобрели эти слова, фонды, пайки, трудодни, изучили только два арифмитических действия; отнять и разделить. И фонды, т.е. крупицы поступивших стройматериалов, мы купили за свои деньги, когда у других денег не было.
"Мануйлов снял комбайны с необмолоченных до конца совхозных полей, ...чтобы без того небогатый урожай Потеряевцев не попал под снег".
 В действительности из 6 комбайнов только 2 смогли прибыть, а другие после глубокой пьянки завязли, застыли в грязи. Мануйлов сам водку в поле привозил на ночь. И было это 28 октября 1992 г., когда Корчинские у себя убрали уже всё.
А эти два, не разгрузили бункеры, с ячменём перемешали нашу пшеницу, всё перепортили, пошла на корм скоту, а семенную пшеницу пришлось весной покупать. Таковые горе-помощники ваши!
Далее вы, г. Евгенов, показываете полное незнание решения Алт. Краевго совета народных депутатов от 23.03.92г. №47 за подписью Сурикова А.А., которое гласит не только о восстановлении статуса таблички на перекрестке. Но: что, "Совет народных депутатов решил:
1 восстановитьпос.Потеряевка;
2 обязатьначальников отделов и управлений, комитетов администрации края, председателя Мамонтовского района, народных депутатов, провести соответствующие мероприятия, связанные с изменениями административно-территориального устройства края".
И вот по этим двум пунктам решения, Назаров, Кулеба и вы, г. Евгенов, яростно, азартно безнаказанно всячески противились. И не палки в колёса, но колёса в дребезги разбиваете и с дороги спихиваете нас в топкий Лог, перерывая трассу, делаете должностной подлог, творите греховный, тяжёлый обман. Это гангрена коммунистического наследия, отрыжка Вашей природной нелюбви к русским, к верующим.
В спокойной домашней обстановке в присутствии жены, друзей, по трезвости прочтите хотя бы вот этот образчик Вашего "просвещения", губернатора края.
Вы пишете:"Надо только видеть, что скрывается под понятием библиотека, читальный зал, школа, трудовой лагерь".
Просто видишь говорящего сие, его презрительную усмешку: смотреть там не на что в Потеряевке, шушера вшивая...
Поясняю: в сравнении с чем Вы определили никчемность, малозначимость нашей библиотеки, лагеря и др.? По объёму? По количеству? Тогда в Мамонтово большая библиотека. Но ваша в сравнении с Краевой – меньше. Краевая с Ленинской в Москве – меньше. Но по содержанию Ваша библиотека против нашей не выиграет, что и В. Ретунский писал. Притом делайте поправку на то, что всё с нуля, в период небывалой инфляции, разора, после 3-х кратного моего ареста, выжигания имущества нашего и всего посёлка, и Лагеря.
Олагере. Снятые в Потеряевке государственной Свердловской киностудией фильмы  заняли  – Первоеместо в России "Златоуст из Потеряевки" – моё прозвище, а "Предчувствие" – главный призна международном кинофестивале. Так что остерегайтесь давать оценку тому, что Выше Вашего разумения и рассуждения. Эти видеокассеты продаются в каждом метро в г. Москве и др. городах, разошлись по 5 континентам, откуда я получаю массу благодарных откликов. А о Вас и о делах Ваших кто слышал?
Ваша фамилия "Евгенов" т. е. в переводе с греческого "Благороднов". Так будьте же достойны своих предков, давших Вашему недостоинству такую фамилию.
По совести скажите себе: а могли бы Вы вот так, с нуля, без паники, на пустом месте восстанавливать деревню, детский лагерь?
А я веду лагерь уже 24 года и бесплатно. Полностью бесплатно веду занятия в университете уже восьмой год. 10 лет веду просветительскую работу в Сизо 171, в десятке школ, во всех отделах милиции, в лётном училище –всё бесплатно. Я нигде ни рубля не получаю, прикиньте к себе это и скажите: а для чего это на таких людей г. Евгенов пяту поднял, патриотизм свой вознёс?
Вам приятно было бы слышать, что мы умерли, или прекратили своё существование лагерь детский, деревня Потеряевка? А Вы ведь к этому всё гоните!
В книге "Мудрость Востока" говорится о мудрой птице, которая кости съеденных птиц и животных складывает в одно место. А при наступлении голода она прилетает к этой "кузнице" костей, чтобы проглотить их, но прежде она берёт лапой кость и примеряет её в задний проход себе: пройдет ли эта кость, если она её проглотит.
У меня суд шёл 11 лет: подавились и КГБ и прокуратура РФ и Суд РФ. Вам ли одолеть? Я ведь на ваш лепет смотрю с жалостью: пройдёт весна 1998 г. и будет компетентная комиссия из прокуратуры края, краевого земельного отдела, журналисты краевых и центральных средств информации, все поля, болота перемеряют и тогда ...кость не пройдет.
Вас всех может избавить от вселенского позора только мудрость МителёваПетра Фёдоровича – главы Мамонтовского район, если он до весны выделит в заверенных схемах-планах все недостающие 181 га пастбищ и 63 га покосов, что по документам уже, якобы, мы получили. А в действительности недополучили.
Язык Библии суров; он – меч обоюдоострый.
"Горе тем, которые зло называют добром и добро – злом, тьму почитают светом, и свет –тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое –горьким!» Ис. 5:20.
"Вы рогами своими бодаете всех слабых" Иез. 34:21.А вот в Германии и в Чехословакии поступили так: всех коммунистов отправили на пенсию и перестройка пошла. А у нас только в краевой администрации 85% бывших партаппаратчиков и подобных вам Насчитали в 1992 году. И что интересно, нагородив терновый плетень, вы вульгаризируете, обращая на нас колесо обвинения, а в действительности на самого себя так: "Действуя по методике: "Вали кулём-потом разберём ...что это за секта, куда вы смотрели"- т.е. навалив комсомольским "кулём", шесть лет безобразничая в отписках, ешё и напрашиваетесь на похвалу, на награду за бдительность, что может статься так, что в Потеряевке-дескать вовсе и не православные, исконно русские, местные жители, вернувшиеся на родину; а вдруг окажется, что это зловредная секта ... И вот тогда-де вы там, г. Суриков А.А., вспомните нас, скажете: куда же местные власти-то смотрели – просмотрели, а там такая секта тоталитарная, американские корни террористические пустила?
И вот тогда-то г. Евгенов, вот он, на белом коне: не предупреждал ли я всех, что не надо земли, выпасов, покосов давать этим баламутам из Потеряевки. Да вас к звезде героя представлять впору за вашу кляузу.
И отметят тогда Вашу бдительность, патриотизм, продвинут по иерархической лесенке.
Стараясь, "однобоко, предвзято" представить жителей Потеряевки, и особенно "ведущих братьев Лапкиных", Вы или по дремучему комсомольскому невежеству, или по дьявольской злобе нарекаете нас сектантами. Неужто так трудно было посмотреть свидетельство регистрации общины пос.Потеряевка, где написано, что это православная дружина, восстанавливающая посёлок на православных, старинных, благочестивых, русских обычаях.
Вот только несколько свидетельств о нас, о мне, сильных мира сего:
1 Баварин В.Н. – мэр г.Барнаула пишет ко мне:
"Ваш безвозмездный труд по воспитанию у молодого поколения чувств патриотизма, любви к Родине и ближним, Ваши беседы и проповеди перед людьми, совершившими проступки и преступления, достойны уважения.
...я искренно рад, что Крестовоздвиженская община, которую Вы возглавляете, будет иметь место постоянных встреч и молитв.
Желаю Вам на этом нелегком жизненном пути... гордо нести свой крест и иметь последователей, верных Слову Божию. С уважением глава городского самоуправления В. Н. Баврин 27.11.97».
Прокурор края Параскун Ю.Ф. в газете АГУ "За науку" №1-97г.: "Обратился к проректору АГТУ Б.В.Семкину с убедительной просьбой продлить сроки аренды помещения православному проповеднику И. Т. Лапкину, который вносит большой вклад в нравственное оздоровление населения Алтая, и известен работникам прокуратуры по своей подвижнической деятельности".
И даже главный идеолог коммунистов Алтая депутат В. Петренко в "Голосе труда" 3 янв. 1997 г. говорит: "Я не подвергаю сомненинию компетентность И.Лапкина, как религиозного деятеля. Считаю, что он вносит достойный вклад в реализацию Краевого закона "О защите общественной нравственности в Алтайском крае".
Итак, гражданин Евгенов, умножьте эти должки на 6 лет, на 70 лет ваших дохлых колхозов...
Уже сегодня Потеряевка по налогам для всех вас как небо от земли, и не мы, а вы по минимуму налоги не платите. И если бы таких Потеряевок было много, не раскулаченных, не сожжённых, не разогнанных, там и люди были бы не Вам чета, а честные, русские, православные, а Вы бы вынуждены были, как потеряевцы трудиться, «смыкая зарю с зарёй».
Итак, покайтесь, молитесь и веруйте во Христа, да не накажет Вас Бог за Вашу ложь и ненависть к верующим.
И не случайно молятся в Церкви такими словами: "Избави нас, Господи, от горького мучительства безбожной власти".
С искренним неуважением к вашему враждебному духу.
Игнатий Лапкин. 14.01.98
P.S.
Письмо  Ваше, г. Евгенов,  постараюсь  опубликовать, а пока  читаю  его  всем,  депутатам,  студентам - этот «чудный  перл безумия  атеизма».  Ваше  имя: Михаил,  что  в  переводе  с  еврейского  означает  «Никто,  как  Бог», т. е. нет  никого, кто  выше Бога.
Вы  безбожник,  атеист? Не  верите  в  Бога?  Прочтите  Псалом 13.  И  ещё: прочтите  хотя бы  раз  Библию,  и  «Архипелаг Гулаг»  А.И. Солженицына – это  приговор  «коммунистическому  раю»,  устроенному  Вами  в  России.  Все  преступления  от сорванных  телефонных  трубок,  утащенных  почтовых  ящиков  и  входных  дверей, до  всеобщего  разврата,  распада,  грядущей пандемии сифилиса  и  СПИДа,  до  уничтожения  Русской  нации и России,  ставшей   всемирной  помойкой,  всё  это  плоды атеизма. 
И  вы  в  числе  тех,  кто  это  сотворил,  и  только  Бог  спас  всех  нас,  не  дал, не  допустил  сбыться   Вашим  намерениям – Вы все  чудом  избежали   Нюрнберга  за  преступления  против  человечества,  тысячекрат  страшнейшего,  чем   гитлеризм.  И  вы сегодня  еще  трупным  смрадом  своих  кощунств, миазмом  цинизма  отравляете  всё,  к  чему  прикасаетесь  безбожным  умом деградантов.
Опомнитесь,  безумствующие  вурдалаки!  100  миллионов  погубленных  Вами,  формалиновым   запахом,  симфонией реквиема  переполняют  души  оставшихся. Слова  Ваши  поносные – есть  плод  ваших  нечистых  уст; и  после  всего,  что  вы натворили,  Вы  смеете  ещё  писать  так: «...большая  часть  фактов  искажены,  трактуются  однобоко,  в  них  используются  слова, граничащие  или  являющиеся  оскорбительными».  И  это  пишете  Вы?
Найдите  среди  атеистов  одного,  кто  не  матерится?  Прокуренные,  изблудившиеся,  заворовавшиеся  циники.  Маразмом своего   Ленина  погубили  державу; величайшие  преступники  всех  тысячелетий,  срамники  и  осквернители  храмов  и  святынь. Когда  пришёл  1937 год,  год  возмездия, и  вы  покатились  в  подвалы  Лубянки, о, тогда весь  мир  увидел  ваш  отвратный  лик животолюбцев;  вы  утопали  в  собственной  моче  и  в  блевотине, оговаривая  себя – мир  не  мог  припомнить  более отвратительных  предателей  и  трусов,  как  Ленинская  гвардия.  Я  был  в  пяти  тюрьмах,  отбыл  советскую  каторгу  в  лагере смерти реабилитирован 04.01.92 г.,  был  мучим  26 лет  советской психиатрией;  и  мне  ли  не  знать   ваш  звериный  оскал;  вы справляете  тризну  над  моей  Родиной,  вы  устроили   водевиль  смерти  над  богатейшей  землёй;  и  вы  смеете  становиться  в позу  оскорблённых  самолюбцев? 
Прошу  Вас,  ответьте   мне:  в  чём  смысл  поганой  жизнёшки  безбожника? Вот  я  написал  Вам,  зная,  что  это  вызовет  в  Вас только   взрыв  необузданного,  дикого  гнева.  Вас  оскорбили? Подайте  в  суд. Если  Вы  высунетесь  на  бруствер  гласности, Вы будете  расстреляны  фактами  преступлений  мамонтовскими – узнаете   у  Чибитько А.Г.  криминальную  хронику;  а  это  всё плоды  Ваши,  г.г. евгеновы,  отвергавшие  науку  евгенику; но  жизнь  говорит:  не  принесёт  свинья  бобра, а  всё поросёнка. Посмотрите,  Вы,  развратители  нравов,  что  преподают  в  школах  у  Вас и  что  в  Потеряевке; – г. Барнаул  занесен в  книгу  Гиннеса  по  количеству  абортов  несовершеннолетних см. басню Крылова И.А. о писателе и  разбойнике.
Г. Евгенов,для  сравнения  представляю  Вам  выписки  из  3-х  документов:
I. Исполнительный  комитет  Мамонтовского  района  от 30.03.90 №173 два  года  до  получения  статуса.
«В  ответ  на  письмо  крайисполкома  №Л-679-14  от  14.03.90г.  ...сообщает  следующее:
Райисполком  разделяет  сетования  гр. Лапкина  И.Т.  по  поводу  исчезновения  населенных  пунктов  «но  начать  всё  это восстанавливать  в  обратном  порядке»  район  не  имеет  ни  финансов,  ни  материальных  ресурсов,  ни   мощностей  строительных  организаций».  Это  при «руководящей  и   направляющей»,  потом  запрещённой  КПСС,  как  преступной мафиозно-организованной  структуре.
«...На  основании  вышеизложенного  райисполком  по  рассматриваемым  вопросам  не  считает  дальнейшую  переписку, отнимающую  массу  рабочего времени  целесообразной,  и  хотел  бы  просить  гр. Лапкина  по  этим  вопросам  нам  больше не  писать,  а  крайисполком  просить  о  дифференцированном  подходе в  запрашивании  ответов  на  его,  пересылаемые нам  письма»  Председатель  Исполкома  подпись А.И. Боровский.
II....Администрация  Мамонтовского  р-на  27.07.93г. №254 в  шесть  мест  адрес.  Сурикову А.Г.,  Райфикешту В.Ф.,   Шубе Н.М.  и  др.
«...первые  заявления  о  выделении  земельных  участков  были  написаны ...только  с 5 по 12  января  1992 г.
Администрация  района   разделяет  сетования   И.Т. Лапкина  по  поводу «сгинувших»  малонаселенных  пунктов,  но  «начать всё  это  восстанавливать   в  обратном  порядке»  район  не  имеет  ни финансовых,  ни  материальных  ресурсов,  ни мощностей  строительных  организаций.  Населённых  пунктов, исчезнувших  с  карты  района,  у  нас  более  двух  десятков.  Что же  делать  нынешней  администрации  района,  если  потомки  жителей  всех  этих  поселков  ...загорятся желанием «возродить очаги  предков»? Вот  горе-то.
...Игнатий  Лапкин  ...работая  сторожем,  сутки  писал  на  работе  в  нескольких  экземплярах,  а  потом  двое  суток «проталкивал»  свои  письма  в  различные   инстанции.
...Причин  для  изменения  своей  позиции  администрация   района  не  усматривает ...поэтому  по  затронутым  вопросам дальнейшую   переписку  с  жителями   поселка,  отнимающую  массу  рабочего  времени,  сил  и  средств, считает нецелесообразной...
Администрацию  края, представителя  президента,  краевые  организации  и  ведомства  просим  о  дифференцированном подходе  в  запрашивании   ответов  на  письма  и  заявления,  пересылаемые нам. Глава  администрации  района  П.Ф. Мителёв».
Словно  под  копирку  «дифференцированно»– разделять  сложное  на  простые   элементы,  т. е.  выборочно,  что  выгодно.
Говорят,  что  когда  А. Пушкин  написал  «Бориса  Годунова»,  он  ударил  в  ладоши  и  воскликнул: «Ай да Пушкин,  ай  да молодец!»
Так  у  Л.Толстого  мужик  пообтёрся  в  городе  и  стал  везде  вставлять  «грамотные  слова»:  двистительно  ...антилигент.
Мёртводушные,  затасканные бюрократические  штамповки: «дифференцированно, развитоvй»…  Суесловные  эквилибристы, вдумайтесь  в  чудовищный  смысл  этого  слова  в  вашем  контексте.
III.  Исх.№562  от  26.11.97 Сурикову А.А.  Риферду Ю.Н.
«В  ответ  на  ваш  запрос  №В-4448-14  от 13.08.97 адм.Мамонтовского  района  сообщает следующее:  ...В то  время,  живя  в Барнауле, Лапкин  Игнатий,  работая  сторожем,  он  сутки  писал  письма,  а  двое  суток  разносил  их  по  различным инстанциям. На  одно  письмо, написанное  под  копирку...  приходилось  отвечать  в  3-5 адресов. Первый – зам.гл.администрации  р-на  М.В. Евгенов».
Резюме:  
1990 год – не дать возможности вернуться. Домов-нет.  Жителей-нет.
1993 год – «дифференцированно»  лгут,  что  не  противятся  восстановлению  посёлка,  что  границы  установили,  125 га. пастбищ  дали. Посмотрите  по карте-схеме едва  ли  2 га.  пастбищ  есть. В  деревне 3 дома, 10  жителей.
1997 год – «дифференцированно» нарезают  «Топкий  лог»,  нарекая  его  пастбищем  и покосами.  В  деревне  уже  16 домов, 36 жителей, здание  под  церковь, открыта  школа, фельдшерский  пункт,  начат  ремонт  четырёх  прудов.
Итак: «Бог не в силе, но в правде» св.Александр Невский.
Потеряевка будет жить !!
И великим милосердием Христовым  споспешествуемая,  Россия  восстанет;  Спаситель  пошлёт  добрых  людей  в  Потеряевку,  и стране  настоящих,  любящих  своих  подданных – правителей  умных.
Итак,  г. Евгенов,  кто у  вас  занимается  «дифференцированным»  плагиатом?
Какой жуткий,  мёртвый  стиль,  невидение  глубочайших  проблем  села,  неумение  разрешать  их.  Те  же  люди,  те  же смертоносные  фразы.  И если  на  столь  интересное,  живое  дело «нет  времени», то  чем  занимаются  взявшие  бразды правления  принявшие  их  от  коварнейших  обманщиков и  преступников,  захвативших  власть  в  трагическом  октябре  1917 года?
И  если  сумели  богатейшую  в  мире  державу,  которая  уже  в  1936  году,  по  расчётам  всемирных  экспертов,  заняла  бы первое  место  в  мире    по  всем  показателям  жизни,  сумели  пустить  по  миру,  расплодить  повальную  нищету,  воровство, болезни,  детскую  преступность,  наркоманию,  поставить талантливый  русский  народ  на  грань  биологического выживания пример: в  Кадниково  в  1997 г.  на  506  дворов  1161  жителя  в  2003  году  в 1-й   класс  пойдет  только  один  ученик – смертность   катастрофически  превысила  рождаемость;  в  Потеряевке  из  этих  проблем нет  ни  одной  и  в помине,  то  чем  же так  заняты,  государственные  мужи  Мамонтова,  если  у  Вас  «нет  рабочего  времени»?
И  как  будто г. Евгенов  не  участник,  по-Маяковскому, тех  прозаседавшихся горе-руководителей на бесчисленных встречах, где “сидят людей половины”, без голов, а  сколько  вы  прокурили, на  анекдотах  прожгли рабочего времени?
В. Гюго  утверждает, что “атеист – плохой руководитель общества”. Добавим: никудышный, лживый в отчётах, у него нет ума даже на то, чтобы понять, что  у  него  нет  ума!
Доказательство:
30.03.90 г. Боровский писал: “Конечным итогомрешения поставленных вопросов  и  просьб  гр. Лапкин И.Т. видит создание поселения верующих... райисполком... не может оставить без внимания  перспективу развития отношений  между государственными органами, общественностью с одной стороны  и  общиной  верующих  с  другой  ...в  газете “Алтайская правда” №50 от 28.02.90 г. верующие отрицают его принадлежность к Православной Церкви”.
27.07.93  г. Мителёв П.Ф. : “Получено  свыше  500 писем, а разрешаем  приехать  единицам...” Хочется  спросить:«кто же давал право ...разрешать или не разрешать, “пущать или не пущать”? Даже... администрации района такого  права  не  дано, а некто,  прикрывшись  ширмой  “мы”,  заявляет  о  таком праве  в  печати».
26.11.97 г. Евгенов М.:  ”Лапкин...   даже   через  центральные  СМИ определяет, кого  они  будут “пущать” в  поселок, а  кого нет.  При  этом  они трубят о правах человека...”.
Ответ  Евгенова  в  1997 г. написан под  копирку  со  многих  мест  ответа Мителёва  в  1993 г.  И  вернее  всего, под именем Мителёва – нынешний “стратег” Евгенов  и  тогда,  в  стиле 1937 года  “стучал”  властям:  “не пущать” не восстанавливать.
Да, мы дали объявления только в 1998 г. за 1.5 месяца таких объявлений дано более  200; во все районы края, во все миграционные пункты России и ближнего зарубежья, и  в  их  консульства, мы  ищем  соратников-сподвижников, тех, кто докажет, что  он  не  атеист, не  лжёт, не  пьёт,  не  курит, не  матерится,  не ворует; и у кого есть достаточно средств на переезд и своими силами с нуля полностью  построиться  на  пустыре и завести хозяйство, - за свой счёт всё.
Поступило  к  нам  более  1400 заявлений  от  желающих  жить  по христианским  заповедям,  но...  99%  отсеялись из-за абсолютной невозможности   построиться – и  в  этой  их бедности  на  99% виноваты узурпаторы  власти, бездарные  ставленники “руководящей  и  направляющей”    в пропасть ада партии  людоедов, насильственно  оборвавших  жизнь  66 миллионам  своих подданных по Д.И. Менделееву  в  2000  году  русских  людей  должно  быть  около  450  млн.,   оказалось  около  60  млн. Какой змей-Горыныч  сожрал  страну?
Значит  «пущать  или  не  пущать» – этот  принцип  под  вашим  контролем:  жуткое  обнищание  народа – это  плоды «нехватки  времени»  у  начальства.
Добрые,  самостоятельные,  зажиточные – живут  на  месте. Кто  из них  и  ради  чего  решится  бросить  всё,  и  в  какую-то Потеряевку  поедет, где  районное  начальство  загоняет  поселенцев  в  «Топкий  лог»?
По сути  же,  если  бы  даже  г. Евгенов, Мителёв, Назаров, Боровский, Кулеба  и подобные  вам  недруги  восстановления  пос. Потеряевка,  и  сотни   две  чеченцев,  цыган,  воров и  пьяниц  решились  поселиться  в  Потеряевке,  то  никто  им  не  запретит. Но... Но... Но...  Ни  за  какие  коврижки  никого  из  вас  сюда  не  загонишь.  Это  мог  сделать   только  усатый  гуталинщик, кремлёвский  горец, выслав  немцев  с  Поволжья,  крымских  татар,  чеченцев  и  др.  Это  ваш  идейный  батька  решал:  кому, где  и  сколько  жить,  и  кого  куда  пущать. А  по моральным  качествам  кто  из  вас  подходит  под  эти  требования?
Но  если  бы  Вас  сюда  выслали,  то  вы  бы за  год  из  Потеряевки  создали  Новую  Акмолу – у  вас  и  связи  и  средства;  и телефон  и  дороги  и  ген.план – всё  добыли  бы  за  неделю.
Или хотя бы ваших детей сюда на  вечное  поселение  сослали, как  раскулаченных – Потеряевка  возродилась  бы, но...  пьяная, вороватая, прокуренная,  с  абортами,  наркотиками,  убийствами – проще  сказать,  еще  одна  догнивающая  деревня, подобная селу  Мамонтово.
Заслоном  на  пути  к  этой  беде  и  стоят  пять  щитов: не  лгать,  не  пить, не курить,  не  материться,  не  воровать.
Потеряевка – это  живой  укор  всем,  кто  отступил   от  Евангельских  заповедей.         И  потому   вам  лучше,  даже  на уровне  подсознания,  чтобы  подобных   людей,  поселений  не  было,  тогда  никто  не  узнает,  как  худо  и  безнравственно живет  безбожник,  одичавший  в  бессмысленной, суетной  жизни, лишённый   вами  вечных  ориентиров:  любви  к  Богу, страха Божия,  знания  воли  Божией,  стремления  следовать  за  Христом.
Потеряевка  строится,  получим  землю.
Да  и  поговорка  говорит:  Бог  не  допустит – свинья  не  съест. Англичане  уверены:  дело,  которое  не  терпит  сопротивления –  не  устоит. А  мы  поём: чем  глубже  скорбь, тем  ближе  Бог.
Как  многие,  получив  крохотную  власть,  своё  утробное  греховное  местечко, готовы  душу  сатане  заложить,  служа  любому тирану,  только  бы  его  не  спихнули  на  грязную,  ломовую  работу.
Пример:  никогда  не  забуду,  как  8 октября 1997 года  в  Потеряевку  нагрянула  «Экология»  из  района, и  с  ними  глава администрации села  Корчино  Кулеба Василий  Федорович. Всегда  улыбчивый,  растолстевший,  неизработавшийся  на кряжевой  работе,  не  матерщинник,  не  табакур может  такой  только  при  нас,  не  знаю, и  вдруг  я  его  уидел  таким раскрасневшимся,  кричащим  на  меня: «что  вы  тут  меня  подставляете, кто  вам  тут  позволил,  чего самовольничаете, чего  тут  смуту  наводите?»
А  речь- то  шла  о  том,  что  мы  восстанавливаем  старые  пруды.    Раскричался, не  унять, до  инфаркта  легко  дотянуться. А всего-то ...может замечание ему Рязанов Ю.А.,  смешно  вымолвить, районный  эколог, сделал.
Жаль  кинокамеры  не  было,  такие  сцены  пропадают. Вы  не  то,  что   бы  жизнь  за  подчиненных  положить, должность  ли,  а просто неодобрительный  взгляд  начальника  не  выдерживаете.
А  вы  бы  стеной  за  нас  встали:  деревня   должна   жить !!! 
На  это  у  вас  ни  духу,  «ни  массы   рабочего  времени»  не  сыщешь.
Супостаты: Чингиз-Хан, Гитлер  не  трогали  сельского  труженика; Русь древняя  с  сохой  кормила  пол-Европы; а  сегодня такая  гнилосоломенная,  что  её  и  завоёвывать  не  нужно – «союз  нерушимый»  рухнул  без  единого  выстрела  в  него,  и «свободные»  республики  разбежались,  а  сын  генерального  секретаря  проvклятой  Богом  и  людьми  партии,  потомок «верного  ленинца» С.Н. Хрущёв  принял  гражданство  в  Америке,  куда  безбожники,  партийные  боссы перевели  миллиарды долларов  из  обворованной   ими  России.
И  если  бы  эти  сегодняшние  руководители  имели  совесть  хотя  бы  в  эмбриональном  зачатии,  они  бы  против  верующих даже  не  вякнули,  сгорая  от  стыда  за  свою паразитическую,  проказную  жизнь;  как  говорит  Солженицын А.И.: «Председатели  колхозов,  эта  толстопузая  сволочь  проблудила  Россию». 
«На  помощь  Господу  с  храбрыми!» Суд. 5:23.



 «ЛАПКИН НЕПОКОЛЕБИМ»
«16 сентября в Потеряевке, деревне, которую отстроил с товарищами христианский проповедник Игнатий Лапкин, состоится епархиальное собрание священства Сибири и Дальнего Востока под председательством епископа Евтихия Курочкина... Высоким гостям будет на что посмотреть... построили ток, купили зерноочистительную машину, покрывают крышу на гумне. Летом в Потеряевке работал детский лагерь, пятьдесят семь детей отдохнули здесь бесплатно, «на полном пансионе». Причём, после сезона им помогли одеждой и обувью. 16 сентября в Потеряевке престольный праздник. Церковь освящена в память священномученикаАнфима Никомидийского, погибшего от рук римлян в царствование императора Диоклетиана 302 г. н. э., так что в честь престольного праздника несмотря на пост на обед будет рыба. А на счёт кризиса Лапкин говорит: “Нет никакого кризиса. Жизнь идёт”» «Свободный курс» от 10 сентября 1998 г., стр. 18.
«ПОТЕРЯЕВКА НЕ ПОТЕРЯЕТСЯ»
«В 1972 году с лица земли и с карты Алтая исчез посёлок Потеряевка Мамонтовского района.
В 1992 году получен статус по¬сёлка, зарегистрирован Устав де¬ревенской общины с целью вос¬становления деревни на основе православной веры и благочес¬тивых старинных русских обыча¬ев.
От исчезнувшего поселения ос¬тавались только полуразрушен¬ные стены колхозного капища – клуба. Здесь и находится ныне церковь в честь священномученика епископа Анифима Никомидийского, замученного в эпо¬ху Диоклетиана в 302 году. За всю историю христианской церкви это единственный епископ, при¬ход которого, составивший 32 тыс. прихожан, весь сонм во главе с архипастырем взошёл на небо – были сожжены в храме.
В этом году на наше торжество 16 сентября наш правящий епис¬коп Ишимский и Сибирский Евтихий Курочкин прибыл сам и несколько священников из Сибири и Киргизии. Также были гости из разных сёл и городов Алтая, Новосибирской области и г. Тюмени. Богослужение про¬шло чинно, торжественно, по Уставу русской православной Церкви. Такое богослужение с епископом и священнослужите¬лями было впервые в этом рай¬оне от создания мира. После литургии был крестный Ход шёл снег вокруг храма и через кры¬тое гумно Владыка окропил зер¬но святой водой и к месту за¬кладки нового храма.
Владыка сказал назидательное слово для верующих, пожелал всем доброго здравия, душевно¬го спасения, благополучно уб¬рать урожай, воспитать подрас¬тающее поколение в православ¬ной вере.
В ответном слове настоятеля храма благочинный Алтайского края протоирей о. Иоаким Лапкин поблагодарил архиерея и всех гостей, что составили такое тор¬жество.
После богослужения и молебна с водосвятием была предложена праздничная трапеза для всех гостей и жителей пос. Потеряевка. Была беседа, на которой епис¬коп ответил на все вопросы, за¬даваемые о жизни и вере». Игнатий Лапкин, православный проповедник «Жизнь Алтая» октябрь 1998 г..
«ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА
КОМИТЕТ ПО ВОПРОСАМ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ
Алтайское Краевое отделение Всероссийского общественно-политического движения «Наш дом – Россия» Руководителю Исполкома 13 мая1998 №3.20-21676
В.П.ОВЧИННИКОВУ
656038, Алтайский край, г. Барнаул-38, ая 72, Комсомольский пр-т, 77.
Комитет Государственной Думы Российской Федерации по вопросам местного самоуправления, рассмотрев Ваше обращение и обращение заместителя председателя Алтайского Законодательного собрания Б. В. Ларина, сообщает следующее.
На территории посёлка Потеряевка может быть создано самостоятельное муни¬ципальное образование, но только с учетом мнения населения действующего муници¬пального образования, на территории которого расположен посёлок. Данное требова¬ние обусловлено тем, что создание муниципального образования в посёлке Потеряевка повлечёт изменение границ территории муниципального образования Мамонтовского района, в пределах которых уже осуществляется местное самоуправление статьи 12, 13 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».
Наиболее адекватной формой учёта мнения населения соответствующей терри¬тории является местный референдум см. пункт 6 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации № 1-П от 24 января 1997 года.
С уважением, Председатель Комитета А.А. Поляков».
«ПРОКУРОРУ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ПАРАСКУНУ Ю.Ф. ОТ ЖИТЕЛЕЙ ПОС. ПОТЕРЯЕВКА ЗАЯВЛЕНИЕ.
Уважаемый Юрий Федорович!
С проблемой покосов пос. Потеряевка Вы хорошо знакомы: для разрешения этого вопроса краевая прокуратура не единожды посылала к нам совместно с работниками краевого комитета по земедьным ресурсам и своих представителей. Но и по сей день всё так и осталось: председатель земельного комитета Мамонтовского района Назаров С. Г. обманывает всех ложными отписками, что будто бы для перспективного развития пос. Потеряевка выделено 73 га покосов а всего земли выделено 288 га. По документам же краевого комитета зем. ресурсов на отведенных землях значится только: 1,2 га., т. е. обман в 60 раз 73:1,2 60.
Документы, карты прилагаются.
Ради Бога, ещё раз посмотрите, что же они делают с нами, держа наш скот на голодном пайке, бесстыдно обманывая всех, понося нас злыми словами; нам же приходится просить покосы в других селах. И это при таких пространствах в Сибири. Почему же никто не спросит ни с главы района, ни с Назарова, ни с директора совхоза за их корпоративную ложь?
Вот образчики безразмерной лжи. см. по прилагаемым документам
13.07.95 №511 П.Ф. Мителев П.Ф. пишет: «границы ..установлены, проходят по природным урочищам.. В 200 м. от возрождающегося посёлка размещен летний лагерь для скота.. лошади.. овцы. Данный скот на вышеуказанных пастбищах не выпасается.. бывают случаи пастухи распускают скот».
Сравните с документом кр. зем ресурсов от 02.08.95 № 01-08-65: «факты, изложенные в жалобе подтвердились – границы села Потеряевки и земель... не установлены в натуре частично установят только 8.10.97 г. ИгЛа
Внутри села это и по карте видно – посреди деревни. ИгЛа... расположены два загона для скота жителей села Корчино расположенного за 15 км. от пос. Потеряевка».
Пять лет травили огороды, посевы, по деревне и по детскому лагерю-стану хлестала пьяная, дикая матерщина ежечасно.
И спросить за всё это не с кого. Руководители района и края – бывшие партсотоварищи, а мы-то кто насупротив их.
О, люди! Почему же греха лжи не боитесь! Живём-то один раз и то... почему бы не по-братски, и не по-совести!
В служебной записке главе администрации края Сурикову А.А. замглавы адм. края Тарабаев Н. И. уже 03.04.98 пишет: «..земли выделены жителям Потеряевки без учёта их назначения и ценности, в общее количество гектаров 288 га входят земли, которые не могут использоваться: болота и даже земли под существующими постройками и улицами».
И далее даётся очень чёткая, ясная, правильная мысль, как и где взять покосы, чтобы у нас было не 1,2 га, а как и по документам Районного комитета зем. ресурсов – 73 га. Об этом же пишет и Бивалькевич В.И. 26.03.98 № 06-05-80 Ляхову Н.А. «Установление границы посёлка проведено путём набора контуров угодий... без учета существующих построек, улиц и т.д. по материалам вычисления площадей в 1987 г. ..Земли числящиеся пастбищами, кормовой ценности не имеют, и расположены мелкими контурами» куда корову можно доставить только на вертолёте.
Краевой ком. по зем. ресурсам добавляет 26.11.97 № 08-85 к Петренко В.С.: «Установление границ произведено без учёта исторических границ посёлка по согласовании только с администрацией села Корчино, в отсутствие представителей села Потеряевка... К сожалению до сих пор протокол комиссии прдставители района по непонятным причинам задерживают».
Причины-то на виду. Не дать, не пущать, заморить, обмануть – время загладит, забудут, отстанут, перемрут, уйдут на пенсию.
А что именно так это, то вот ещё беда, горе второе: бульдозером перерыли трассу-дорогу, связующую нас с внешним миром, блокировали.
Приехал глава района, полн. представитель президента Р.Ф., кр. зем. отдел – испугались, дали гарантийное письмо, что обязуются в мае месяце 1996 г. вложить трубы в раскопанную траншею пруда и запрудить плотину см. подпись Мануйлова А. С. председателя кп «Корчинский» 17.01.96 г..
Глава района Мителёв П.Ф. 19.02.96 № 100 подтвердил: «с выездом на место изучил суть жалобы... изложенные факты подтвердились... ремонт дороги будет завершен в весенний период силами и средствами кп «Корчинское».
Кр. комитет по зем. ресурсам 22.01.96 № 01-08-1 тоже отрапортовал: «Разрушенная дорога, соединяющая посёлок Потеряевка с райцентром будет восстановлена весной 1996 года. ...Копии гарантийных писем прилагаются».
Вложили трубы, запрудили? Как бы не так!
Два года прошло, а трубы так и не вложили, и не думают, и думать забыли.
Вся надежда на Бога, да на доброго, грозного прокурора. В каком ещё государстве есть такие дела, как в нашей империи зла и в государстве тотальной лжи?!
Самый страшный удар по надеждам возрождающегося пос. Потеряевка нанесла комиссия во главе с Тарабаевым Н.И. 21.04.98 г. Приехали, обошли лога, болота, и даже шага не сделали, головы не пожелали повернуть в ту сторону где наши исконные земли, колки, за которые мы хлопочем уже восьмой год. Зачем же тряслись туда 150 км. на машинах, если уже сговорились заранее и изменили коварно своё вчерашнее решение, когда говорили, что «с учётом перспективного развития... необходимо п. Потеряевке около четырёхсот гектаров земли...» из выступления представителя кр. зем. отдела Кожанова В.Н. на заседании в адм. с. Мамонтово 24.11.97. Или для отвода глаз съездили проветриться, отдохнуть на лоне природы. Один из команды Тарабаева Н.И. возвратился из Потеряевки и где-то успели в этот вечер компанейски «отдохнуть», провести ночь в вытрезвителе. На следующий день Тарабаев сказал мне: «доходишься, и эту землю отнимут».
Господи, к кому нам идти, Твоя земля и в Твоей руке сердца судей и начальствующих.
После возвращения из Потеряевки вышла бумага: «поручить кр. комитету по зем. ресурсам... организовать проведение работ по инвентаризации земель существующего посёлка Потеряевки Мамонтовского района и произвести расчет потребностях в землях для ведения личных подсобных хозяйств жителей посёлка с учётом перспективы развития на 70 дворов» А. А. Суриков.
Земля опять уходит под снег, прошёл ещё год. Конечно же, ничего из сказанного не сделали, и для покоса жителям пос. Потеряевка так и осталось 1,2 га а не 73 га покосов надуманных Назаровым Назарова С. после неоднократных выговоров выгнали с работы и он судится теперь, который уже год с краевым земельным комитетом по ресурсам, за восстановление на своё греховное, тепленькое и денежное местечко.
Как дальше жить?
Посмотрите на прилагаемые карты – Корчино от Потеряевки в 12-15 км. Наши пашни в сторону Корчино тянутся на 4 км. А колки внутри наших полей и в 5 метрах от наших огородов... принадлежат с. Корчино. В колках есть трава, там косят два жителя с. Корчино, и все свободно пилят деревья.
По совести ли это? Отдайте же нам пока хотя бы эти колки с покосами в них. Ждём помощи, молясь Богу.
Дорогой наш Юрий Федорович! Поручите рассмотрение этого дела ревностному, совестливому, богобоязненному своему сотруднику, подчинённому, чтобы он наше дело рассмотрел так живо, близко к сердцу восприняв, как будто он сам, или его дети стали жителями Потеряевки.
Чтобы не для палочки-галочки-отчётности новую бездушную отписку для нас и для Вас состряпать.
Мы все смертны, краткодневны и ещё короче наши должности.
Если Вы этот вопрос по совести решите и нам отдадут наши колки, покосы, то это, Юрий Федорович, будет долгосрочный памятник Вашей жизни, душе и молитвенная благодарность в сердцах жителей пос. Потеряевка и у алтаря Божия.
Вы уже так много сделали по этой проблеме, так завершите же её достойно, триумфом святой правды, справедливости.
Спешите делать добро.
С искренним уважением к Вам, Игнатий Лапкин. 20.10.98 г.
Контактный адрес: 656016 г. Барнаул-16, ул. 2-я Строительная 62-16, Лапкин И. Т. тел. 35-32-42, 24-38-46, тел. в Потеряевке: 8-213-22-0-22».
«ОБРЕТЕНИЕ ПОТЕРЯЕВКИ»
«Ну почему мы решили, что только та форма жизни, ка¬кой мы живём, имеет право на существование?
Мы едем в Потеряевку! Мы – это я и две мои бывшие ученицы. Те¬перь – учительницы.
Никто не знает, как надо ехать в Потеряевку. Кассирша на вокзале вглядывается в экран компьютера и с трудом находит разъезд Подстепный. Поезд – один раз в сутки, остановка – одна минута. Потеряевка в пяти километрах от разъезда. Вот и всё, что мы знаем. И ещё мы знаем, что в Потеряевке есть религиозная община и летний пра¬вославный лагерь – стан. В день Петрa и Павла состоится Таинство Крещения на потеряевском озере. Троекратное погружение в воду.
У каждой из нас есть свои внутренние причины найти Потеряевку.
Итак, одиннадцать часов пути на поезде – и мы на разъезде Подстепный. Выскакиваем, как ошале¬лые. Кругом – ни души. Рельсы и шпалы. Дорог другиx нет. Шумно и людно было. Теперь – ни души. Всё пору¬шено. Над гигантскими обломками элеватора тучи ворон – вот всё, что осталось от былого хлебного могущества. Зрительная метафора бро¬ска русского человека в капитализм...
 Идем по шпалам. И сворачива¬ем налево. Нещадно палит полу¬денное солнце. Огромные просто¬ры пустых, непаханых полей. Бурьян гуляет. Красота далей неог¬лядных щемит сердце.
На четвертый час пути появля¬ются первые дома. Крепко и краси¬во сколоченные. Большие огоро¬ды. Тихо. Безлюдно.
Заходим в огород задами. Пе¬ресиживаем жару на бревнышках. Появляется трехлетняя Агнюша, красоту которой отделить от пространсгва нет никаких сил. Она – часть потеряевского пейзажа. Она вписана в это синее-пресинее небо, эти леса, эти озера. За Агнюшей тянутся ещё четверо ребятишек. Дер¬жатся настороженно. Печеньем не угощаются. Видать, тут либо секта, либо староверы – мелькает в голове. Дети ведут нас к дому.
Выходит очень молодая, ясная и открытая женщина. Учительни¬ца. Выпускница Алтайского университета. Специалист по компью¬терам. Елена Анатольевна Барабаш, жена старосты деревенской общины. Игорь Барабаш ушёл с четвёртого курса политехническо¬го университета. Электронщик. В прошлом рок-музыкант. Елена и Игорь были прекрасной бальной парой в университете. Танцами за¬нимались профессионально.
Неподалеку от дома началь¬ная школа. Три парты. Доска. Над доской иконы. Посередине огромная печь.
Елена Анатольевна приносит ведро колодезной воды, и мы пьём холодную, прозрачную воду, пред¬чувствуя всем своим существом, что грядет встреча с Другой жиз¬нью. Но мы ещё не ведаем, что эта Другая жизнь войдет в нас и пору¬шит в пространстве нашего лично¬го бытия многое из того, что каза¬лось незыблемым.
Отчаянно болит голова. Идём измерять давление в соседний дом. Хозяйка дома берёт металличес¬кую папочку и начинает искать то¬чки боли на ладони и пальцах. Че¬рез десять минут боль как рукой сняло. В глазах свет, будто и не было изнурительной дороги.
Поразили речь и мышление хозяйки дома. Рафинированный научный ум. Вера Федоровна Золотова – кандидат медицинских наук из новосибирского Академго¬родка. Разработчик диагностики клещевого энцефалита. Путь в Потеряевку был долгим и мучительным. Поиски веры в Бога, потом автокатастрофа, в результате кото¬рой муж Веры Фёдоровны оказал¬ся прикован к постели. В Потеря¬евке он встал на ноги. Речь пока не вернулась. Но Вера Федоровна знает, что спасла жизнь мужа именно здесь. Сын – в Академго¬родке. Уверен, что мать и отец, члены религиозной общины, всё равно чужие люди в Потеряевке.
Дом Золотовых сделан из це¬лого бруса. Тёплый. С русской печью посередине. Я уже приглядела себе место на печи. Интересно, ко¬гда это я решила приехать сюда зи¬мой? Знаю определенно – решение уже принято.
Уходить из дома не хочется. Мы и не уходим. Вера Федоровна тем не менее говорит:
- Живите, пожалуйста, сколь¬ко хотите. Но как Игнатий? Всё бу¬дет, как решит он...
Ему шестьдесят лет. Лёгок и скор. В толстовской рубахе, подпо¬ясанной узеньким пояском. Рыжие волосы и борода. Красив ещё и сейчас. Известен на Алтае как про¬поведник с большим стажем борь¬бы против коммунистического ре¬жима. Сидел в пяти тюрьмах. Пос¬ледний раз был арестован 9 января 1986 года. Двадцать шесть лет ис¬пытывал на себе гнёт советской психиатрии. Знает, что это за со¬стояние, когда каждый сустав ищет новое место. Умолял врачей об одном – не вторгаться в мозг. Сохранить разум.
Имеет десятки томов личной переписки. Проделал гигантский труд но созданию 12 томов жития святых. Создал уникальную фонотеку мировой поэзии о религии. Записал на магнитофонную плёнку «Архипелаг ГУЛаг» Солженицы¬на. В годы, когда это имя произно¬сить было нельзя. Записал на плён¬ку интервью с раскулаченными и репрессированными. Кассеты име¬ли 1200 часов звучания.
Многолетний труд был унич¬тожен КГБ. Эксперты определили ущерб в 11 млрд рублей старыми. Игнатий предъявил иск. Но он го¬тов был забрать его немедленно, если бы получил заверенное коммунистическими печатями всего-навсего одно предложение: «Мы, Коммунистическая партия Советского Союза, на протяжении семи¬десяти лет уничтожали свой на¬род...» и т. д. Этого предложения никто не написал, и проповедник Игнатий выиграл здание в Барнауле для Крестовоздвиженской общины.
У него была сложная жизнь, но отлично помнит год и день, ко¬торые стали поворотными в его судьбе. В детстве хотел быть террористом. Уже видел себя в этом образе. Хотел отомстить за пору¬ганную землю. Перепробовал все работы: реставратор книг, перво¬классный печник, орнитолог, кино¬лог. Наконец очутился в Рижском мореходном училище. Выучил ла¬тышский язык. Очень нравились латыши и эстонцы.
- «Мне шёл двадцать первый год... Пошёл смотреть французский фильм «Отверженные». Там есть эпизод, когда Жан Вальжан гово¬рит: «Разве не было иной цели, как спасти не жизнь, а душу». Это ме¬ня перевернуло. А ещё умирает герой. Рядом с ним близкие. Ему говорят: «Как много ты страдал!» Камера уходит к распятию. Во весь экран. Это в то-то время уви¬деть распятие! Веки Габена, а иг¬рал Вальжана великий Габен, при¬поднимаются, и он произносит: «Нет, вот Он – Великий Страдалец». Вот здесь для меня образовалась грань. Я перечитал раз семь «Отверженных». Сделал выписки по своей привычке. Написал Габену письмо и сказал, что он мой духов¬ный отец. Письмоне дошло. Я сде¬лал запрос. Молчание. Но я уже знал, что Христос умер за меня. Знал, что я сам себе не принадле¬жу. Мосты мои сожжены. К старой жизни возврата нет».
Игнатий:
- «Путь к Богу оказался мучи¬тельным. Однажды я зашёл к риж¬ским баптистам. Услышал их мо¬литвы. Знаете, что меня поразило?
Слова порознь я уже знал. Но я не мог их соединить. Потом пошёл в русский молельный дом. Картина та же. Я понял, что дело не в рус¬ском и латышском языках послед¬ним я уже хорошо владел. Я не сразу понял, что язык, на котором с нами разговаривает Бог, другой. Я встал на колени и слёзно про¬сил: «Дай мне веру! Научи». Гос¬подь вразумил. Но я ещё долго по¬мнил пограничное состояние. Зна¬ете, силу инерции. Уже нет груза на плечах, а ты всё равно сгиба¬ешься. Снятый груз продолжает своё действие. Так было и со мной. Но я уже знал свой путь».
Он за всё благодарит Господа – и даже за своих мучителей, пото¬му что через них он прошёл испы¬тания, угодные Богу. Он не держит зла на своих гонителей. Многие из тех, кто травил его, сегодня ему помогают, Благодарит Бога за то, что сердце не ожесточилось.
 С Христом и в тюрьме сво¬бода. Без Христа и на свободе тюрьма. Главный враг – внутри нас. Игнатий не догматик. Верует, что человек способен меняться.
...Однажды он рассказал мне историю. Звучит притчею. Пас ко¬ров Игнатий. Приметил, что на тpaccy часто выходят люди. Ищут воды. Хотят пить. Игнатий вырыл колодец. Повесил красное ведро. Наутро ведро исчезло. Он повесил синее ведро, наутро оно тоже исчез¬ло. Когда он нашёл белое ведро, его постигла та же участь. Каждое утро Игнатий вычерпывал 120 вёдер во¬ды, чтобы в колодце вода была прозрачной. Поставил стеклянную по¬суду, её разбили вдребезги. Нако¬нец кто-то навалил кучу. Игнатий оставил свою затею – напоить страждущего. К чему весь этот сказ?
«Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж»Пс. 126:1.
 Этот псалом многое объяс¬няет в жизни нашего отечества. Безбожие наше прежде всего отра¬зилось на человеческой природе.
Вы – секта?
Так напрямую спросила я Игнатия. Он так же прямо ответил: «Нет.  Мы – христиане. С чего начина¬ется секта? С отдельного человека. Без Толстого нет толстовцев. Без Виссариона нет его секты. То же и с Белым братством. С Маркса на¬чался марксизм. С нас, потеряевцев, ничего не начинается. У нас сзади 1200 житий святых. С нами история и культура. Мы входим в истори¬ческий процесс. Сейчас с нами за столом Достоевский, Пушкин и Гоголь».
Он читает свои стихи, навеянные «Сикстинской мадонной» Рафаэля:
«Она несёт Сокровище веков,
К Своей груди Младенца при¬жимает,
И Он явился. Он уже готов,
Все муки добровольно при¬нимает.
Она печалью скорбной на¬плывает
Из глубины веков на облаках...
Последний шаг – об этом кто не знает?
Ступней её не сковывает страх?»...
В самом деле, разве мы одни в Потеряевке?
Великими людьми XX столе¬тия Игнатий считает Горбачёва и Солженицына. Горбачева – за то, что только он мог расшатать коммунистическую твердыню. Только он трёхчасовыми речами мог усы¬пить бдительность коммунистов. Солженицын – пророк.
Лагерь-стан
С утра до ночи Игнатий и пра¬вославном лагере. Слово «стан» указывает на статус лагеря, Без этого ни одна надзирающая ин¬станция не согласилась бы с его существованием. Детей богатых в лагере нет. В основном – с изло¬манными судьбами.
- Папка при мне кололся и бил меня. Сейчас сидит в тюрьме, – тихо, без эмоций говорит девочка лет семи.
- А у меня папа с мамой мотают срок за убийство, – гово¬рит другая.
Плачет мальчик. Хочет домой. Мать Светлана Кузьминична, при¬ехавшая на побывку, уговаривает сына: «Куда я возьму тебя? Зар¬плату не дают. Холодильник пус¬той. Здесь хоть прокормишься. Держись за кусок хлеба».
Сколько в лагере детей, точно никто не знает. Одни приезжают, другие уезжают. Есть и взрослые. Если вы – мать и хотите пожить с ребёнком, живите, но не вмеши¬вайтесь в устав лагеря. Назначение лагеря объявлено жёстко и прямо: научить человека безропотно пере¬носить тяготы жизни.
Встают рано. Несколько часов труда. Сверхзадача лагеря – дать детям великий опыт послушания. Он на¬чинается с мелочей: к трапезе у ка¬ждого в кармане должен быть но¬совой платок. Девочки непременно в головных платках. Если забыл носовой платок, бежишь к дальне¬му тополю. Срываешь листик. Он будет временным платком. Удиви¬тельно, но дети, обычно всё забы¬вающие, в лагере очень быстро на¬учаются сосредоточенности. Соб¬ственный опыт послушания гово¬рит о том же.
К трапезе отношение, как к ал¬тарю. К пище не склоняются. Пищу подносят. Трапеза проходит в абсо¬лютном молчании. Ты подаешь зна¬ки, нужна ли тебе добавка, присту¬паешь ли ты ко второму блюду. Ты спокоен, потому что знаешь: твой знак будет тотчас уловлен. Ты по¬лучишь то, что хочешь.
Игнатий:
- Ребёнок имеет право полу¬чить то, что он хочет. Я видел, как они льнут к коновязи. Крутятся, вертятся. Но у неё другое назначение. Я понял, что должен соору¬дить снаряды по типу коновязи. Видите, сколько их.
В лагере нет проблемы воров¬ства. Дети из неблагополучных се¬мей поставлены в ситуацию, когда искушение становится невозмож¬ным. В келью один человек не вхо¬дит. Только двое. Ты ответствен за себя и другого. Искус исключен. Кстати, всё, что есть на терри¬тории лагеря, – всё построено соб¬ственноручно.
Игнатий ведет нас подземны¬ми норами – на глубине четырех метров церковь. Здесь молились взрослые и дети в небезызвестные годы. За двадцать лет подземного существования лагерной церкви ни один ребёнок не предал церковь и её служителей. Кагэбэшники ла¬герь всегда держали в поле зрения. Почти каждый год чьи-то руки подносили к лагерным постройкам спичку. Всё полыхало синим пла¬менем. Лагерь уничтожался полно¬стью. Каждый год начинали с ну¬ля. И так два десятилетия.
Любовь...
Дети жёстко делятся на тех, кто прошёл школу послушания, и тех, кто её только начал.
- Что бы ты посоветовала сво¬ей подруге? – говорю я старожилке лагеря. – Утешь её чем-нибудь...
- Она плачет, потому что худшей жизни не видела. А я уже видела всё. Это трудно только поначалу. Прими правила, и ты будешь сво¬боден. Девочке десять лет.
И это – точно! Гордыня моя не знала меры: в платке не хожу, и молчать за обедом не буду. Разгулялась моя воля вольная. Но то ли причиной усердные молитвы до и после трапезы, то ли покой, царя¬щий в потеряевском пространстве, но через три дня я действительно обнаружила в себе царство внут¬ренней свободы, направленной на высшие смыслы.
Упорядоченность бытового поведения действительно стано¬вится неким условием высвобож¬дения духа. Так это или нет, но проблема послушания из дисцип¬линарной превращается в меха¬низм перехода к трансцендентно¬му. Есть у меня подозрение, что и дети этот переход ощущают. Пото¬му, что есть тайный движитель всей лагерной жизни – это любовь!
Да, Игнатий любит детей. Лю¬бит взрослых. Они это знают. Без неё, без любви то бишь, труд и по¬слушание всего лишь пустые яр¬лыки, но не события. И может быть, самое трудное дело – научиться любить. Есть ещё одно принципиальное основание, на котором стоит лагерь-стан: де¬тям дано ощущение защищённо¬сти. Разработана система педагоги¬ческих технологий, благодаря ко¬торой ребёнок будет в Лагере жив и здоров. Это дело взрослых – сде¬лать жизнь ребёнка неопасной. За двадцать пять лет существования лагеря – ни одного несчастного случая. А кругом глухие леса и озера.
Каждую пятницу горит в лагере костёр до поздней ночи. Из де¬ревянных брусьев сооружён амфи¬театр подобие греческого. Глубо¬ко внизу – костровое действие. По ярусам ходят дежурные. Предлага¬ют отменную печёную картошку. Деревенский староста с гитарой. Поют песни. Когда-то Игорь Бара¬баш очень любил Бориса Гребен¬щикова.
- Всё ещё тянет к той музы¬ке, но я уже чувствую в Гребен¬щикове язычника. С трудом, но отвыкаю.
Верхний ярус амфитеатра пе¬реплетён проволокой. У Игнатия был грандиозный замысел: почис¬тить пруд и развести рыбу. Дать возможность детям жарить рыбу, подвесивши её на проволоку.
Продали немало коров, чтобы оплатить чистку пруда. Пришла бумага: возможно, на глубине по¬лутора метров проходит стратеги¬чески важный кабель. Это всего лишь один эпизод из бесчисленной череды мытарств тех, кто решил: “Быть Потеряевке!”Окончание в следующем номере».
«Общая газета» № 36 7-13 сент. 2000 стр.10 Эльвира Горюхина». «Новая газета – Сибирская газета», «Обретение Потеряевки» №50 21-27 декабря 1998 г., стр. 3. Профессор психологии, преподаватель Новосибирского пед. университета. Помощник депутата гос. думы Щекочихина. Около 5 раз была в Чечне и у боевиков.
«ОБРАЩЕНИЕ
Уважаемый  Александр  Александрович.  Мир  Вам!
05.02.99г.  я  был  у  Вас  на  личном  приеме по вопросу  восстановления  пос. Потеряевка.
Прошло  более  1.5  месяцев,  но  нет  ответа  от  Вас.  За  это  время  появились  новые  документы  все  их  прилагаю.
Председатель  комитета  по  земельным  ресурсам  Мамонтовского  р-на  Назаров  С. Г., при  полном  потворствовании  и покровительстве  главы  администрации  района  Мителёва  П. Ф., семь  лет  безбожно  лгал,  что  Потеряевке  было  выделено  73 семьдесят  три  гектара  покосов.
Наконец-то,  в  октябре  98  г.,  послали  сотрудников  Гипрозема  края  и  выяснилось,  что  покосов  в  Потеряевке  только... 7,8 га.
Расчёт  Гипрозема  показал, что  даже  без  учёта  перспективы,  а  только  на  сегодняшний  день  потеряевский  скот  с  этих  7.8 га  обеспечен  сеном  на  5.7%.  В  деревне  будет  180  дворов,  а  сейчас  –  9  дворов.  И  уже  сегодня  такая  трагическая обстановка,  длящаяся  семь  лет.
Недостающие  94.3%  сена,  как  советуют  Мителёв,  комитеты  по  земельным  ресурсам  района  и  края, можно  якобы восполнить  за  счёт  улучшения  пастбищ. Дескать, распашите, засейте. Это предложение  новопоселенцам  –  насмешка  и циничное  издевательство.
25.03.99  г.  я  успел  сказать  Вам  об  этом.  В  этот  же  день  семь  раз  я  хватался  за  Мителёва,  отводил  его  к  нашим горестным  воплям,  показывал  его  подписи  и  печати,  где  он  выделяет  нам  Топкий  Лог  для  перспективы  смерти.
Решение  проблемы  дано  в  служебной  записке  Тарабаева  Н.И.  к  Вам  03.04.98  г.  “Кроме  того,  земли  выделены  жителям Потеряевки  без  учёта  их  назначения  и  ценности;  в  общее  количество  гектаров  входят  земли,  которые  не  могут использоваться,  болота  и  даже  земли  под  существующими  постройками  и  улицами.
Земельный  вопрос  предлагается  решить  следующим  образом:
Поручить  земельному  комитету  с  привлечением  института  Гипрозем  провести  работы  по  межхозяйственному перераспределению  земель  с  тем,  чтобы  изменить  границы  землевладения  совхоза  Корчинский,  отодвинув  их  на  север  за счёт  земель  запаса  совхоза  Кадниковский,  земли  которого  в  данном  месте  не  распределены  в  результате  приватизации.
Такая  операциядаст  возможность  удовлетворить  просьбу  потеряевцев  и  выделить  им  землю  в  тех  естественных границах,  в  которых  они  просят  и  сохранить  размер  земельных  долей  членов  коллективного  хозяйства  сх  “Корчинский” не  надо  будет  изымать  свидетельства  на  землю,  будет  исключена  возможность  обращения  в  суд.”
26.03.98 г.  В.И.  Бивалькевич  прокурору  Ляхову  Н.А.  подтвердил,  что  при  приватизации  земель  в  1992 г.  район  скрыл существование  Потеряевки. Это  же  сообщает  Д.Е. Викулов,  директор  ЗАПСИБНИИ ГИПРОЗЕМА  23.03.98 №1014119  “На момент  проведения  работ  по  приватизации  земель  бывший  н. п. Потеряевка  отсутствовал  в  учёте  земель  и  в предъявленной  справке  о  населённых  пунктах  на  территории  Корчинского  сельского  совета  вопрос  о  выделении  земель для  возрождения  села  в  то  время  не  возникал.  Решение  администрации  района  1991г.  по  выделению  земель  на  площади 170  га  для  возрождения  с. Потеряевка  внутрихозяйственная  комиссия  по  реорганизации  и  приватизации  хозяйства, Корчинская  сельская  администрация,  районный  комитет  по  земельным  ресурсам  и  землеустройству  к  исполнению  не приняли.”
И  “производство  работ  по  перераспределению  земель  совхоза  “Корчинский”  Мамонтовского  района  в  1992г. осуществлялись  в  соответствии  с  “Положением  о  реорганизации  госпредприятий”  утвержденным  Постановлением Правительства  РФ  №708  от  04.09.92”.
Глава администрации района  П. Ф. Мителёв  писал  Бивалькевичу В.И.  13.07.95  № 511  “Отвод  земель  был  произведён  на основании  решения  районного  Совета  народных  депутатов  №118  23  июля  1991 г.  170  га..  Статус  пос. Потеряевки придан  решением  краевого  совета  23.03.92 № 47,  т.е.  годом  позже”.
В  Мамонтово  скрыли  существование  пос.  Потеряевки,  когда  делили  землю.  И  это  –  преступление,  порождающее  все описанное  здесь».
 
«Прокурору Алтайского края Параскуну Ю.Ф. от жителей пос. Потеряевка Мамонтовского р-на Алтайского края,
ЖАЛОБА И ПОЯСНЕНИЯ ПО ПОВОДУ “ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЛОКАДЫ” КРС И ОВЕЦ В ПОС. ПОТЕРЯЕВКА.
Семь лет председатель комитета по земельным ресурсам Мамонтовского р-на Назаров С. Г.неизменно отвечает во все вышестоящие органы власти: жителям пос. Потеряевка выделено предостаточно земли; покосов 73 га. И делает расчеты покосов, пастбищ на душу населения, на лошад, корову и овцу... И выпад: необходимости в дополнительном предоставлении земли нет. Акт о проведении инвентаризации земель пос. Потеряевка 23.12.1998 г..
Так ли это?
29.09.98 г. комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Алтайского края подписано “Техническое задание” для ЗапсибНИИ Гипрозема г. Барнаула.
п. 4. “Виды, этапы работ, подлежащие выполнению.”
4.3. Инвентаризация земель застроенной территории.
В техническом задании нет ни слова о инвентаризации всех 288 га земли, выделенных пос. Потеряевка, а только корректировка на площади 288 га отныне эта цифра будет 284.8 га. Ни о какой геоботанической работе ни слова – полное молчание. Нас же интересует не то, все ли гектары прошлых съемок на месте, не исчезли ли, а то, чтобы было выяснено, что Топкий лог, “подаренный” Потеряевке щедрым жестом Назарова С.Г. не травостой какой-то категории, а столетний камыш.., и многие десятки гектаров заболоченных логов – не сенокосные угодья, а совершенно непригодная даже для пастьбы скота огромная площадь болот, логов, развалин, загаженная, выведенная из землепользования варварством советских времён земля. И за последние годы солончаки, бывшие на расстоянии 500 м от деревни, практически перехлестнули на другую сторону посёлка, соединившись с солончаками северной, надветренной стороны. Изменился, естественно, и растительный покров, плодородность, качество выпасов; поднялся уровень грунтовых вод, особенно сильно с 1987 года.
Необходима была геоботаническая комиссия, которая и подтвердила бы, что все это, 70 – 80 га непригодной земли, нельзя распахивать, улучшить её плодородность нельзя: эта засоленная площадь дает только отдельными кустиками несъедобную для скота траву. Скудная земля.
И тогда не появились бы “маниловские” “Пояснительные записки” Качурина А.А. инжинер Алтайского предприятия ЗапсибНИИгипрозема, который приехал и уехал, когда выпал снег. Да и в задании у него не было давать советы, расчеты о том, как “недостаток сенавозможно покрыть за счёт неиспользуемых ? пастбищ, путем проведения коренного улучшения на площади 11 га” лист 3. 3 абзац сверху. И далее по “Записке”: “Площадь инвентаризуемой территории составляет 32.4 га”.
Ясно, что ни в “Теххническом заданим”, ни в “Пояснительной записки” имеющей не юридическую, а чисто фантастико-рекомендательный характер не находим, что была произведена инвентаризация остальных 252.4 га земли 284.8 – 32.4.
12.02.99 г. нач. отдела комитета по земельным ресурсам В. Н. Кожанов р.т. 38-14-22 подробно, по книгам разъяснил, что в инвентаризацию земель не входит оценка почв. Должна была быть произведена только “корректировкана площади 288 га” по заданию.
Вопрос: мог ли, даже теоретически, в холодное время года, когда земля покрылась снегом, произвести инвентаризацию 288 га, из которых 32.4 – на застроенной территории, где количество землепользователей физических и юридических лиц – 22.
Для сведения: норма обработки на 1000 га – 7 дней подготовительные работы; составление плана – 7 дней, согласование границ – протяженностью на 1 км: границы – 8 дней. Время для инвентаризации одного землепользователя – 6 дней 6 ґ 22 312 дня.. т.д. И это только на застроенной территории в 32.4 га.
Ясно, что все расчеты о тысячах центнерах “зелёной массы” есть кабинетная выдумка Качурина А.А. Когда он отогрелся на третьем этаже на ул. Ползунова 50 Гипрозем, где так легко играется в биллиард и в настольный теннис, в фойе.
Все эти, необходимые для работы в поле человеко-дни для получения зарплаты в отчетности – проведены не все при тахеометрических съемках на площади в 284.8 га...
Основываясь даже на мистикофиозной “Пояснительной записке” Качурина А.А. под снегом сумел определить плодородность, засолённость, качество, продуктивность, травостой видно, что на площади 7.8 га потеряевских покосов Качурин А.А. собрал бы “за счёт естественных сенокосов с 7.8 га только 44 центнера сена.” И по его даже расчетам лист 3. 2-4 абзацы сверху необходимо 771 ц. сена на зиму потеряевской скотине.
Всё!
Все другие цифры взяты даже не по материалам – схемам 1991 г, а просто с Гипроземовского потолка.
И тогда, даже по тенденциозно – Качурино – Назаровским выводам “земли хватает – необходимости в дополнительном предоставлении земли нет”, тогда оказывается, что Потеряевскому скоту а значит и жителям обеспечено только... 5.7% необходимого сена а не “202% от потребности” – по “Записке”. 5.7 % – по-Качурину, определившему 7.8 га сенокосов по стерне на бывшем огороде.
В край. зем. отделе подтвердили, за подписью председателя этого комитета В.И. Бивалькевича от 18.11.98 №06-05423 в Прокуратуру края, что сенокосов в Потеряевке.. 1.2 га, т.е. удовлетворение в потребности сеном на зиму, с перспективой развития только на 0.9% 7.8 га : 1.2 га в 6.5 раза завышена площадь сенокосов; 5.7% : 6.5 раза 0.9%. По-истине, по лозунгу министра пропаганды Геббельса у Гитлера А. “Чем чудовищнее ложь, тем скорее поверят”?
И это по документам, прилагаемым только здесь.
При дальнейшей застройке посёлка Потеряевка эти покосы на бывших огородах, естественно, исчезнут...
Если бы было “удовлетворение в покосах”, то какая была бы надобность жителям пос. Потеряевка выпрашивать покосы в соседних деревнях...
Советовать распахать земли, засеять травой и поливать её, это равнозначно, как советовать уборщице с тремя детьми на руках, получающей оклад 100 руб. при среднем прожиточном минимуме для такой семьи 2369 руб определением кр. закон. собрания на первый квартал 1999 г прожиточного минимума для мужчин – 680 руб, женщин – 695 руб, детям до 7 лет – 558 руб советовать улучшить питание колбасой, маслом, яйцами.
Насмешники и безбожные циники. И если президенту страны предъявлено обоснованное обвинение в геноциде против коренного неселения страны, то в нашей ситуации от Назарова С. Г. – Качурина А.А. за подписью главы администрации района и комиссии – геноцид против скотины у жителей пос. Потеряевка.
Срамной “пистолет” “Топкого лога”, Назаровская “награда”, нацеленная на изничтожение скотины в Потеряевке, должен быть ликвидирован, как и принято решение комиссии, бывшей в пос. Потеряевка 21.05.98 г во главе с заместителем губернатора Алт. края Сурикова А.А. – Тарабаевым Н.И. и взамен гектаров “Топкового лога” по границе 188 га, эти гектары прирезать со стороны Корчино.
И это решение Назаров С.Г. не выполнил, как и все указания Крайземотдела. Со стороны Подстепной, с востока, Назаров С. Г. по сей день не установил межевые знаки в натуре, отчего 19.1 га 15.5 + 3.6 все эти годы засеваются Корчинскими фермерами пшеницей, а числятся в отчетах нашими схоз угодьями.
Во всей этой истории с “плодородностью земли” даже при изысканиях Гипрозема в октябре 1998 г. в пос. Потеряевка настораживает следующее: около 5 раз мы подходили к руководителю Гипроземовской группы из трёх человек во главе с Качуриным А.А. и расспрашивали: не собираются ли они делать инвентаризацию всех 284.4 га земель?
- Нет, у нас и в задании этого нет и показали “Техническое задание”
Почему так упорно скрывали, что в отчётах укажут ту работу инвентаризацию всей площади, с определением плодородности, с составлением экспликаций, которую невозможно было сделать не из-за финансовых трудностей, как пишет директор Алт. кр. ЗапсибНИИгипрозема Д.Е. Викулов 21.01.99 №18 старшему советнику юстиции Плотникову Г.М., а хотя бы и из-за погодных условий: температура была ниже нуля один, а то и все трое больше времени проводили в тепле машины – в это время добрый хозяин на улицу собаку не выгонит, а этих добрых молодцов за какие-то грехи отправили в открытую степь.
Потом никак не хотели показать, дать копию “Технического задания”, в открытую начали лгать, как малые дети-пионеры; только что записанное с их слов, при свидетелях – отрицать “было – не было” по Евангелию слово должно быть твердым, если сказал “да”, значит “да”, если “нет”, то так оно и есть “нет”. А что сверх этого такой человек, как Назаров говорит, лжёт, то всё это от лукавого, т.е. от демонов – бесов.
“Постановление” администрации Мамонтовского р-на Алтайского края от 28 октября 1998 г № 213 о создании комиссии по инвентаризации земель пос. Потеряевка – за подписью главы админстрации Мамонтовского р-на Митилева П.Ф. и “Постановление” от 24 декабря 1998 г. №251 с. Мамонтово, утвердившее акт о проведении инвентаризации земель пос. Потеряевка также за подписью П.Ф. Мителёва и др. – эти оба постановления основаны целиком и полностью на работе с документами Гипрозема: плод кабинетного творчества. Никто в эти даты с 28 октября 1998 г. по 24 декабря 1998 г. никого из указанных в составе комиссии в пос. Потеряевка не видел, и эти бумаги, постановления, акты только в глазах непосвященных в наши дела могут иметь уж очень великую ценность, коей никак не могут иметь в действительности.
“Акт” о проведении инвентаризации земель пос. Потеряевка, подписанный Назаровым С. Г. – председателем комиссии, выносит приговор самому С. Г. Назарову, убеждавшему прокурора р-на 17.12.1997 г., что в Потеряевке “в настоящее время пользуются пастбищами на площади 196 га... 73 га – сенокосы”.
Экспедиция Кочурина А.А. теперь заверенная тремя подписями и печатями на “Акте” Назаровым С.Г., Рязановым Ю.А. по экологии, Подкорытовой В.Е. зав. отделом Архитектуры – утвердила окончательный приговор Назаровской лжи в 73 га, т.е. теперь пастбищ – на 30 га меньше оказалось, а сенокосов всего 10% от баснословных 73 га, т.е. теперь за сими подписями и печатями зрим, что скот в пос. Потеряевка обеспечен покосами на 5.7%.
Внимание: теперь открытие гавной тайны.
Чтобы изничтожить строящуюся с нуля православную деревню безбожное начальство затопляет ложью, т.е. умышленной искаженной статистикой вышестоящие инстанции, занимаются должностным подлогам.
Так 16 ноября 1997 г. глава Корчинской администрации Кулеба В.Ф. дает ложную справку прокурору района Риферду Ю.Н. “На 1 января 1997 г. жители пос. Потеряевка в наличии не имеют овец”.
Качурин же все свои, сказочной жизни расчёты, ведёт с прицелом на “полголовье скота 48.2 условные головы” поясн. записка Кочурина, лист 2, 3 строка снизу.
Лапкин И. Т. получил 85 га возле ж.д. со стороны Корчино, среди поля участки леса, кустарника. Тогда ещё землю на паи в с. Корчино не делили – март 1992 г.
С другой стороны дорога в Корчино, поля жителя пос. Потеряевка Устинова В. А. Между ними кустарник, колок с покосами отдали “якобы по паям, двум жителям с. Корчино за эти-то покосы около колков и хлопочем. Но лес – в частную собственность не отдаётся, и паями корчинским никак не должны были нарезать здесь.
И уж совсем абсурд, что между нашими огородами со стороны Корчино и полем Устинова В.А. – шириной в 100 м. полоса колка с покосами отданы тем жителям с. Корчино, которые от нас за 15 км. Поля же наши, пашни в сторону Корчино тянутся ок. 3-4 км.
Теперь, судьи, прокуроры, правители, решите, что означает вывод комиссии от 23.12.98 г. “Необходимости в дополнительном предоставлении земли НЕТ”. Значит СМЕРТЬ? 15.02.99 г.».
«ЗАЯВЛЕНИЕ
В архитектурный отдел Мамонтовского р – на Алтайского края от жителей пос. Потеряевка.
Вы неоднократно запрашивали нас о том, как бы нам хотелось назвать главную улицу пос. Потеряевка, уже строящуюся.
Считаем, что если сам посёлок Потеряевка сохраняет память о первом поселенце здесь в 1818 году, Потеряеве ...Семён, Венедикт, Нифонт, Иван, Геннадий.. , то восстановить заново в наше время полностью разрушенное в 1972 г. это поселение, при сильнейшем противодействии властей – это дело несравненно более трудное, чем было у Потеряевых.
Идея восстановления, ходатайство на всех уровнях, первые жители – всё это было от семьи Лапкиных, по благословению материЛапкиной Марии Егоровны – матери героини, родившей и воспитавшей в пос. Потеряевка 10 детей. Здесь она жила 60 лет из 86 лет прожитых ею 15.07.1912 – 29.11.1998 гг. с нашим отцом Тихоном Дмитриевичем, инвалидом 2 гр. ВОВ 29.06.1910 – 25.08.1985 гг..
Назвать улицу «имени Марии Лапкиной», оставив память потомкам о героической женщине, труженице, глубоко верующей православной христианке. Память её в род и род.
Это решение принято на общих собраниях Крестовоздвиженской и Святоанфимовской общин. 21.11.1999 г. Лапкин И. Т.».
Просьба была удовлетворена, и единственная улица посёлка называется именем Марии Лапкиной.
«ПРОКУРОРУ АЛТАЙСКОГО КРАЯ ПАРАСКУНУ  Ю. Ф.
Главе администрации Алтайского края  Сурикову А. А.
Главе администрации Мамонтовского района Мителёву П. Ф.
Уважаемый  Юрий  Федорович.
14 мая 2000 г. исполнилось ровно 9 лет со дня начала восстановления пос. Потеряевка. По сей день не решён вопрос о выделении покосов жителям пос. Потеряевка. Председатель земельного комитета Мамонтовского р-на Назаров С. Г.  под неусыпным покровительством главы района Мителёва П.Ф. во всех сводках  говорил о 73 га. покосов. Комиссия же Гипрозема в 1998 г. «намерила» 7.8 га, в то время, как Бивалькевич В. И. – председатель земельного комитета края пишет: «покосов практически нет» по экспликации  значится 1.2  га.  Это не перспектива развития, а перспектива удушения и смерти.
Назарова С. Г. наконец-то  уволили,  выгнали. Но дело его живёт. За 9 лет на имя главы администрации района были посланы, вручены десятки жалоб, заявлений, прошений. И пришел ответ... один, только 12.04.2000 г. как из космоса.
       Мителёв П.Ф. ведёт преступный саботаж все эти годы, как и глава администрации ссовета Кулеба В. Ф. которого не переизбрали. Этот тоже не удостаивал ответа, говоря: складываю всё у себя в папку, пойду на пенсию, прочитаю.
Пример: 1 28 июня 1999 г за № 37. Постановление администрации с. Корчино передано в архитектуру с. Мамонтово – это было требование самой же администрации. Попав на стол Мителёва, документ пролежал уже почти год... но ни подписи, ни «да», ни «нет» Мителёв П.Ф. не ставит. Почему же? Думаю, что только из-за страха, что к власти опять придут коммунисты и тогда как бы ему не поставили в укор его содействие православному лагерю-стану. Потому Мителёв П.Ф. и говорит, что этот лагерь-стан лишний и никому не нужный, хватит и своего безбожного детского оздоровительного лагеря в с. Мамонтово.
2 Мителёв обещал помочь сохранить переезд напротив пос. Потеряевка на 209 километре, обещал 13.08.99 в Потеряевке это всё заснято на видео. Но переезд осенью разрыли и из наших 304 га пашни 96 га отрезаны, потеряны нами навсегда. Считаем это дело – злодеянием. Деревня удушается саботажем Мителёва П. Ф., его безразличием к судьбам верующих, волокитой.
3 Перерыли  бульдозером трассу,  связующую Потеряевку с  с. Шарчино. Мителёв П. Ф. обещал ответ в краевую администрацию 19.01.96 г №100 сделать ремонт дороги – но... и по сей день не отремонтировал дорогу.
4 Заявления  наши просто игнорируются. Нам ответ дали только 12.04.2000 г.
На прилагаемой карте выделенных земель пос. Потеряевка красуются Мителёва печать и подпись. Об этом он даже сожалел, что поторопился, не разобрался, что в Топком  логу сено не собирают, овец  не пасут. Только Петр Федорович мог бы уже 9 лет назад решить проблему с покосами, с колками среди наших пашен.
Кулеба В.Ф., затем и П.Ф. Мителёв просили меня не обращаться с жалобами в вышестоящие органы. И я это точно выполнил. Но... прошло 9 месяцев, мы не обращались никуда, но обещание решить вопрос с покосами смотрите видеозапись так и не созрело, не заплодоносило, не родилось.
Получилось опять обещание главы администрации Мамонтовского р-на пустым выкидышем, безответственным утешением страждущих в течение 9 месяцев. Просим помочь сдвинуть с мёртвой точки отношение Мителёва П. Ф. к Потеряевке. Обещана была водонапорная скважина – когда же начнут это делать?
Полномочный ходатай  по  вопросам восстановления   пос. Потеряевка  Лапкин И. Т.».
ЛАГЕРЬ-СТАН В ПОТЕРЯЕВКЕ
«МЕЖ КОЛОСЬЕВ И ЗВЁЗД. ДВА ДНЯ В ЛАГЕРЕ ОТДЫХА ДЛЯ ДЕТЕЙ ВЕРУЮЩИХ»
«ОТКУДА было знать мне, непоследовательному атеисту, что именно в среду Иуда Ис¬кариот замыслил продать Хри¬ста? И вот уже больше тыся¬чи лет православные отмеча¬ют среду и пятницу день рас¬пятия Иисуса постом, напоминая тем самым себе о собственных прегрешениях. По¬этому возвращался я из командировки полуголодный, но зато переполненный впечат¬лениями. Два неполных дня я пробыл в другом мире, в непохожем на тот, к которому мы привыкли и притерпелись. ...Тепловоз замер посреди раскалённой степи у малень¬кого разъезда Подстепный. У железнодорожного полотна нас поджидала стайка босых ребятишек. Игнатий Тихоно¬вич Лапкин, пригласивший ме¬ня в эту не совсем обычную поездку, быстро и деловито распределил между нами по¬клажу и, пряча улыбку в окладистой старообрядческой бо¬роде, покосился в мою сторо¬ну: в каждом монастыре свои порядки. Разуемся! – и первым сбросил свои кирзачи. Волей-неволей пришлось и мне расстаться с кроссовками.
Километра три протопали по-полузаросшей полевой дороге, вошли в прохладу. Аромат трав и шелест – в берёзовый колок.
– Вот здесь колхозные са¬ды были, – широко повел ру¬кой Игнатий Тихонович. – Сколько ягод, а яблоки ка¬кие выращивали – с кулак величиной! Всё пропало, всё разорили, – он сокрушенно качал головой.
Больше десятка пет про¬шло, а мой собеседник не мо¬жет ни забыть, ни простить этого свершившегося среди белого дня убийства. Была де¬ревня Потеряевка. Был креп¬кий колхоз с тысячными ота¬рами овец, конными табунами, богатейшими фруктовыми садами, пасеками. Радовались, грустили, мечтали – жили; Вдруг в чью-то светлую адми¬нистративную голову пришла мысль о неперспективности деревни. Мода тогда была на неперспективные хозяйства.
Сегодня здесь запустение и тишина. На месте омшаников буйствует крапива. Там, где была деревенская улица, – полузаросшие ямы да шерен¬га стройных тополей...
У Игнатия Тихоновича здесь родина. Потому каждая встре¬ча с этой землей для него – боль и радость. Не первый год ездит он сюда летом – от¬дохнуть от суматохи городских будней, от злой их деловито¬сти, зарядиться покоем полей... Теперь он – наставник.
...Восьмиконечный право¬славный крест, укреплённый на высоком хрупком шесте, был виден издалека. Под кре¬стом, на ровной, чисто выметенной площадке, окруженной зарослями крапивы, разбит лагерь. впрочем, слово это здесь не любят, слишком уж мрачные ассоциации оно вы¬зывает, предпочитают назы¬вать обитель станом или становищем – по-библейски.
Нас встретили радостными возгласами, объятиями, весёлым оживлением.
- Кто у нас дежурит сего¬дня? – осведомился Игнатий Тихонович, освобождаясь от поклажи – Женя с Марией? Ну-ка, сёстры, давайте обедать, проголодались мы за до¬рогу.
 Сёстры, лет четырнадцати от роду, загремели посудой.
Пока накрывают на стол, Игнатий Тихонович показывает стан. Посередине высятся два высоких шалаша, покрытые, как черепицей, тугими пучками травы. Внутри – почти про¬хладный сумрак, просторно, можно спать поперек шалаша. Boкруг – пять брезентовых палаток, покрытых полиэтиленовой плён¬кой: в надежности современ¬ные походные жилища усту¬пают шалашам – протекают в дождь. Поодаль устроен из сухого камыша навес для су¬шки лекарственных трав. Букет запахов кружит голову: чабрец, солодка, тысячелист¬ник, ромашка и ещё что-то, чему я и названия не знаю. Вязанки берёзовых веников... Старая железная кровать при¬способлена под посудный шкаф. Простые, сколоченные из старых досок обеденные столы с такими же грубыми, вкопанными в землю скамья¬ми. В сторонке лабаз – под¬нятая над землей площадка на металлических ножках, чтобы к продуктам не добрались мыши. Чуть поодаль – насто¬ящая русская печь, сложенная Игнатием Тихоновичем.
- Всё остальное, – гово¬рит он, – ребята своими ру¬ками сделали. Мы вам ещё баньку покажем, огород – то¬же своих рук работа... А начинали с того, что вот здесь, на этом месте, крапиву корчевали. Специально выбрали са¬мое неудобное, бросовое место, чтоб не мешать никому, очистили, в божеский вид привели. А какая радость ре¬бятишкам видеть, что от сде¬ланного тебе и другим польза. Пора обедать. По христианскому обычаю обитатели ста¬на, среди которых несколько взрослых женщин, выстраива¬ются на молитву: сёстры по левую pукy от Игнатия Тихо¬новича, братья – по правую. Ещё перед поездкой И. Лапкин предупредил меня, что в обители действует несколько нехитрых правил обязательных для всех, в том числе и для гостей: ходить непременно босиком «Для здо¬ровья полезно и к землице ближе», подпоясываться по православному обычаю кус¬ком веревки, категорически запрещается курить: обитатели стана и близко не терпят «адского пламени». Улучив момент, когда Игнатий Тихонович отвлёкся, ко мне подошёл парнишка лет пятнадцати. Потеребив тесёмку с висевшим на ней медным крестиком, поинтересовался:
- Вы не курите? – Я кивнул утвердительно.
- Случаем, не «Астру»? – воззрился он на меня с надеждой.
Пришлось ему объяснить, что, уважая правила их «мона¬стыря», я расстался с сигаретами ещё перед отъездом сюда. Это его явно огорчило, так как, по его словам, дядя Игнатий нашёл на стане пач¬ку из-под сигарет и теперь «учинит расследование».
«Расследование» здесь за¬канчивается иногда внушением, иногда «горячими» – авоськой пониже спины. Но чаще, как я понял, практику¬ется первое. И, по-моему, эффективнее.
Моление окончено. Рассаживаемся за столом. Во время обеда тишину нарушает лишь гудение мух.
- За столом речь идёт ли¬бо о пище, либо о божественном, – пояснил Игнатий Ти¬хонович.
В лагере живут десятка два ребят в возрасте от трёх до семнадцати лет, в основном дети священнослужителей или верующих. Трое-четверо взрослыx следят за порядком, за здоровьем ребят, распределяют между ними обязанности.
После обеда все занялись своими делами: дежурные взялись за посуду, пацаны очищали от коры жерди для ограды, девчата перебирали клубнику на варенье, а я стал свидетелем диалога у одной из палаток:
- Оксана и Таня, возьмите бельё в корзине, пойдите постирайте.
- Благословите, Валентина Романовна!
- Помогай вам Господь. Слава, что-то ты праздно бро¬дишь, займись чем-нибудь...
- Да я работал уже...
- Пресекать голос равного тебе непозволительно, ты же пресекаешь голос старшего, да ещё наставляющего тебя. Займись делом.
Слава отправляется помогать братьям. Праздношатающихся я не видел. Даже самые малень¬кие, пяти-семилетние ребя¬тишки, не слонялись без дела. Таков здешний «монастырский устав». Работы хватает всем. Кроме благоустройства стана, ребята заняты сбором ягод, лекарственных трав. Подошла пора сенокоса – помогают местным жителям ворошить и сгребать сено. В свободное время – чтение Библии или акафистов. Те, кто постарше, любят за полночь посидеть со взрослыми у костра под древ¬ними скифскими звёздами, от¬решившись от мирского, по¬говорить о душе, о её буду¬щей вечной жизни..
– Не скучно тебе здесь? – спрашиваю у вчерашнего восьмиклассника Димы, он родом из Енисейска.
– А что делать дома, в го¬роде? Скука – это там. За¬няться нечем, а от безделья, уж точно, и пить, и курить на¬учишься. А здесь я уже тре¬тью неделю, и ничего, не на¬доедает.
- Ребята! – позвал Лапкин, – идём за ягодами. За¬одно и искупаемся.
Шли степью. Игнатий Тихо¬нович махнул рукой:
- Видали? Поле засеяно, а ничего не растёт. Говорили же умные люди этим горе-специалистам: нельзя здесь пахать – солонцы. Не послушали!
Прямо вредительство какое-то. Ведь ветром соль далеко вокруг разносит. Не стало хо¬зяина на земле, – в голосе его просеклись горестные нотки. Но, может быть, не всё так безысходно? Не однажды приезжало в степь районное начальство. Партийные работники, под¬черкнув, что движет ими иск¬лючительно любопытство, с неподдельным интересом знакомились с житием обители. Местная милиция предлагала помощь – в случае чего. К счастью, таких случаев не бы¬ло. С местными жителями у верующих самые теплые, дружеские отношения. Некото¬рые из них, бывает, загляды¬вают на стан, снабжают его обитателей картошкой, молоком. А недавно руководство хо¬зяйства предложило Игнатию Тихоновичу взять часть сов¬хозной земли в аренду.
- Хорошее дело, – раз¬мышляет И. Лапкин. – Вот только опыт первых аренда¬торов не располагает к опти¬мизму. Будь у нас уверенность, что завтрашний день принесёт определённость в отношении новых форм крестьянского труда, с радостью приняли бы это предложение. Хочется в это верить. Мо¬жет быть, тогда и сбудется мечта миссионера Игнатия Лапкина:
- Я хочу, чтобы новое по¬коление выросло чистым, совестливым, трезвым. Воспи¬тать это можно только страхом Божьим и трудом. Сво¬бодным трудом на свободной земле. Десятилетия тоталитаризма, круто замешанного на страхе, не прибавили нам ни трезвости, ни совестливости, ни нравственной чистоты. Что же касается свободного труда, то здесь нам, мирянам, и им, верующим, не просто по пути, а вместе».
А. Черников. Фото А.Волобуева. «Молодёжь Алтая» № 40 от 29 сентября 1989 г.
«СОВЕТ ПО ДЕЛАМ РЕЛИГИЙ
при Совете Министров СССР. Уполномоченный Совета по делам религий по Алтайскому краю. 656016 г. Барнаул, ул. 2-я Строительная 62-16 Лапкину И. Т.
...Руководство крайисполкома поручило мне ответить на Ваше письмо от 12.11.89 Обращение в органы власти прекратить уничтожение детского православного лагеря-стана. Учитывая неординарность ситуации, местным органам власти мамонтовского района поручено самым внимательнейшим образом отнестись к проверке сообщённых Вами фактов, поиску и установлению лиц к ним причастных. Считаю необходимым также отметить, что «летний христианский лагерь» был создан Вами явочным порядком без разрешения уполномоченных на то органов. Осенью он был оставлен без принятия должных мер по сохранению имуществаа и сооружений. В данной ситуации вряд ли будет правомерным возлагать на райисполком и его службы ответственность за охрану места стоянки бывшего лагеря. Обращаю Ваше внимание на то, что сооздание лагерей, ведение организованного обучения несовершеннолетних религии, применениее мер принуждения и физического воздействия, как средств приобщения к вере противоречит действующему законодательству о религиозных культах, влечёт определённые правовые последствия. Ссылка на корреспондента газеты «Молодёжь Алтая» одобрившего Ваши действия, просто неуместна. Более того считаю, что корреспондент был просто введён в заблуждение. Противозаконные действия не утрачивают своей сути, если они даже получили в силу тех или иных обстоятельств положительную оценку в печатном органе. Пользуясь случаем, хочу предостеречь Вас, уважаемый Игнатий Тихонович, от подообных действий в будущем.
Одновременно сообщаю, что Мамонтовскому райисполкому указано на недопустимость нейтрального отношения к демонстративному нарушению требований законодательства о религиозных культах. С уважением уполномоченный Совета Г. И.Лисенков».
«ПРИИДИТЕ, ПОКЛОНИМСЯ.МЕЖ КОЛОСЬЕВ И ЗВЁЗД, ИЛИ ГОД СПУСТЯ»
«Ах, душа моя, косолапая...».
...Всё было так же, как год назад: опрокинутые в июльский зной поля пшеницы, уже выб¬росившей колос, пыльный просёлок, хмельные, тысячелетние запахи трав...
Вот и знакомый уже вось¬миконечный православный крест на высоком шесте. Вме¬сте с радостными возгласами и детским восторженным ви¬згом нас встречает чистый, долго плывущий в полях голос невесть где раздобытого ко¬локола.
И лагерь отдыха для детей верующих был таким, каким увидели мы его в прошлом ав¬густе см. «МА» от 09.89. И устроитель его – православ¬ный христианский проповедник Игнатий Лапкин – всё такой же. Всё те же у него кирзачи, борода, худые плечи, на которых повисли заботы и 50 прожитых лет; несколько из них – в лагерях: за веру.
Впрочем, кое-что измени¬лось. Если минувшим летом мы застали в лагере около трёх десятков отдыхающих, то ны¬нче в нём около 70 обитателей – от трёх-четырёхлетних кара¬пузов до старушек-«божьих одуванчиков».
Да и сам лагерь стал дру¬гим. Вместо прошлогодних шалашей и палаток в ограде высятся новые «кельи» – деревянные каркасы, обтянутые армейскими палатками.
- Военные помогли, – по¬ясняет Игнатий Тихонович.
Зимой он много выступал в разных аудиториях, в том числе и среди военнослужа¬щих...
От И. Лапкина, который во¬дит нас по стану, показывая «хозяйство», узнаем, что позд¬ней осенью прошлого года, ко¬гда лагерь уже пустовал, кто-то разгромил его до основа¬ния: разметали хлипкую огра¬ду, повалили столбы, уничто¬жили шалаши, даже скамейки, вкопанные у пруда, выдрали из земли. Кое-что сожгли.
Было это после публикации в «МА». Не будем строить до¬гадок... Мамонтовская милиция, пытавшаяся разыскать ху¬лиганов, судя по всему, махну¬ла на это дело рукой. И дей¬ствительно – если бы госиму¬щество было попорчено, или чьё-то личное, например... А так, подумаешь, верующие... Переживут. Не только пережили. Отстро¬ились вновь. С ещё большим размахом. Отремонтировали баньку. Почистили родники-колодцы и опустили в них до¬щатые срубы. Вырыли погре¬ба – «холодильники» для про¬дуктов. За оградой стана под¬нялись высокие качели; на пе¬рекладинах укрепили канат и кольца. Вновь расчистили пло¬щадку для городков. Ребятишки с удовольствием гоняют на двух велосипедах. Кроме этих ещё сияющих свежей кра¬ской машин, всё вновь сдела¬но руками «насельников» это¬го степного «монастыря»...
Поистине – «мы неизвест¬ны, но нас узнают, нас почи¬тают умершими, но вот мы живы...»2 Кор. 6:9.
Отчего не первый уже год едут сюда десятки людей – с Украины, из Казахстана, Грузии, со всей Сибири?...
Ну, пацанва – понятно. Им, в большинстве горожанам, за счастье на пару недель оку¬нуться в эту испоконную глушь, в солнце, пруды, гри¬бы-ягоды – волю.
А взрослые? «Да знаете ли вы, сударь, знаете ли вы, что это значит, когда уже некуда больше ид¬ти?»
Бедный Мармеладов!.. По¬хоже, мы – знаем. Но не зна¬ем, не умеем жить в услови¬ях, когда уже некуда больше идти.
Не потому ли одни – в пьян¬ку, другие – в цинизм, а иные – немногие, – постиг¬шие лишь одну проклятую ис¬тину, что не сытое чрево обе¬щано нам, но вечный голод духа, эти иные – сюда, в мудрый пустой простор.
...Рассказывают, как однаж¬ды Сталин поинтересовался у выдающегося специалиста по гнойной хирургииВойно-Ясенецкого в клире – архиепи¬скоп, верит ли тот в ду¬шу. Получив утвердительный ответ, вождь всех времён и народов спросил: «Вскрыв за свою жизнь столько тел, встретили ли вы там хоть од¬нажды душу?» Хирург-священ¬ник ответил вопросом: «А вы верите в совесть?». Сталин по¬думал и сказал: «Верю». «Так вот, я, вскрывший за свою жизнь столько тел, совести там тоже не встретил...».
Не потому ли уже не пер¬вый год не пустеет степной лагерь? Не потому ли едут сю¬да люди, чтобы здесь, вдали от задыхающегося, бьющегося в конвульсиях мира прислуша¬ться и расслышать, наконец, свою болящую душу?..
ЖЕРТВА ВЕЧЕРНЯЯ
«...Что болишь, душа, кровью капая!»
Закат умирал. Последние клочья багряной его плащани¬цы роняло небо в русский ро¬систый простор.
Отсюда, от этого восьмико¬нечного креста на три сторо¬ны света навзничь лежала во мгле измызганная, обворован¬ная, растерянная мать сыра-земля – великая! – Россия...
В густеющих сумерках плыл чистый грустный напев. Свя¬щенник отец Наум, приехав¬ший в лагерь по благословению грузинского патриархе Илии II, служил вечерню.
Чуткий покой. Первые роб¬кие звёзды. И суровый, тёмный лик Спасителя на крах¬мально-белом снегу аналоя.
Глядя на истово крестящихся, бьющих поясные поклоны подростков, кажется на минуту, что сложный и огромный мир уже не «лежит во зле». И «теперь пребывают эти три: вера, надежда, любовь; но лю¬бовь из них больше».
- Миром Господу помолим¬ся...
- ...О плавающих, путешест¬вующих, недугующих, страждущих, пленённых и о спасе¬нии их – Господу помолимся...
Вступает хор, неровно и робко, но искренне и просветлен¬но:
- Господи, помилуй, Госпо¬ди, помилуй, Господи, поми¬луй!
Слышите вы, подводники и космонавты, калеки н нищие, коммерсанты и пленные «шурави»? Здесь, в глубине российских степей, вас, незнако¬мых, знают и помнят, любят и ждут.
Так вот о чём она, жертва вечерняя... В осознании, ощу¬щении собственного Храма. Вот стоишь ты под его купо¬лом в одиночестве, а там, за его порогом, остались люди и нелюди, долги и обиды, коз¬ни и сплетни, злоба и зависть. Нынче праздник – праздник всепрощения. Жертва вечерняя. Пусть идут сюда все, кто ко¬гда-то солгал мне или предал меня, кто клеветал на меня и обкрадывал, и желал мне зла... Разве каждый из нас не есть сам по себе храм, разве каждый из нас – не вместилище земных мерзостей и высокого чистого духа? Будем же от¬крыты друг другу, как вскры¬тые вены. «Приидите, поклонимся...». Вместе.
ПУТИ-ПЕРЕПУТЬЯ
«...Кровью капая в пыль дорожную...».
Вы, разрушители, ковыряющие ржавым от крови ломом паперть нерукотворного хра¬ма, разве вы, разрушая, не признаете уже этим самое существование его?
Мнение в «коридорах вла¬сти», а также «там, где надо» по-прежнему однозначно: И. Лапкин – религиозный экстре¬мист, возомнивший себя пророком; переругался с офици¬альной церковью, неуёмен в распрях с властями. Что ж, с известной точки зрения, люди, обвиняющие проповедника во всex смертных грехах, правы.
Вот и уполномоченный Совета по делам религий Г.Лисенков всё так же убежден, считая Лапкина властолюбивым фана¬тиком, авантюристом, одержимым манией величия, как он сообщил нам в своей отпове¬ди, присланной в редакцию в прошлом году по поводу пер¬вой публикации о лагере. Геннадий Иванович, выступая в краевой прессе, со спокой¬ной душой «укалывает» «МА» за поддержку и защиту рели¬гиозной экстремы.
Но сказано ведь: «Что ты смотришь на сучок в глазу брата твоего, а бревна в твоём глазу не чувствуешь?» Конечно, это не только к оппонентам Лапкина. Это – и к нему самому. И ко всем нам, ко всем... Лапкин же и сам не скрыва¬ет своего фанатизма. Испраши¬вая благословения у благочин¬ного всех церквей Алтая о. Николая, он, по его словам, испрашивает благословения, нa борьбу против сергиан и «Сергианства», т. е. против самого о. Николая. Но борьба эта мирная: Лапкин и его единомышленники требуют лишь при отправлении обрядов строгого следования каноническим Апостольским правилам, требуют «изгнать торгующих из храма», зовут к нестяжательству.
Но ведь это было и рань¬ше. «...Их, пёсьеобразных зверей, обличал. А Никона собаку лаял...». И, как раньше, Лапкин разделил судьбу Аввакума. С поправкой на время, конечно. Тот и другой не с мечом ведь пришли. У того и другого было одно оружие – слово. Власть же, как встарь, пользовалась иным.
Но нам ли судить людей, ес¬ли «мы не судьи с тобой, мы – вина»? Вина – это ведь не нечто абстрактное, отдельно от нас с вами, Геннадий Ивано¬вич. Мы – её вместилище. Xорошо бы, если бы только Сталин, Хрущев, Брежнев, ещё кто-то были виноваты во всех наших бедах. В нищете нашей. В пустых прилавках. В том, что нет праздников – есть пьянки. В том, что «девочки» на вокзале стоят от 80 до 100 рублей. В том, что...
Это ведь нас с вами мерзко учили покупать и продаваться, молчать и славословить. Это ведь мы с вами так же мерз¬ко – молча! – учились. Это мы столько лет колотились в дверь, которая оказалась все¬го лишь нарисованной на сте¬не, на обломке стены давно уже рухнувшего дома...
Так о чём же наш спор, Геннадий Иванович?
Приидите, поклонимся...». Вместе.
ИДУЩИМ ВОСЛЕД
«...Не случится со мной не¬возможное...».
Мы – поколение уходящих. Цветы запоздалые. Там, дале¬ко завтра, жить им, двенадца¬ти-пятнадцатилетним. И вот ей, новокрещёной жизнера¬достной малышке. Наконец-то крещение по каноническим Апостольским правилам Великих христианских соборов, о необходимости которого так долго твердил православный проповедник И. Лапкин, свершилось. Да святится имя твоё, раба Божья Наталья...
А мы – эхо, плывущее к низовьям, – пойдём вслед за реками. Ил, плодородная почва для завтрашних светлых садов. Мы ляжем в фундамент грядущего Храма. Но строить его – не нам. Они, завтраш¬ние, придут «не нарушить, но исполнить». Ибо не сытое чре¬во обещано им, но вечный голод духа.
«Приидите, поклонимся...». Матери сырой – земле. Будущей великой! – России. Ибо близ есть грядущее... Аминь.
А. ЧЕРНИКОВ. Мамонтовский район» «Молодёжь Алтая» № 33 от 10 августа 1990 г..
«МАЛЕНЬКАЯ ИСКОРКА ВОЗРОЖДАЕМОЙ РОССИИ... ОЧЕРЕДНОЙ РЕПОРТАЖ ИЗ ПОТЕРЯЕВКИ»
«Иоаким Тихонович Лапкин нашему появлению в возрождаемой Потеряевке удивился, хотя и был «визит» сюда не первым. А объяснялось всё просто – накануне прошёл сильнейший ливень, и грунтовая дорога в Потеряевку пре¬вратилась в месиво из грязи и воды. В Корчино все дружно говорили – теперь до посёлка не добраться. Обидно, но... Но выход всё-таки на¬шёлся. Мы добрались до Потеряевки на поезде... Целиноград – Барнаул. Точнее говоря, до разъезда «Подстепновский», а уж там около трёх кило¬метров полевой дорогой, ведущей в посёлок, мы прошагали примерно за сорок минут «своим ходом». И ничего. По крайней мере, ещё раз пришли к вы¬воду, что места здесь поистине кра¬сивейшие.
Все наши «мытарства» были воз¬награждены. В Потеряевке в этот день находилось трое братьев Лапкиных. В том числе и Игнатий Тихоно¬вич, приложивший массу усилий – как физических, так и моральных для того, чтобы идея возрождения по¬сёлка стала реальностью. Потихоньку помаленьку, преодолевая всевозмож¬ные трудности, потеряевцы продвига¬ются вперёд. Мне задавали потом вопрос: много или мало сделали они за этот период времени? Много или мало применительно к Потеряевке, пожалуй, не совсем точное выраже¬ние. Как можно оценить сам факт восстановления посёлка?
Игнатий Тихонович, как всегда бод¬рый и подвижный, быстренько «пота¬щил» нас на экскурсию. Мы спуска¬лись в жилища, вырытые в земле, ко¬торые он называл шутливо «кельями», осматривали строящиеся из самана домики, сараи, поднялись на крышу здания, где разместятся школа и вре¬менный храм настоящий планируется построить отдельно, уже и место для него выбрано. Я смотрел на всё это, сделанное немногочисленными пока переселенцами и думал: насколько же плохо знаем мы человека и его воз¬можности. Видимо, и сам Игнатий Ти¬хонович, слегка удивляясь тому, что они преодолевают все эти трудности, говорил: «Кажется, сделано не так уж много, но ведь каждую досточку прибить надо...». Что я мог ответить? Разве что в который уже раз, бывая здесь, подивиться – сколь всё-таки терпелив русский человек!
Сейчас в Потеряевке уже прописа¬но около 20 человек. Это своего рода ядро, постоянные жители. Вот, напри¬мер, Давыд Устинов. Ему 21 год. Сво¬ими руками строит дом. На мой воп¬рос о трудностях, слегка улыбнувшись, заметил: «Трудно, но приятно зало¬жить фундамент своей жизни собст¬венными руками».
Этим летом потеряевцам немало хлопот приносит погода. Дожди, дожди... В последнее время они прямо-таки затормозили строительство жилья. Но сидеть сложа руки здесь не привыкли. Уже готовится место для прудов, планируют в будущем заниматься рыборазведением. А вообще потихоньку-помаленьку пополняет¬ся подворье. Во всяком случае, уже «прописались здесь пять, буренок, козы, три лошади. Кстати, а вот факт, свидетельствующий о том, что кое-кому не нравятся добрые дела потеряевцев. В одну из ночей загубили у них лошадь, воткнув ей в спину метал¬лический штырь. Что тут скажешь?
Сейчас у переселенцев ещё одна забота – на повестке дня – убрать вы¬ращенный урожай; ведь они офици¬ально зарегистрировали крестьянское хозяйство. Выращивают на 80 гекта¬рах пшеницу, овёс, свеклу... Весной помощь оказал совхоз «Корчинский», и теперь есть надежда на то, что близ¬лежащие хозяйства помогут. Но и препятствий хватает. В приобретении стройматериалов, техники. Нередко бешеные деньги требуют буквально ни за что. Хотя дело они делают не частное, а общественное, нужное всем нам.
Не секрет, что у некоторых подвижничество Лапкиных и их соратни¬ков вызывает недоумение, порой да¬же и раздражение. Мол, мало ли других дел, выжить бы сейчас, а мы тут с деревней заброшенной возимся. Что ж, такие рассуждения можно понять, если жить только одним днём – сегодняшним. Игнатий Тихонович считает Потеряевку своего рода ма¬ленькой искрой в общем деле возрож¬дения России. Но искоркой не тлею¬щей, а разгорающейся всё ярче. Ведь главное, говорил он мне, не то, что мы строим сарай, а то, что мы здесь возрождаем человека. Человека – хозяи¬на своей земли, а не временщика. За многие годы, считает он, мы развратили человека. Навязали ему принцип – лишь бы день прожить, а там хоть трава не расти. А иначе откуда быть бедности на богатой земле? Че¬рез веру, через труд нам надо возрождаться, и мы это делаем. Вот его кредо.
Читателю, думаю, будет небезын¬тересно узнать, что летом этого года в течение двух месяцев Игнатий Ти¬хонович по приглашению епископаИллариона из Нью-Йорка находился в США. Как он сам заметил, только на такси проехал по Америке около 15 тысяч километров. Смотрел, спра¬шивал, сравнивал, выступал с лекциями. Вывод – они сумели сделать так, чтобы человеку было удобно в каж¬дой мелочи. Своих проблем и там хватает, но принцип «забота о человеке прежде всего» они осуществляют на деле, а не на придорожных стен¬дах.
Шёл разговор и о возможной помо¬щи со стороны русской диаспоры в Америке в возрождении Потеряевки. Американцы, исходя из горького опыта, когда их гуманитарная помощь бесследно исчезала на просторах России, хотят теперь помогать кон¬кретному делу. Возрождение Потеря¬евки они таковым и считают. Поездка Игнатия Тихоновича сыграла в этом немаловажную роль. Уже сделаны первые шаги по созданию в Калифор¬нии фонда помощи. А вообще-то сама поездка, впечатления, итоги – это, пожалуй, тема отдельного разговора.
Ждали представителя Потеряевки и в Канаде, но Игнатий Тихонович от¬казался от поездки в эту страну.
Просто потому, что в родной Поте¬ряевке множество дел. Да, первый этап в восстановлении посёлка уже, можно сказать, прошёл. Что и гово¬рить, он был трудным. Не пали ли духом потеряевцы? Нет – убеждённо прозвучало в ответ. Никто и не ждал лёгкой жизни. А достижения на¬лицо. Хотя бы то, что дрогнули сердца людей. Разве этого мало?»
В. РЕТУНСКЙЙ, Снимки Bладислава ГАЛЕНКО «Свет октября» 17 сентября 1992 г. № 112.
«СЕЯТЬ ВЕЧНОЕ, ДОБРОЕ...»
«СО СТОРОНЫ ВЗГЛЯНЕШЬ – страх берёт, а дети приедут – радостно будет, – так начинает нас знакомить с лагерем христианский проповедник И. Т. Лапкин. – У скаутов в Амери¬ке дух мирской, а у нас атмосфера духовности».
Может быть, действительно духов¬ное развитие начинается в спартан¬ских условиях? Лагерь для детей ве¬рующих напоминает мннипалаточный городок. Об эстетике говорить не при¬ходится. В палатках деревянные нары в два ряда. Русская печь, где девочки пекут хлеба. Никаких газовых, электри¬ческих плит. Обыкновенная печка, на которой готовят пищу. Столовая, если она заслуживает этого слова в нашем привычном понимании, выполнена ру¬ками проповедника и мальчиков. Всё довольно примитивно, всё сделано из подсобного материала.
Приезжают дети со всех уголков страны. Некоторые только здесь учат¬ся работать по-настоящему. И в домах священнослужителей растут иждивен¬цы. Есть девочки, которые до 14 лет ни разу пол не мыли, а мальчики не держали в руках пилу или топор. Что¬бы приготовить обед, надо принести дров, воды. Вот так начинают при¬учать к труду. Питание в лагере калорийное, вода хорошая по качеству, шампиньонов много вокруг, чем не мясо? В лагере идёт физическая и психи¬ческая закалка. Лазание по канату и шесту, брусья, бум и другое немудрёное спортивное снаряжение сделаны своими руками. Предпочитают дети игры в лапту, мяч и другие.
Находятся здесь они бесплатно, дети в лагере не болеют.
Воспитание идёт своеобразное, отдельно девочки и мальчики. В этом выражено стремление сохранить в де¬тях послушание, а девочкам привить стыдливость и целомудрие. Приучают детей к молитвенному труду, ибо считают, что отучивая их все годы от этого, люди вообще перестала тру¬диться.
Кстати, в лагере существу физи¬ческое наказание.
Сейчас в Потеряевке ждут приезда детей, самые радостные дни настанут, как только тишину нарушат звонкие детские голоса. Было бы труднее организовать дет¬ский лагерь, если бы не помощь пони¬мающих, сочувствующих людей. Потеряевцы говорят спасибо директору завода резиио-технических изделий А. П. Хромову, мастеру С. А. Фадее¬ву и руководству авиационного училищп лётчиков. Благодаря им, для приезжающих в село есть возможность поставить ещё 20 палаток.
И. Т. Лапкин говорит на прощанье евангельскую цитату. Смысл её в том: если сеяно, можно сомневаться – взойдет или нет, а если не сеяно, то не взойдет точно. Л. ЛЮБИВАЯ» «Свет Октября» 1.6.93 г..

17/02/2015
Канал:Во Свете Библии. ...открытым оком. Игнатий Лапкин

Кирилл Серебренитский: Игнатий Тихонович Лапкин: Бьенвеню, Габен, Христос >Февраль 12, 2012  Религия, Франция, Христианство
 «В 1804 году Мириэль был приходским священником в Бриньоле. Он был уже стар и жил в полном уединении.
Незадолго до коронации какое-то незначительное дело, касавшееся его прихода, — теперь уже трудно установить, какое именно, — привело его в Париж. Среди прочих власть имущих особ, к которым он обращался с ходатайством за своих прихожан, ему пришлось побывать у кардинала Феша
Как-то раз, когда император приехал навестить своего дядю, почтенный кюре, ожидавший в приемной, оказался лицом к лицу с его величеством. Заметив, что старик с любопытством его рассматривает, Наполеон обернулся и резко спросил:
— Что вы, добрый человек, так на меня смотрите?
— Государь, — ответил Мириэль. — Вы видите доброго человека, а я — великого. Каждый из нас может извлечь из этого некоторую пользу.
В тот же вечер император спросил у кардинала, как зовут этого кюре, и немного времени спустя Мириэль с изумлением узнал, что его назначили епископом в Динь».

Шарль Мириэль, если кто не помнит, — он же монсерьёр Бьенвеню, из Отверженных, Гюго 1861-62.

** Игнатий Тихонович Лапкин, знаменитый современный православный миссионер Зарубежной Церкви, основатель села-общины Потеряевки, на Алтае: сейчас — дымно-бородатый, легко-сухой, узкий подбористый старик; люди православно-углублённые, православно-восприимчивые, наверно, все о нём более или менее слыхали.
В жизнеописании своём Игнатий рассказал, как обратился ко Христу — на службе в ВМФ СССР:

«Показали нам фильм по роману «Отверженные» Виктора Гюго. Главную роль, Жана Вальжана, исполняет Жан Габен. Посмотрели солдатики и, позёвывая, пошли спать – нет ничего интересного. 

Меня же буквально вобрал в себя этот образ – как же раньше я этого не знал! Пошёл, ещё раз и ещё раз на этот фильм, потом ещё в городе сходил, достал книгу, прочёл несколько раз. Нет, ошибки нет, я всё так и понял, как хотел автор сказать. Вот она, цель жизни, так и сказано: 

«Спасти не жизнь свою, но душу».

Особенно говорится об этом в главе 13, выписываю всё. В книге говорится про католического епископа монсеньора Бьевеню. Он так помечал читанное в книгах, что делая выписки, находил суть; и Виктор Гюго говорит: думаю, что это было из Евангелия. Задело за живое: что же это за книга такая?

В это время заканчивал учить французский язык, начал уже читать га¬зеты. Всё бросил, только бы помолиться. Начал прямо говорить, что живём неправильно. Пост исполнял, и когда было что мясное, то менял на компот.

Отправили в психиатрию, в хабаровский военный госпиталь, там выкру¬чивали руки; вот и поныне ещё не нахожу места, сию вот минуту всё ломит, и каждую ночь места не нахожу; крутили офицеры из политотдела или ещё из каких органов были там, в форме все. К Богу молился усердно, был уже вовсе рядом. А домашним нашим на Алтае уже сказали, что по радио слышали передачу о вреде религии, и что вот, передали о Лапкине Игнатии, что он в армии от веры сошёл с ума. Гриша Якименко сам это слышал.

Дали двух солдат, сопроводили до Барнаула, сдали тут в психушку, начали «галифе навешивать» – вгонять по пол-литра или больше в ноги через подвешенные сосуды, раздуваться кожа начала на ногах. Приходил врач со шприцом в руках, и начиналась беседа: «Ещё ли веришь? Мы тебе так сделаем, что ты позабудешь про своего Бога и про заграницу. А скажем, что ты с ума сошёл от твоей веры». Вот тут меня уже по-настоящему тревожило, что бу¬дет поношение на веру Христову».


Точной хроники в своей автобиографии Лапкин не указывает; в армии он служил 4 года, родился в 1939-ом, стало быть — где-то самое начало 60-х, недра советскости, и — тщательное хотя и неуклюжее, очередная неудача вечных неудачников из Политбюро — хрущёвское выжигание религии.
Французский фильм, Les Miserables, — тогда совсем свежий, 1958 в роли монсеньора Мириэля — престарелый Фернан Леду.

** Вот оно — необратимое вторжение Наполеона в Россию, — его никак не остановить, это — как неумолимо бесшумное течение крупиц в песочных часах: два века назад умер Император, — «спят усачи-гренадёры … под знойный песком Пирамид»: исчезли войска, истлели кости и знамёна, ржавчина равно пожирает старинные сигнатуры и старинные багинеты; а вторжение продолжается.

Тени в шинелях, в киверах, в кирасах — укрываются в буквы, отступают на страницы романов; а оттуда — снова: внезапно, через полтора столетия: контратака в осязаемое бытие.
Епископ Мириэль, упорный каменно-замшелый роялист и при этом вдумчивый, тщательный евангельский христианин, — поставленный на кафедру по воле Императора Наполеона; при этом — даже не призрак, даже не тень, а — лишь буквы, бумага, типографская краска: и минутный разговор его с Наполеоном — выдуман, сотворён росчерком пера французского классика, сына генерала Первой Империи, писавшего этот свой роман в годы расцвета Второй Империи; и ещё — персонаж, которого сыграл пожилой французский актёр наверно, внук или правнук наполеоновского солдата, или хотя бы внучатый племянник ветерана Великой Армии, — в фильме, который вышел на экран в год, когда французские офицеры-бонапартисты устроили военный путч в Африке, взяли в заложники территорию Алжир и остров Корсику, и возвели на трон Президента генерала Шарля де Голля,
который во Франции считается Богапартом ХХ столетия.
Удивительно, если вдуматься: будь этот епископ настоящим, из плоти, крови и документов, — никак он не смог бы перевернуть судьбу человека в недрах СССР спустя 150 лет после Наполеона. Что католическому епископу до осовеченной хрущёвской России, и тем более — какое дело России до католических епископов наполеоновской Франции.
А выдуманный — смог.


** Игнатий Лапкин: крестьянский сын, из степного Алтая; деды с обеих сторон — кержаки, то есть старообрядцы, крепкие хозяева — до вторжения большевиков-коллективизаторов.
К восприятию горячего французского потока с экрана его приуготовила — будничная старообрядческая молитвенность, державшаяся дома, тихо, но упорно. И ещё — немой порыв мальчишеского мечтательного белогвардейства, томящий безответностью в недрах СССР: о войне с грабителями-красными; как и очень многие, это рыцарско-разбойничье, робин-гудовское томление он переживал подростком, юношей; сам он пишет:

«Всё отняли. Для чего надрывались, зарю с зарёй смыкали, жили и спа¬ли в поле. Боронишь, жилы вытягиваешь, или пашешь, себе, да людям ещё надо, чтобы какой рубль накопить… В этих рассказах я сгорал от пламенного желания ме¬сти. Вот вырасту, и всем им отомщу за всех.

… И что бы ни слышал, я уже смо¬трел через то, что слышал от отца, когда он вёл меня по ранешной жизни, а я детскими слезинками заливался сзади него, а он не видел этого. Он переходил в меня.

Я придумывал виды казни этим извергам рода человеческого. Но надо быть сильным, надо быть ловким, неуловимым. … Добыто ружьё, заряды. Прячась, стреляю, прямо с велосипеда на полном хо¬ду снимаю одной рукой любого воробья, коршуна. Трачу деньги на ножи и, пася коров, целыми днями мечу ножи. Плавать надо, и, главное, хорошо нырять – целые часы провожу в воде. По деревьям лазить, дома турник, канат, шест, городки. Замучил всех, рано утром на зарядку, готовлю свою команду, мстителей перестройки. 

Главное, когда кого убью, к нему не под¬ходить и никогда не оставлять следа. А кого наказать – это на кого боль¬ше всего будет от народа жалоб, потом выследить и убрать, объявить тер¬рор. Потом уже, в техникуме записался в секцию стрельбы – 99-100 из ста выбивал. Бокс – успехи были очевидны, но для чего? Сам себя обрёк на смерть; спать ложился, и под головой нож, топорик, ружьё рядом всегда собака. Живым не дамся… Прости, Господи, прости».

«Господи, прости», — это-то да, оно конечно; но Лапкин так и вёл, как мог, всю жизнь личную войну против СССР; без ножа, без двустволки; холодную войну.
Ту самую, в которой большевики всё быстрее отставали, запинались, путались, яростно тужились, — и так срамно были побеждены, наконец. Без единого выстрела.


** Во время срочной службы 4 года, на флоте Игнатий Лапкин по лингвистической стихийной страсти учил себе самостоятельно французский выучив, как он сам полагал. уже немецкий и английский; и тут — случайно промерцал с экрана французский фильм, и — изменилась судьба.
Матрос-проповедник стал знаменит в 80-х, как гонимый за веру — и в лагерях побывал; с 1992-го — развернул созидание маленькой общины, которая решительно старается жить дословно, добуквенно, по всем 719 правилам Вселенских соборов, ни от чего не отклоняясь, — в заброшенной было уже деревне Потеряевка.

Сейчас Игнатий Лапкин не старообрядец, но в устройстве его общины — всюду веет жёсткий кержацкий дух спиритуального резистанса, партизанского противостояния Антихристу: мужикам бород не стричь и не равнять ножницами, ходить — рубаху навыпуск, подпоясанную кожаным ремешком; бабам быть в платках и длинных платьях всегда; храм сельский — только для своих, посторонних не допускают; матерного слова, пьянства и табакурства никакого никогда. И так далее.

Сейчас Лапкин бурно внедрился в Интернет, оттуда, из Потеряевки, обильно вещает: проповедует, Библию поясняет, призывает.

** Лапкин сейчас совсем — не галломан, не франкофон, да и французский забыл наверно, за прошедшие полвека; и в молодости Франция была для него — только одной из манящих стран, там, за запретным советским горизонтом, опутанным колючей проволокой: Игнатий Тихонович писал, что после дурдома, куда попал по почти политическому обвинению в религиозности, поначалу наивно собирался — в Москву, а там в МГИМО, а там — уехать на Запад, да и остаться навсегда; но эту затею скоро бросил.

Важно — вот что: мгновение зарождения — воина: полыхнувшая пожаром искра, которую породили — два потока остро, тяжко столкнувшиеся — тем вечером, во время срочной службы: глухая белая страсть мщения большевикам, социальное, — и этическое прежде всего месть, защита угнетённых — устремление; и — эстетический ливень: экранная, романная Франция, — не газетная, а — романическая, романная: Франция-миф, Франция-эпос, Франция-сказка.
Я тоже это помню: силу воздействия всего, чем веяло от слова — «Франция».

Сам по себе фактор существования Франции — это была предельно действенная, необоримая антисоветская пропаганда. Прекрасное и смелое, как полуобнажённая Марианна на баррикадах, орудие Священной Холодной Войны.

** Матрос Лапкин — один из нас: из русских, диковинно-советских : вдруг роковой вспышкой опалённых — Францией!, — прикосновением к Франции, подпавших — под тот таинственный энвольтационный трёхцветный поток Франции, — со времён Петра Великого излучаемый в сторону России: то тревожно и нежно де-голлевски синеющий, то — призывно торжественно наполеоновски красный, то — надменно манящий лилейной бурбонской белизной.
Вполне возможно: был бы тогда в облике Вальжана — не Жан Габен, а кто-то иной, потусклее, посуетливее, менее наивно-яркий и более целлулоидно голливудский, — и жил бы дальше матрос Лапкин спокойно-неверующим просто-советским человеком.
И общины в Потеряевке не было бы никакой.

17/02/2015
Канал:Во Свете Библии. ...открытым оком. Игнатий Лапкин

НЕПРАВЫЙ СУД
«ЗДЕСЬ НЕ ПОЗВОЛЯЮТ ГОВОРИТЬ ПРАВДУ...»
Запись суда над Игнатием Лапкиным Барнаул, июнь-июль 1986
Совсем недавно «Русская мысль» получила большую пачку самиздатских документов, в большинстве своём неизвестных и отправителями в России предназначенных дня публикации на наших страницах. В предыдущем номере «P.M.» наши чи­татели уже могли ознакомиться с некоторыми из этих докумен­тов: «Вазиф Мейланов в Чистопольской тюрьме». «Судьба Ана­толия Марченко» и ряд информационных сообщении, из ко­торых мы выбрали те, что являлись новыми, и объединили их под нашим обычным заглавием «Вести с родины». Публикацию важнейших текстов из полученных нами мы будем продолжать.
Сегодня мы публикуем запись суда над Игнатием Тихонови­чем Лапкиным. Как сообщает бюллетень «Вести из СССР», И. Т. Лапкин 1939 г. р. – православный верующий возможно, принадлежит к Истинно-Православной Церкви, имевший так­же контакты с баптистами, пятидесятниками и т. д. Игнатий Лапкин был арестован 9 января 1986 года по ст. 190-1 УК РСФСР, к которой в ходе следствия была прибавлена ст. 162 занятие запрещённым промыслом. Суд проходил в Барна­уле с 10 июня по 10 июля и закончился приговором к двум с половиной годам лагерей общего режима с конфискацией имущества. В счёт срока зачтено время, которое Лапкин просидел видимо, под следствием в 1980 году.
Самиздатский составитель в предисловии к записи пишет: «В г. Барнауле в июне-июле 1986 года происходил процесс над Игнатием Тихоновичем ЛАПКИНЫМ. Материалы этого судеб­ного разбирательства приводятся ниже. К сожалению, у нас не было возможности зафиксировать весь ход процесса, по­этому приводимые ниже материалы носят отрывочный харак­тер».
Запись обрывается на споре подсудимого с экспертами. Из бюллетеня «Вести из СССР» мы узнаём, что материалы, инкри­минируемые Лапкину, в течение двух дней зачитывались в су­де. Это, конечно, редкий случай, хотя ясно, что была зачита­на лишь малая часть текстов, фигурировавших в обвинитель­ном заключении.
Мы практически ничего не изменили в полученном нами текс­те, в котором зафиксирована живая речь участников судеб­ного разбирательства. Многоточия в тексте поставлены самиздатским составителем и означают пропуски в записи. В отдель­ных местах, где пропуски вызваны плохим качеством копии наш экземпляр – текст. сделанный под копирку, мы ставили в квадратные скобки.
24 ИЮНЯ.
Показания свидетеля женщина, фамилия не указана.
СУДЬЯ: Подсудимого Лапкина знаете?
СВИДЕТЕЛЬ: Знаю. Встречаюсь второй раз здесь в суде.
СУДЬЯ: А первый раз где встреча­лись?
СВИДЕТЕЛЬ: Первый раз где встречались... Очень много слышала о нем, заехала встретиться...
СУДЬЯ: Записи литературы получали от него?
СВИДЕТЕЛЬ: Я не получала от него. У меня от сестры оставалась начитан­ная Библия и ещё несколько плёнок.
СУДЬЯ: У подсудимого будут вопро­сы к свидетелю?
ЛАПКИН: Ваша сестра, у которой вы приобрели плёнки, она была в лагере и рассказывала. Вы «отца Арсения» слы­шали рассказ?
СВИДЕТЕЛЬ: Да, «об Арсении» слышала.
ЛАПКИН. Что-нибудь в её жизни с Арсением сходится или там всё клевета на советский строй? Что в лагере, там не мучили, а жили как на курорте? Пото­му что в этом интервью, разговор о ко­тором здесь ведётся, её слова записаны, хоть и озаглавлены «Мария Евлампиевна». Обращается к суду. И как раз жи­вой свидетель, родная сестра её перед вами стоит. К свидетелю. Вы всё слыша­ли – как, правда там написана или нет?
СВИДЕТЕЛЬ: Сестра очень много рассказывала, и сама я была у неё в ла­гере. Не курорт, конечно.
ЛАПКИН: Значит, в «о. Арсении» там не измышления, не клевета?
СВИДЕТЕЛЬ: В «о. Арсении» сущая правда.
ЛАПКИН: А «Существует ли загроб­ная жизнь?» приходилось слушать?
СВИДЕТЕЛЬ. Я читала книгу.
ЛАПКИН. Она тоже мне приписывается как порочащая советский государственный и общественный строй. В ней что-нибудь вам показалось клеветническим?
СВИДЕТЕЛЬ. Никаких измышлении там нет.
ЛАПКИН. А проповеди Ярла Пейсти вам приходилось слышать?
СВИДЕТЕЛЬ Нет, не приходилось.
ЛАПКИН. А Рогозина «Кто же Этот» или «Совокупность совершенств»?
СВИДЕТЕЛЬ: Нет.
ЛАПКИН: И последний вопрос обо мне. Вы слышали от Гены обо мне. Как я в храм стремился, как верующий или только под покровом верующего ста­рался какие-то порочащие документы распространять? Как вам это показа­лось?
СВИДЕТЕЛЬ: Я очень хотела встре­титься с вами и чему-нибудь научиться. Сестра моя, когда я что-нибудь вспылю, говорила: «Тебе надо побыть у Игнатия, ты тогда была бы кроткая, ты была бы смирная».
ЛАПКИН: Она вам не рассказывала, что когда я брал интервью, то я выска­зывался бы недовольно на страну, же­лал бы какие-нибудь перемены?
СВИДЕТЕЛЬ: Нет, ничего такого не было
Допрос свидетеля Яковлева Геннадия Михайловича.
СУДЬЯ: Вы предупреждаетесь о том. что должны говорить только правду.
ЯКОВЛЕВ: Я буду говорить правду, но как показал допрос предыдущих сви­детелей, здесь не позволяют говорить правду.
СУДЬЯ: Вы их допрашивали?
ЯКОВЛЕВ: Здесь не позволяют гово­рить правду, прерывают свидетелей, Я буду говорить правду, если вы меня не прервёте.
СУДЬЯ: Суд правильно останавлива­ет свидетеля, если он говорит не по су­ществу дела. Это наше право. То есть на суде надо говорить то, что касается де­ла, а не то. что хотелось бы, о чём угод­но. Лапкина знаете?
ЯКОВЛЕВ: Да. Он является моим ду­ховным отцом, лучшим моим другом
СУДЬЯ: С какого времени?
ЯКОВЛЕВ: С 1978 года
СУДЬЯ: Нас интересует такой во­прос: при обыске у вас в декабре 1985 года изъяты две катушки «XX век христианства».
ЯКОВЛЕВ: Они не изъяты. Они были выданы мной добровольно. Добровольно при условии, что не будут делаться обыски у других людей, в частности, у моей тётки 9 января 1986 гола это обещание было нарушено и сотрудниками прокуратуры были проведены обыски по всем адресам, о которых здесь идёт речь.
СУДЬЯ: Откуда они у вас?
ЯКОВЛЕВ: От Лапкина.
СУДЬЯ: Когда вы взяли их?
ЯКОВЛЕВ: Точно не помню.
СУДЬЯ: Другую литературу от него получали?
ЯКОВЛЕВ: Да, получал.
СУДЬЯ: Назовите.
ЯКОВЛЕВ: Полные Жития святых, творения Иоанна Златоуста и другие за­писи религиозного содержания, которые были изъяты.
СУДЬЯ: У нас есть протокол осмотра вещественных доказательств, согласно которому в краевой суд направлены как вещественные доказательства две эти ка­тушки «XX век христианства». У прокурора вопросы будут?
ПРОКУРОР: Почему вы эти две катушки добровольно отдали? Только лишь потому, чтобы не были проведены обыски у ваших родственников или ещё какие либо причины были?
ЯКОВЛЕВ: У меня сообщение к председателю суда. 14 марта 1986 года мною было написано заявление прокурору Алтайского края и копия была послана Генеральному прокурору СССР. Эго заявление я просил приобщить к материалам дела. Мне сегодня сообщил следователь Курьят В. К., что это заявление пролежало у него в долгом ящике и не было приобщено. Оно находится сейчас у представителя обвинения. Я про­шу разрешения прочитать его здесь. Там довольно исчерпывающе даётся от­вет на все ваши вопросы.
ПРОКУPOP перебивает: Вы отвечай­те на вопрос, который Вам задан. Чем вы руководствовались? Только ли тем. чтобы не проводились обыски у ваших родных или ещё чем-нибудь?
ЯКОВЛЕВ: Только лишь этим. У меня был произведён обыск 11 октября 1985 года – за три месяца до открытия уго­ловного дела на Лапкина. У меня взя­ли при обыске письма и адреса всех друзей и сообщили, что будут обыски у людей, которые не имеют никакого от­ношения к тому делу, по поводу которо­го у меня обыск, в том числе и у моих родственников. И когда мне на первом допросе предъявили уже данные экс­пертизы по «XX му веку христианства», т. е. экспертиза была уже до начала воз­буждения уголовного дела, я выдал доб­ровольно, чтобы оградить от обысков своих друзей и родственников.
СУДЬЯ: А к вам ещё такой вопрос. В обвинительном заключении содержит­ся факт изготовления и распростране­ния Вами заведомо ложных измышле­ний, порочащих государственный и об­щественный строй. Относительно Вас дело возбуждено, и вы привлекаетесь или нет?
ЯКОВЛЕВ: Вам лучше знать.
СУДЬЯ: Вопрос о привлечении на­правлен в Енисейскую и Краснояр­скую прокуратуры.
ЯКОВЛЕВ: Это надо прокурора спро­сить.
СУДЬЯ: Вы считаете себя виновным?
ЯКОВЛЕВ: Нет. Я себя виновным не чувствую.
СУДЬЯ: Лапкин, к свидетелю вопро­сы. И давайте так договоримся, нас, если вы обратили внимание, не интересует оценка свидетелем тех или иных произведений. Такие вопросы будут сниматься.
Далее Игнатий Тихонович говорил о том, что ему вменяются в вину заведомо ложные измышления. Он, как христианин, нe приемлет никакой лжи, поэтому необходима характеристика верующими людьми, как произведений, так и его самого, как человека. Что необ­ходимо оценить то, как подействовали эти произведения на людей. Всё это предсе­датель суда отклонил и заявил, что они не нуждаются ни в каких оценках и са­ми могут дать объективную оценку всех произведений.
ЯКОВЛЕВ: Я окончил университет, по специальности – историк, и мог бы дать оценку всех произведений.
СУДЬЯ: Вот и занимайтесь этим в сво­бодное время. А здесь нам этого не нужно.
ПРОКУРОР: А вот ответьте, пожалуй­ста. В 1981 году вы начитывали совмест­ное с Лапкиным книгу Регельсона «Тра­гедия русской церкви»?
ЯКОВЛЕВ: Начитывал.
ПРОКУРОР: Сколько примерно начи­тали?
Я КОВЛЕВ: Примерно одну треть кни­ги. Сначала.
ПРОКУРОР А дальше вы прекрати­ли?
ЯКОВЛЕВ- Да, я был временно в Барнауле.
СУДЬЯ: Стихи свои читал вам Лапкин? У нас есть такие факты, что 25 ян­варя 1980 года Лапкин начитал свои стихи «Набатный колокол» Долгову и Яковлеву.
ЯКОВЛЕВ: Я этих показаний не да­вал.
СУДЬЯ: У суда есть этот факт.
ЯКОВЛЕВ: Нет, не было такого.
СУДЬЯ: А вообще, эти стихи вам знакомы?
ЯКОВЛЕВ: Если бы Вы прочли их, я бы вспомнил. Напомните содержание.
СУДЬЯ: «Клуб» Вам знаком?
ЯКОВЛЕВ: Это было много лет назад. Вы напомните содержание.
СУДЬЯ: Может быть, Вы действительно забыли? Это было много лет назад.
ЯКОВЛЕВ: Я об этом и говорю. Здесь не прозвучало ещё ни одной строчки, ни стихотворения, ни записи. Всё голословно четвёртый день.
СУДЬЯ: Вспоминаете, где?
ЯКОВЛЕВ: Нет я уже сказал.
СУДЬЯ: Лист дела 267, первый том ваших показаний, касается этих стихотво­рений. «У Лапкина мне приходилось ви­деть стихотворения «Клуб» и другие ре­лигиозного содержания. Читал он их нам сам».
ЯКОВЛЕВ: Возможно, этот допрос был в 1980 году.
СУДЬЯ: Да. 5 июня 1980 года,
ЯКОВЛЕВ: У меня же не семь пядей во лбу. Я не могу помнить всё. Такие ме­лочи!
СУДЬЯ: Лапкин, других нет вопро­сов?
ЛАПКИН: Да, есть вопросы, но как задать их, не знаю.
СУДЬЯ: Вы человек грамотный, эру­дированный, не можете этого не по­нять.
ЛАПКИН: Да Вы мне всё выбили. Главное, речь идёт о содержании. А о содержании какого мнения человек вы­слушавший, повлияло или не повлияло.
СУДЬЯ перебивает: Содержание оставьте. Оно от Вас никуда не уйдет.
ЛАПКИН: ...Но они ведь разойдутся. Вы экспертов даёте, которые не притра­гивались к произведениям. Живой че­ловек слушал...
СУДЬЯ перебивает: Другие вопросы будут?
ЛАПКИН: Да, есть и другие вопросы, но все касаются этого.
ЯКОВЛЕВ: А суд хочет объективным ещё быть!
ЛАПКИН: Ну. В двух словах хотя бы, разрешите ему сказать.
СУДЬЯ: Оценка свидетелями этих произведений нас не интересует. Если нет других вопросов...
ЯКОВЛЕВ: У меня есть документы, подтверждающие подлинность этих произведений. Диаконом Сергием Бурдиным были найдены эти документы в библиотеке. Вы сейчас не даёте возмож­ность нам эти документы в каком-то ви­де сообщить. Как тогда защищаться?
СУДЬЯ: У нас есть...
ЯКОВЛЕВ перебивает: Подсудимый лишен защиты.
СУДЬЯ: Вы не в своей компетенции. Вы свидетель. Если нет вопросов...
ЛАПКИН: Есть вопросы, есть. Мы с тобой не раз встречались. Какие у нас разговоры были? Конечно, у нас с тобой на все темы разговоры были. И политики касались, и всего... Где-нибудь ты от меня измышления о государственном строе слышал или нет? Тебя это должно было бы всё тронуть. Ты – ком­мунист бывший. Семь лет на комсомольской работе – освобождённый ра­ботник. И Суслов тебе родня из Крем­ля...
СУДЬЯ перебивает: Вопрос, вопрос...
ЯКОВЛЕВ: Понятен. Лапкин для ме­ня является примером христианской нравственности, и, если бы подобные разговоры и заявления были бы, конеч­но, отметила бы моя память. Никогда я не слышал от него ни слова лжи, ни клеветы. А если обличение, правду вы называете клеветой, то это ваше мне­ние.
СУДЬЯ: Вопрос Лапкина о нем са­мом.
ЯКОВЛЕВ: Никогда не слышал от не­го клеветы.
ЛАПКИН: Мне вменяется плёнка, на­званная «Свидетельство Марии Евлампиевны». Там дальше, на другой дорож­ке, свидетельство твоей покойной мате­ри, Царство ей Небесное. Ты неодно­кратно слышал это. Ты матери своей, конечно, верил. Слышал ли что-нибудь та­кое, порочащее государственный строй, клеветническое, заведомо ложное?
ЯКОВЛЕВ: Я сам родился в тюрьме и три года пробыл там вместе с матерью. Я просто просил следователя, просил, как человека, чтобы он отдал мне эту плёнку. Hа которой содержится голос моей матери...
 СУДЬЯ перебивает: Вопрос ясен?
 ЯКОВЛЕВ: Да. С записями этими я знаком. И в том числе присутствовал при записи голосов многих бабушек, которые рассказывали о своей жизни. В этом как раз и суть. Эти записи являются ил­люстрацией того, что описано в «Архи­пелаге ГУЛаг», в «XX веке христиан­ства». И как раз надо бы использовать это при производстве экспертизы, что не было учтено.
СУДЬЯ: То, что содержится в «Возвращении к разговору», является иллю­страцией к «Архипелагу ГУЛаг»?
ЯКОВЛЕВ: Это живой «Архипелаг», это люди живые. И если вы считаете, что Солженицын написал ложь, хотя он использовал 300 с лишним свиде­тельств заключенных, то это живые лю­ди. Некоторые из них ещё здесь, в Бар­науле, и в других городах. Некоторые уже почили.
СУДЬЯ: На ваш взгляд «Возвраще­ние к разговору» ничего порочащего не содержит?
ЯКОВЛЕВ: Тогда судите заново всех тех...
СУДЬЯ: Вы отвечайте на вопрос Лап­кина.
ЯКОВЛЕВ: Нет, не содержит.
ЛАПКИН: С какой целью Лапкин брал интервью? В начале следствия прокурор прямо выделил, что я брал ин­тервью с той целью, чтобы опорочить, тёмные ПЯТНА выделить, показать в тём­ном свете сталинский строй и всё. Или какая-то другая цель у меня была?
ЯКОВЛЕВ: Такой цели не было. Но каждый говорит о том. что у него болит. И, конечно, это самые яркие страницы из биографии людей, и замолчать об этом – значит, заставить замолчать го­лос своей совести.
СУДЬЯ: Цель, спрашивает, какая?
ЯКОВЛЕВ: А вот такая...
СУДЬЯ: Какая?
ЯКОВЛЕВ: Чтобы оставить свиде­тельства живых людей, а это и для нас пример. Мы христиане – мы почитаем мучеников. И это для нас пример хри­стианской нравственности, жизни, тер­пения.
ЛАПКИН: Мне в обвинение ставится желание поссорить Церковь с государ­ством, что, дескать, у Церкви лояльное отношение с ним. Потому что я руково­дитель группировки златоустовского толка. Это ты замечал во мне? Если ви­дел, то скажи.
ЯКОВЛЕВ: Во-первых, я хочу сказать, что этот вопрос выходит за рамки компетенции гражданского суда. Это явное вмешательство во внутренние де­ла Церкви...
СУДЬЯ: Яковлев, вы правильно гово­рите, что этот вопрос выходит за преде­лы предъявленного обвинения, и мы его не выясняем, и который раз Лапкину говорим, что ему это не вменяется.
ЯКОВЛЕВ: Но почему тогда это в об­винительном заключении? И вызывает недоумение, почему заявление архи­ерея приобщено к материалам уголов­ного дела?
СУДЬЯ: Этот вопрос уже снимался Лапкину.
ЯКОВЛЕВ: Если архиерейское пись­мо находится у Надежды Лапкиной, то как оно могло попасть к вам? Вы только лишний раз подтверждаете...
СУДЬЯ: Яковлев!!
ЯКОВЛЕВ: Да.
СУДЬЯ: Мы здесь не для того, чтобы отвечать на ваши вопросы сидим. Во­просов у Лапкина больше нет?
ЛАПКИН: Да вот здесь с содержани­ем...
СУДЬЯ: Оценку содержания будет давать суд.
ЛАПКИН: Но надо выяснить, повре­дило произведение человеку или не повредило.
ЯКОВЛЕВ: Я, получается, обвиняемый, а не только свидетель, раз на ме­ня уголовное дело. Я вас просил тогда: судите меня на этом суде. Уже следствие шесть лет идет
СУДЬЯ: Всему своё время. Вопросы есть?
Обращается к присутствующим: «Я уже предупреждал, чтобы в зале не крестились. Не относится это только к Лапкину. He будем превращать суд в молебен».
30 июля. С 10 до 11 часов местного времени.
СУДЬЯ: Мы имеем ряд документов, которые в ходе суда не оглашались, но имеют доказательственное значение. Это публикация в газете «Известия» за 21 июля I980 года. Публикация под за­головком «Запад ищет сенсаций» заяв­ление священника Дудко. Зачитывает статью. Лапкин, вам известна эта пуб­ликация?
ЛАПКИН: Да.
 СУДЬЯ: Ещё до... так сказать... Когда вы с ней познакомились?
ЛАПКИН: Когда вышел из тюрьмы в 1980 году. Я сразу же поехал к нему. Каждое предложение просил проком­ментировать.
СУДЬЯ: Эту газету вы сами видели у него?
ЛАПКИН: Нет, здесь, в Барнауле да­ли мне.
СУДЬЯ: Кто дал?
ЛАПКИН: Я не помню. Как только вернулся, мне сказали: «Ты знаешь?» Я говорю: «Нет, не знаю».
СУДЬЯ: Из знакомых кто-то дал? Из своих?
ЛАПКИН: Да. Из знакомых кто-то дал, я не помню. А в тюрьме хотели мне... Так я, кажется, в тюрьме познакомился даже. Хотели мне показать на кино­плёнке то, что показали по телевиде­нию.
СУДЬЯ: Хорошо, поехали и попроси­ли Дудко прокомментировать...
ЛАПКИН: Перед этим и проехал по знакомым: на Украине, в Киргизии был, слышал отзывы священников, мирян. В это время уже и в журнале «Мос­ковская патриархия» была его статья. Ну, я пришел к нему и попросил пол­ностью прокомментировать её. Эта плёнка у вас есть, она изъята. Там у вас по алфавиту «1980. Беседа с Дм. Дудко». На 270 м. Так что её можно дать прослу­шать. И по каждому предложению рас­спрашивал его: как это понимать, что это означает? Он всё отве­тил.
СУДЬЯ: Так. Возраст какой его?
ЛАПКИН: 82-й год пауза. Спраши­вал его, как он написал, какие к тому послужили причины. Почему он снача­ла не соглашался, а потом согласился? Я задавал ему такие вопросы, что те, ко­му я давал прослушать, говорили: «Ему легче в КГБ было, чем с тобой разгова­ривать», – т.е. я задавал такие вопросы, как говорили мне люди, передавал не свои мысли, а мысли сослуживцев его из разных концов страны.
СУДЬЯ: Ну, ему, наверное, трудно бы­ло в такой ситуации. Он своё заявление сделал вроде как бы от души. Газета опубликовала, а теперь...
ЛАПКИН перебивает: Если желаете, я прокомментирую, о чём мы разгова­ривали, беседовали. Я ясно понял. Мо­гу это объяснить. И как он объяснил. Вот здесь, в конце: “Запрещаю публика­цию всех клеветнических произведений”. Я говорю: “И как же вот «О на­шем уповании»?” Он говорит: “Об этом речи здесь нет”. – “Клеветнические вы зна­ете?” Я говорю: “Не знаю”. – “Ну, значит, и нечего вам говорить. Это те, что в «Свете преображения» нравились ко­му-то за рубежом, они их и опубликова­ли”. Я говорю: “«Воскресное собеседова­ние», «О нашем уповании», «На реках Вавилонских»”. Он говорит: “Нет, об этом даже речи не было. Это всё уже передергивают”. Так что то, что у меня сейчас взято, проповеди эти, совершен­но к этому не относится. Я несколько раз переспросил его. – “Нет, говорит, благословляю, публикуйте их. Тебе дал Господь распространять это – распространяй”. И благословил меня. Честным Животворящим Крестом. “Об этом здесь, говорит, речи нет”. После этого ещё раз я с ним беседовал. То, что после этого наступило, как восприняли это его духовные дети, как некоторые отошли от него, и что он выслушал, когда эти его духовные дети поехали к старцам... Ещё жив сейчас Иоанн Крестьянин, к Тавриону поехали. Они тоже объяснили его поступок, сказали им, что у вас головы большие, а лбы медные, ничего вы не видите. И постучал им по лбу старец его духовным детям.
СУДЬЯ: Он сейчас занимается той же деятельностью, да?
ЛАПКИН: Той же, или нет, не могу сказать, я...
СУДЬЯ перебивает: Когда последняя ваша встреча была?
ЛАПКИН: Последнее свидание было, в храме слушал, говорит: “Считают, что я изменился в своих действиях, – пусть придут и послушают”. Я говорю, что все говорят, что Вы резко изменили стиль проповедей. Он говорит: “Нет, лучшее доказательство – сама жизнь, пусть придут и послушают”. А вот «Па­радоксы и антиномии» такова, к счастью, жизнь – это его, фактически, ответы ученикам, своим духовным де­тям, которые задавали ему вопросы в виде нападок: “Почему Вы так поступи­ли?” И он говорит: “Я многое предвидел, но не предвидел результата, что так бу­дет. Если бы можно было время вернуть назад, я никогда бы этого заявления не сделал. Никогда! Потому что всё пере­вернули. Я говорил не об этом даже. Всё поставили во вред. Вот это я не преду­смотрел. Один момент был, страшная тоска, доходило до отчаяния. Он говорит: восемь лет сталинских лагерей от­был, и для него это был меньший удар, нежели сейчас отношение его духов­ных детей к нему”.
СУДЬЯ: Он за что сидел?
ЛАПКИН: Я не знаю.
СУДЬЯ неразборчиво.
ЛАПКИН: Нет. конечно. Ничего этого не было. Я говорю: “Вот если Вы это за­явление сделали бы раньше, оно имело бы больший смысл?” – “Нет”, – гово­рит. Он доказывает, что именно в тюрьме. “Здесь же под нажимом”, – говорит. Много было разных заявлений, вариа­ций. Вот из них выбирай какое это ему было предложено. Вот он пишет одно – не подходит. Второе напишет, третье. Так. может, до десяти. А из них потом компоновали, какое для газеты более всего подходит. Как это выглядело в глазах других людей, он понял почти на другой день, как только вернулся. А в дальнейшем всё это показало...
СУДЬЯ перебивает: Лапкин, всё это оправдание Ваше священника Дудко и перед нами.
ЛАПКИН: Я говорю, что Он не знал, что не для себя это говорю. Так, гово­рят, священники некоторые книги ва­ши побросали в огонь. Он говорит: “Ну, если они любили книги, и книги эти правильны, то при чем здесь я? Хотя бы я даже и умер и совсем был отступником, то какое это отношение к книгам имеет?” Он знал, что этот разговор будет не для меня одного, я дам слушать и дру­гим священнослужителям, архиереи будут слушать, и он говорит для всех это. Да, о Дудко можно сказать только я всё не могу говорить, так как он мой духовный отец, но только он поднялся над Россией как колосс один. И такой ситуации не складывалось ни с одним святым за всю историю христианской Церкви: быть покинутым всеми до еди­ного архиереями. Это страшная траге­дия нашей Церкви. В этот момент един­ственный он растерялся.
СУДЬЯ перебивает: Может, и поделом? Если занимается такой клеветнической деятельностью. Чтобы другой не оказался бы в такой ситуации. Может, очень хороший урок?
ЛАПКИН: Нет, но как раз, что ему ста­вится к этим книгам, что у меня там взя­ли: об этом здесь даже слова нет. И это передернули. Один, может быть, только «Максим Исповедник». Но зато...
СУДЬЯ перебивает: Но оценку кни­гам его эксперты дали?
ЛАПКИН: Но эксперты ведь неверующие. Если бы дали экспертам Библию послушать, по тогдашним временам, мы знаем, то, что... неразборчиво их казни­ли... первых христиан...
СУДЬЯ: Заключение экспертов не расходится с той оценкой, которую сам себе дает Дудко.
ЛАПКИН: Не об этом он говорил, я го­ворю. Не о книгах этих. Эксперты дают оценку книгам, о которых он слова не говорил. Он никак не предвидел, что всё это будет на одну доску поставлено. Он говорит: “Я никогда бы этого не сде­лал, согласился лучше умереть, нежели сделать такое заявление”.
СУДЬЯ: Ну, хорошо.
ЛАПКИН: “Для меня смерть, – говорит, – было бы несравненно легче перенести, нежели такое отношение друзей и духовных детей”.
СУДЬЯ: У нас есть ещё ряд докумен­тов 1980 года начинает долго перечитывать даты протоколов осмотра и у кого и что изымалось, при этом он заставляет секретаря всё это записывать.
СУДЬЯ: Все эти вещи осматривались и приобщались. У Вас будут какие-нибудь замечания?
ЛАПКИН: Не знаю, так ли это. Люди, которые пытались в прошлый раз гово­рить здесь Игнатий имеет в виду свиде­теля Устинова, показания которого бы­ли весьма путаны и непонятны. На су­де он не присутствовал вовсе, но был за­читан протокол допроса сам свидетель Устинов уже стар и парализован, что больной человек, у него было там – не было. Сын хотел сказать на процессе сын Устинова хотел дать пояснение по поводу допроса своего отца, но ему от­казали в этом. Когда же он стал наста­ивать, то его попросту попросили поки­нуть зал, что он и сделал, – ему не дали сказать. Я же не знаю, как было или не было. Я читал, смотрел, написано так непонятно и разбросанный такой ка­кой-то почерк. Я совсем не знаю, у кого что брали. «Возвращение к разговору» – мне тут 11 плёнок вменяется, а как свидетелей выслушали, оказалось, что только две. И две эти я не давал притом. Ну ладно, у меня тут хоть какие-то про­блески доверия к правосудию появи­лись, ладно, разберутся, всё-таки разобрались.
СУДЬЯ: Лапкин, по этим протоколам ничего не будет?
ЛАПКИН: Я совсем не знаю, как там было. Вообще ничего не могу сказать. Люди эти ничего не подтверждали. Я не знаю, так или нет.
СУДЬЯ: Но ведь не верить нельзя.
ЛАПКИН: Ни да, ни нет. Не верить у меня оснований нет, и верить основа­ний нет.
СУДЬЯ: Ещё один вопрос у меня. Он имеет отношение к делу косвенно. Лап­кин, свидетель Бурдин.. Вы встреча­лись с ним до этого, нет?
ЛАПКИН: С Сергеем Александрови­чем?
СУДЬЯ: Да.
ЛАПКИН: Я в глаза его видел, а бесе­довать – ни разу не беседовал. Ничего я ему не давал, не переписывались. Ни­чего не было. Только вот мимоходом. Я у отца его был, а он в это время заходил в комнату и вышел. Только и всего.
СУДЬЯ: Он правильно, значит, сказал, что беседовать вам не приходилось?
ЛАПКИН: Нет, совсем нет. То есть мы совершенно как бы...
СУДЬЯ перебивает: Кроме как по телефону:
ЛАПКИН: Если бы раньше я его увидел где-нибудь на улице, то я не узнал бы, что это он. Я совершенно его не знаю. Поэтому то, что отставили его от защитника для меня, совершенно полная неожиданность была. Тем более, у меня в письменном виде заявления не было, перед самым закрытием дела 30-го закрытие было, и 30-го следова­тель принёс записку, что точно, уже созвонились и что всё нормально, всё, всё, всё. Дове­ли до конца – и раз – ничего нету, все на одно. Я понял, что это просто обман.
СУДЬЯ: Такое заявление нам поступило. Оно к нам поступило 16 июня. Уже дело было назначено выше. А су­дебное заседание, получается, по суще­ству...
ЛАПКИН перебивает: Я объясню это, пожалуйста, вам.
СУДЬЯ: По заявлению не надо объяс­нять. Заявление ваше, получается, рас­смотрели?
ЛАПКИН: Ну да, но месяц назад не было. Я не знаю, какие заявления пи­сать. То есть меня каждый день баюкал следователь: всё нормально, всё хоро­шо. Всё-таки ваш следователь – старший следователь краевой прокуратуры Курьят Владимир Кузьмич. И уже в по­следний день приходит и говорит: «Ну, может быть, ещё надо для удовлетворе­ния, чтобы вдруг кто-нибудь спросит в письменном виде, что вы желаете за­щитника». Я говорю: «Но Вы же созва­нивались». – «Да, – ГОВОРИТ, – всё так, но напишите всё-таки». Оказывается, всё это плелась интрига, просто хит­рость, но что сделаешь?..
СУДЬЯ: Лапкин, всё же это заявле­ние без внимания не оставлено, с этим вы согласитесь?
ЛАПКИН: Я согласен, что, если я про­сил хлеба, заявление подшили, а хлеба мне не дали, какой мне прок, бумажкой же я не питаюсь. Мне ею, как говорят, по-тюремному... отвели в сторону и бро­сили меня на произвол судьбы.
СУДЬЯ: Согласитесь, что нарушать закон мы не можем.
Речь идёт о том, что диакон Сергей Бурдин готовился быть защитником на суде. Изучал для этого специальную ли­тературу. Работая в библиотеке, он нашел ряд документов, циркуляров партии и правительства, в которых говорилось о фактах притеснения верующих и даже напрямую инспирировались ад­министративные меры в отношении них фактов притеснения. Всё это он хотел огласить на суде, поскольку огла­шение таких фактов Игнатием Лапкиным вменялось ему в вину, как клевета на советский строй. Но защитником Сергею Бурдину не дали стать. У него провели обыск и сделали его свидете­лем по делу Лапкина. Свидетелю же на основании статьи УПК быть защитни­ком не разрешается.
ЛАПКИН: Знаете, одно дело закон, а чувство любви выше. Он не свидетель фактически. И вас могли бы вызвать, и вы не стали бы моим судьей.
СУДЬЯ: Ну, и никаких разговоров, конечно, о том, что вы...
ЛАПКИН: Конечно, закон есть чело­веческий закон. Я ничего не знаю в этих законах. Но я знаю только то, что обман-то остался. Мне следователь ещё подчеркнул: назаконном основании. 30 мая ещё узнал Параскун из вашего управления писал мне: всё утвердили, до конца. Значит, замысел уже был: обмануть. Да что меня обманы­вать, когда я в мешке сижу завязан­ный. Меня и обманывать нечего – ни­чего не могу сделать. Никак.
Допрос свидетеля Бурдина Сергея Александровича.
СУДЬЯ: Ладно. Свидетель Бурдин здесь? Пожалуйста, встаньте. Где вы сейчас служите? У нас возникли сомне­ния. В протоколе не указано.
БУРДИН: Это отношение к делу не имеет.
СУДЬЯ: Где вы служите?
БУРДИН: Я повторяю, что это отно­шения к делу не имеет. Я работаю в Тро­ицкой церкви г. Красноярска.
СУДЬЯ: Кем?
БУРДИН: Вам третий раз повторять, что это отношения к делу не имеет?
СУДЬЯ: Пожалуйста, повторите.
БУРДИН: Запишите себе, что вы за­даете вопросы не по делу.
СУДЬЯ: Мы усомнились в том, рабо­таете ли вы. На наш запрос о том, рабо­таете ли вы, мы попросили подтвержде­ния. Уполномоченный по делам рели­гий при Совмине по Красноярскому краю Лугунков ответил в телеграмме: «Регистрационная справка на диакона Троицкой церкви г. Красноярска Бурдина Сергея изъята мною в мае 1986 го­да». То есть Вы не являетесь священно­служителем и не вправе носить одежду.
БУРДИН: Священнослужителем я бу­ду являться даже тогда, когда не буду гражданином Советского Союза. Запи­шите у себя там: статус священнослу­жителя пожизнен, если его не снимет Синод Русской Православной Церкви.
СУДЬЯ: Оснований носить эту вот одежду указывает на рясу, в которую облачён диакон Сергей у Вас нет. Поэтому Вы являетесь в ней не иначе как только с провокационной целью.
БУРДИН: Вы глубоко заблуждаетесь. До тех пор, пока я нахожусь в сане диа­кона, я имею право носить свою одеж­ду где угодно. Закон это разрешает.
СУДЬЯ: Основания надо иметь.
БУРДИН: Для этого есть полное осно­вание: свидетельство о том, что я руко­положенный диакон.
СУДЬЯ: Всё, Бурдин. К Вам вопросов больше нет. На сегодня работу заканчи­ваем до десяти часов завтрашнего дня.
1 июля. 10 часов местного времени.
СУДЬЯ: Продолжаем судебное засе­дание. Судебная коллегия сочла необ­ходимым пригласить на судебное засе­дание экспертов, которые давали за­ключение по научно-религиоведческой экспертизе. Необходимость вызвать их возникла в связи с чем: ну, во-первых, подвергает сомнению выводы Лапкин. Заявление Лапкина от 26 июня 1986 года:
«Просил неоднократно и ныне насто­ятельно требую полной переэксперти­зы всех материалов, предъявленных мне в обвинении, как заведомо ложных, порочащих советский государственный и общественный строй. Эту просьбу я выражаю с первого дня после ареста моего. По всей видимости, экспертизы никакой не было, хотя бы потому, что слушать и давать заключение на каж­дый материал должны не менее двух экспертов. Согласно оплаты эксперти­зы, на прослушивание записей затра­чено 210 рублей, т.е. прослушано едва ли 80 часов. А на экспертизу было пред­ставлено работ на 335 часов. Как же за 80 часов могли прослушать эти 335 ча­сов? И определение экспертизы, что «XX век христианства» и «Трагедия Рус­ской Церкви» – есть выдумка и ложные измышления, тогда что же было при­знано на двадцать втором съезде пар­тии? Это история, быль, а не измышле­ния. Рогозин, Ярл Пейсти, Дудко – это чисто религиозные записи. Если начи­тано всё религиозное, истинное, то нет и нужды... поднимать всё за 1980 год.
«Ложные измышления» – это есть утверждения в моём обвинительном заключении, будто бы я знаю, что в этих произведениях есть неправда, и распространяю. Нет, я истинно и искренне верю в то, что так оно и было, как написано в инкриминируемом мне материа­ле.
Слава Богу за всё. Лапкин».
Допрос экспертов Нагорновой Людмилы Корнеевны и Антоновой Надежды Ивановны.
СУДЬЯ: Приглашены на судебное заседание руководитель комиссии Нагорнова Людмила Корнеевна и член комис­сии Антонова Надежда Ивановна. По­жалуйста, Нагорнова Людмила Корне­евна, несколько организационных во­просов: себя назовите, какая у Вас должность.
НАГОРНОВА: Нагорнова Людмила Корнеевна.
СУДЬЯ: Какой год рождения?
НАГОРНОВА: 1944-й.
СУДЬЯ: Адрес?
НАГОРНОВА: Свердлова 11, кв. 28.
СУДЬЯ: Должность назовите.
НАГОРНОВА: Доцент кафедры фи­лософии Алтайского государственного медицинского института.
СУДЬЯ: Образование?
НАГОРНОВА: Высшее.
СУДЬЯ: Стаж работы по специаль­ности?
НАГОРНОВА: 18 лет.
СУДЬЯ: Пожалуйста, чтобы не воз­вращаться, запишем и Вас, Антонова Надежда Ивановна.
СУДЬЯ: Место работы и должность?
АНТОНОВА: Доцент Алтайского по­литехнического института, кандидат философских наук.
СУДЬЯ: Образование?
АНТОНОВА: Высшее.
СУДЬЯ: Мы вас обеих предупрежда­ем: за дачу ложных показаний... Пер­вый вопрос: ваше мнение по отноше­нию к тому заявлению, которое вами было дано в ходе предварительного следствия. Поддерживаете ли вы выво­ды на сегодняшний день?
НАГОРНОВА: Да. Без сомнения. За­ключение дано верное.
СУДЬЯ: Сомнения Лапкина Вы може­те развеять по поводу прослушивания по времени?
НАГОРНОВА: Ну, по времени, во-пер­вых, смотрели сразу четыре человека одновременно. Некоторые плёнки смот­релись от начала до конца. Вот например я лично «о. Арсения» от начала до конца, «Свидетельство Марии Евлампиевны» – от начала до конца. «Масонство» и другие. Следующий момент, который нужно выделить...
СУДЬЯ: А остальные?
НАГОРНОВА: Да. остальные в это же время. Надежда Ивановна «Масонство» смотрела. И так далее. Ряд плёнок смот­релось в объеме, ну, для нас достаточном для заключения. Картина была со­вершенно ясная. И последний момент: ряд плёнок полностью были идентичны текстам, которые были представлены: Рагозин... Причем это было проверено. Сличаются текст и плёнка. Так что всё... в достаточной мере...
СУДЬЯ: Хорошо. В заключении не нашли отражение ваши выводы по ря­ду работ: Рагозин «Существует ли за­гробная жизнь?», «Совокупность совер­шенства», «Кто же этот?». Проповеди Дмитрия Дудко есть. «Во время и не во­ время» нашло отражение, а вот «Бесе­ды» его и проповеди Ярла Пейсти... Со­держат ли в какой-либо форме завуалированно или прямо клеветнические измышления? Если содержат, то кон­кретно в чём? Мы ряд работ...
НАГОРНОВА перебивает: Ну, в принципе, мне знакома «Существует ли загробная жизнь?» Рагозина, «Кто же этот?». Мне кажется, если возник такой вопрос, нужно дать время дополнитель­ное, чтобы всё было доказательно, пол­ностью... Для этого нужно...
СУДЬЯ: Чтобы было доказательно?
НАГОРНОВА: Да. чтобы было дока­зательно, чтобы вот постранично бук­вально. Во всяком случае, по «Суще­ствует, ли загробная жизнь?» я могу сказать.
СУДЬЯ: Значит, эта работа вами ис­следована?
НАГОРНОВА: Да, конечно, конечно. Страницы 15, 10, 18-я страница. В пре­дисловии, и не только в предисловии, где напрямую... Это Рагозина «Существует ли загробная жизнь?», где апологети­чески весьма нам хорошо...
СУДЬЯ: Сколько времени потребует­ся для дополнительной экспертизы?
НАГОРНОВА: Дня три нужно, чтобы всё...
ЛАПКИН: ...неразборчиво.
СУДЬЯ: Конечно. Сейчас. Произведения экспертами исследовались. На ряд работ, Вы сами слышали, ответы есть, поставлены. Эксперты рассматривали произведение в той или иной мере, так или иначе ответы на ряд работ, на по­ставленные вопросы даны. А вот на эти, сами Вы заметили, что по Рагозину полная экспертиза... Да?
ЛАПКИН: По Рагозину вообще ниче­го нет, никакого ответа не получили ещё.
СУДЬЯ: Никакого ответа нет, так как экспертиза неполная.
ЛАПКИН: Экспертизы и не было ни­какой и не может быть. В этом мы убе­димся через три дня. Мне хотелось бы задать вопрос по Ярлу Пейсти. Если по Рогозину есть...
СУДЬЯ: Лапкин. Лапкин, подождите немного... Не Вы один исследовали, су­дебная коллегия тоже исследовала... И мы пришли к такому мнению: не на все вопросы даны ответы, поэтому мы и пригласили специалистов, которых мы видим в зале. Работы тоже назвали, ко­торые необходимо исследовать. Вот у Вас что-то будет дополнительно... неяс­ное по экспертизе?
ЛАПКИН: Да, неясно по «Совокуп­ность совершенства». Конкретно ука­зать, что относится кo мне в обвинении, а не то, что там такие выражения, на­пример, что атеизм ничего не несёт в се­бе морально, на чём можно построить настоящую и будущую жизнь. Эта фраза к обвинению не относится. Я хо­тел...
СУДЬЯ перебивает: Значит, вы экс­перту ставите вопрос: конкретно содер­жатся ли в работе Рагозина какие либо клеветнические измышления?
ЛАПКИН: Да, измышления. Конечно, если в Бога она не верит...
СУДЬЯ: Если содержится, как Вы го­ворите: хотя бы одну строчку назовите, если содержится, то конкретно, какую...
ЛАПКИН: Конкретно указать, на это. Если она в Бога, говорю, не верит, то она скажет: ты веришь в Бога – это кле­вета. Вот и всё. Так ведь до чего угодно можно дойти. И там именно об этом речь идёт.
СУДЬЯ: Вопрос понятен.
ЛАПКИН: Теперь по Ярлу Пейсти. Книг нет, но понятно...
СУДЬЯ перебивает: Есть плёнки.
ЛАПКИН. Знаете, я пару слов в кон­це скажу Вам, потому что помните: вои­ны прибежали, у них ещё руки от стра­ха тряслись, продали своё и детей... спасение навеки.
СУДЬЯ: Лапкин, Лапкин...
ЛАПКИН: Я сейчас хотел о Ярле Пейсти сказать. Ведь по Ярлу Пейсти книг нет. И только Ярла Пейсти слушать 135 часов. И так, как мы слушали: в одном месте, в другом Игнатий говорит здесь о прослушивании плёнок в закрытом за­седании суда. Меня судья спрашивает: «Ну, в общем, дальше такое?» Да, такое. Потому что я знаю: 135 часов слушать – не смотреть, как вы говорите: «Мы просматривали с Надеждой Ивановной». Плёнки не смотреть надо, их слу­шать надо.
НАГОРНОВА: ...пытается перебить
ЛАПКИН: Я прошу вас выслушать, вопрос конкретно ставлю: чтобы вы из Ярла Пейсти нашли такие выражения, которые назывались бы не так. Допу­стим, вот из Тамбова, написано, что это центр там шпионский. Вы тут наговори­те, я готов сам себя уже расстрелять. Вы не центр называйте, не котёл, где ва­рилось что-то, а конкретно пищу. А то: «Он работает в том центре, сбор поли­тической информации». Я этого ничего не знаю. Я проповеди беру в чистом ви­де, как они есть. А какое знамя на них, звезда шестиконечная или свастика, мне это...
СУДЬЯ: Вопрос в связи с работой Яр­ла Пейсти какой будет?
ЛАПКИН: То же самое: что относится ко мне, к обвинению, что я распростра­няю заведомо ложные измышления. Содержат ли они это? То есть плёнок предоставлено пятнадцать...
СУДЬЯ перебивает. диктует секретарше: ...если содержатся, то какие...
ЛАПКИН: Какая дорожка, какое место, чтобы мы могли прослушать. И желательно, если можно, чтобы люди это услышали. И теперь: выслушать всю плёнку, а не так, чтобы вы взяли в од­ном месте, и, например, назвал свой адрес автор – Стокгольм: «А! Стокгольм – не наше. Под топор». Чтобы так не было.
НАГОРНОВА: Нет.
ЛАПКИН перебивает: Но, однако, так. В вашем заключении пока ничего не было, кроме того, что радиостанция ненашенская. Больше ничего нету.
СУДЬЯ: Вы так увлекаетесь собой, только сами себя и слушаете.
ЛАПКИН: Нет. Ну, я же расстаюсь с че­ловеком. Больше я с ней не буду...
СУДЬЯ перебивает: Погодите минутку. Вы не слушаете никого, кроме само­го себя. Мы пригласили специалистов, чтобы поставить вопрос перед судом. Пожалуйста, поставили. По Рагозинским работам: содержатся ли конкрет­но и в чём выражается? По Ярлу Пейсти то же самое.
ЛАПКИН: Что относится к преступлению, а не то, что с атеизмом; там напи­сано, мы не согласились. «Ах, так! Ате­изм – наша государственная религия, значит...»
СУДЬЯ перебивает: Поставили задачу перед экспертами?
ЛАПКИН: Да, чтобы так звучало.
СУДЬЯ: Ещё какую?
ЛАПКИН: О произведениях о. Дм. Дудко – не смотреть, а слушать я про­шу. Проповеди Дудко... а проповедей там – 4 плёнки. Чтобы также было ука­зано: плёнка, дорожка и о чём.
 СУДЬЯ: Вопросы те же самые?
ЛАПКИН: Те же самые. Теперь:«От тьмы к свету», потому что даже в обвинительном заключении, вот этом, на 6 и на 13 и страницах совершенно противоположное напечатал следователь: в одном месте написано «антисоветские», а потом одумался и говорит «всё дореволюционное»...
На этом полученная нами самиздатская запись обрывается».
«Русская мысль» Париж. № 3650 5 декабря 1986 г., стр. 7 «Советский Союз сегодня».
Судья: Макаров Владимир Александрович, р. т. 22-44-85, ныне судья в арбитражном суде. Прокурор Мордовин Я. И. умер. Свидетель свящ. Скачков М. Ф. умер, Яковлев Г. М. впоследствии иеромонах Григорий – убит кришнаитом.
Труды «Златоуста» коммунисты не признавали вредными. Они говорили тогда через сотрудников КГБ Никулина Ю. М. тел. 36-88-82: хоть мешками тиражируй их. Почему? Но тогда, когда Иоанн говорил к живым людям, нарушителям Божественных законов, его арестовали, и сослали, и он погиб от мучений. Но если бы он жил сегодня и говорил то же самое, буква в букву, что и тогда, но только по отношению к нынешним правителям, то пощадили ли бы они его? Значит труды имеют силу только от того, применяем ли мы их к нынешнему моменту и достигаем ли сердец живущих ныне этими трудами.
Оживотвори то, что живо, но под пеплом времени. Соделай опасным и то, что было опасным когда-то для врагов Божиих.
 ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО, КОТОРОГО НЕ ДАЛИ СКАЗАТЬ
Игнатия привезли в пустой зал суда накануне дня, назначенного на предыдущем судебном заседания. Вместо друзей, которых он ожидал увидеть, присутствовал в зале лишь одинокий корреспондент газеты «Алтайская правда». Говорить последнее слово в такой ситуации Игнатий отказался. Следующее же заседание началось объяв­лением приговора.
«..Я абсолютно невиновен перед законом. Слушая «Возвращение к разговору», где говорится о нечеловеческих страданиях раску­лаченных, суд ни словом не обмолвился о страдании тех людей, а только одно твердил: зачем говорить об этом? Так-то понимают гласность. Но это те страницы истории нашей страны, наших людей, и мы не можем не говорить об этом, иначе история будет неполной, выборочной. Это наша память. Почему бы суду не задать такой во­прос: как же могло быть так, что мы братья и мучили друг друга? Ни звука! Опустили головы, когда в закрытом зале суда слушали эту потрясающую душу кровавую трагедию миллионов крестьянства, эту мужицкую чуму...
Возьмём несколько примеров из историй. Христос воскрес! – правда ли это? Не распространением ли заведомо ложных измышлений занялись Апостолы? Для верующих это Истина истин, а для кого-то – опиум, сивуха. ...Я не повинен перед статьей 190-1, судите меня за мою деятельность, как издателя религиозных книг, и я не подам ни одной жалобы на любой законный приговор, с радостью приму его как награду от Христа. Вы судите меня по статье, по ко­торой нужно судить всех лжецов-атеистов на руководящих постах, где лгут в сводках и отчётах...
«XX век христианства» – о расстрелянных и не реабилитированных священниках. Это не измышления, эти факты имели место. Если с трибуны съезда открыто сказали о совершенно невинно расстреля­нных коммунистами же коммунистах, их реабилитировали, то почему не сказать о невинных жертвах, о геноциде против верующих в те годы? Интересно, что все правители ведут себя одинаково при любом строе. Говорить о казнях, бывших при иных правителях, можно, но что делалось при них, что ещё можно было бы изменить – тому противились. Протопопа Аввакума сожгли «за великие хулы на царский дом», а нынешняя власть печатает труды Аввакума. А если бы он сегодня жил, обязательно бы говорил о недавних мучениках веры и также был бы судим по статье 190. Преследуя верующих только за память о своих мучениках, вы яснейшим образом свидете­льствуете, что вы сыновья тех, которые пролили кровь пророков и священников. Дополняйте же меру отцов ваших. Кровь христиан все­гда была семенем христианства...
В святыню, как прежде, бросают каменья.
Мир гонит по-прежнему паству Твою
В ярости злобы коварством и мщеньем,
Но дай нам не сдаться в смертельном бою.
Вот здесь, перед судьями прошли свидетели, чьи родные и они сами были в лагерях... хотелось их послушать, дать подтверждение тому, что «XX век христианства» и «Трагедия Русской Церкви» – не измышления. Но судья всё отрезал: не нужно, мы и сами это знаем... Мёртвых боятся больше, чем живых. Но у нас есть запо­ведь поминать наставников наших и, взирая на кончину их жизни, подражать вере их... Евр. 13:7. Мы вправе искать ответ на вопрос: отчего убийцы всегда боятся напоминания о своих жертвах? Раскаяние в содеянном даёт возможность надеяться, что подобное не повторится. Такие деяния жестокого времени надобно осудить, а не покрывать, не преследовать тех, кто помнит о невинных жертвах. Забывать героев веры – не христианское дело... Помнить мучеников – кровная обязанность христианина. И если это запрещено, лучше умереть вместе с мучениками...
...Говорят о свободе вероисповедания. А куда же деть статьи 191 и 70? Ибо не омертвело ещё чрево атеизма, породившее чудовище сталинской 58-ой статьи, погубившей во чреве Молоха, в морозил­ках севера миллионы верующих, крестьян, коммунистов... 14 под­пунктов-выкормышей гребли всё.
...Фараон велел бросать детей в Нил, но он не учил петь: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек». И если об отце Арсении говорят судьи, что он не хорош, то что нам слушать? Оперу Вано Мурадели «Ленин в Октябре», как он на броневичке поёт «Апрельские тезисы»?
 Но мы, христиане, не поём: «пойдём и как один умрём», но «Христос воскрес из мертвых, смертию смерть попрал и сущим во гробах Он жизнь даровал!»  Знаю, что обличение тех, кто имеет власть умерщвлять, – опасно для жи­зни обличающих. И всё же голос Иоанна Златоуста говорит: пойди и обличи тирана, и будешь мучеником за Христа. Пример есть и ны­не в Сальвадоре – архиепископ Ромеро, застреленный с чашей Крови Христовой в руках.
«Узы и скорби ждут меня»Деян. 20:23. Но я ничем не дорожу, только бы исполнить порученное Христом. Теперь утверждено стра­данием право на существование всего, что я начитал, выпустил. И даже язвительный удар от священников: «Нет ему спасения в Боге»Пс. 2,– не смутилменя...
Оставляя всех вас, расставаясь с вами, не скрою, некоторых жаль: «не напрасно ли я трудился среди вас»...Знайте, что отныне мне официально сказал следователь: если бы каждый сам брал начитанное мною у меня и переписывал бы, то нарушения статьи не было бы, и не отняли бы. Переписывайте, не спите, будете иметь хлеб.
Тут вот ещё о законе. Жилище неприкосновенно по Конституции. Но получил бумажку от прокурора, и среди бела дня сколько людей обобрали! Ты только свидетель всего, что считал дотоле своим. Чужие дяди в подполе, на полатях, в сарае, в карманах, в душе шарятся. Ленин говорил, что государственный аппарат насилия постепенно будет отмирать, а на деле-то как? Слежка, как глазок в камерной двери, везде, во всем мире. Скучно жить, страшно. «Но мужайтесь,– говорит Христос, – Я победил мир».
Вот свидетели показывают: «Игнатий активно боролся с грехом» Классен.
 Ох вы, милые мои друзья! это-то в вину мне и пошло, что никому от меня покоя не было. Эти показания только ухудшили отношение ко мне судьи.
Повторяю то, что более всего ужаснуло меня в тюрьме. Когда прочитал показания, то оказалось, что худшие дали те, кто ближе был к священникам. Льстецы и лицемеры.
При обысках у Игнатия и многочисленных его друзей в разных городах было изъято магнитофонов и магнитофонных плёнок на сумму более 30 тысяч рублей. При конфискации записей, большая часть ко­торых – чисто религиозного содержания, грубо нарушены процессуаль­ные нормы. Многочисленные ходатайства в органы прокуратуры пока безрезультатны. «Лжесвидетель не останется ненаказанным»Пр. 19, 5. Ср. Гал. 4:11– прим. сост..
Да не вменится вам это на Суде Божием... Кто, где слышал, чтобы против овец было обвинение архипастыря, как тут – послание Гедеона Новосибирского? Есть от чего сойти с ума, как говорит о. Дмитрий Дудко. Bсe эти их загранпоездки – по трупам душ. Награды за сотни тысяч вдовьих рублей...
Чтобы создать мнение, что против меня были и верующие, и неверующие, пошли на явную фабрикацию без зазрения совести. Вот я пишу брату во Фрунзе и брату в Минусинск... Вдруг одновременно «ошибаются» почтальоны и заносят письма поздравительные с Пасхой Христовой на десять номеров дальше. И ведь соседство, частный квартал – да любой бы отнёс письмо по назначению. Но вдруг везде все стали «патриотами», вдруг распечатали письма, вдруг возмути­лись «религиозной пропагандой» и отнесли всё к уполномоченному хотя неверующие люди и не ведают такой должности, что есть уполномоченный по религиозным культам, а тот уже, понятное де­ло, отослал нашему местному,Лисенкову Г. И., а этот отсылает Гущину И. П., прокурору края – привлечь Лапкина, организатора «новой секты златоустовцев», как назвали нас с лёгкой руки местного настоя­теля о. Николая Войтовича. А на конвертах-то, подшитых к делу, стоят правильные адреса и нет ни одной почтовой печати. Тут уж первокласснику понятно, что и как было...
... Сегодня я, завтра возьмут любого. Не молчите, пишите везде, пусть судят по закону... Вы исполнили заповедь, посетили меня, пусть и не в самой темнице, но как я рад видеть вас здесь всех, таких родных и близких. Все вы участвовали в моём крестоношении, и кто здесь был, получил урок и награду от Христа, да не потеряет её. Читайте хотя бы по воскресеньям акафист на рус­ском языке Пресвятой Троице Благодарственный акафист свящ. Г. Петрова, известный также под названием «Слава Богу за всё» – прим. сост., вспоминайте о моей любви к вам, как возил вас на природу, детей учил любить всё вокруг, во всём видеть Бога. Телом мы разлучены, а душа радуется единению... Когда будете на плёнках слушать мой голос, то представляйте, что я среди вас радуюсь. Будет ещё статья в газете, злобный памфлет. К Богу моя аппеляция! Слава Иисусу Христу!»
ПРИГОВОР
Именем Российской Советской Федеративной Социалистической Республики
10 июля 1986 г. Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда в составе:
Председательствующего Макарова В.А. народных заседателей Королевой И.П., Аракеловой Г.Н. при секретаре Михайловой Т.А. с участием прокурора Мордовина Я.И. рассмотрев в открытом судебном заседании дело по обвинению: Лапкина Игнатия Тихоновича, родившегося 10 июня I939 г. в п. Карповский, Алтайского края, русского, беспартийного, обра­зование средне-техническое, женатого, не имеющего иждивенцев, работающего старшим охранником конторы снабжения управления хлебопродуктов Алтайского крайисполкома, проживающего в г. Барнауле, 2-я Строительная 62, кв. 16, не судимого, преданного суду по ст. 190-1 УК РСФСР
УСТАНОВИЛА:
Лапкин И. Т. систематически в период с 1978 по 1985 г. зани­мался изготовлением и распространением произведений, содержащих заведомо ложные клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй.
Основной формой изготовления указанных произведений явилась производство Лапкиным магнитных записей. Он начитывал на магнитные ленты, приобретённые у неустановленных лиц произведения различных авторов, не подлежащие изданию в нашей стране, перезаписы­вал проповеди или беседы священнослужителей, записывал лично составленные произведения и беседы с верующими. Кроме того, часть этих произведений он изготовлял машинописным способом, также размножал рукописным способом произведения собственного содержания, также содержащие клеветнические измышления. Изготовленные и растиражированные в большом количестве магнитные записи, руко­писные и машинописные тексты Лапкин распространял среди верую­щих, проживавших в разных городах, посредством личной передачи и пересылки по почте. В изготовленных и распространённых Лапкиным материалах содержатся измышления о гонениях на верующих и их преследованиях вплоть до убийства; утверждения об отсутствии свободы совести в СССР, о разложении общественного строя; измышления, искажающие революционно-демократические завоевания со­ветского народа и его образ жизни, т.е. измышления, порочащие государственный и общественный строй СССР, как в целом, так и его отдельные звенья.
В общей сложности за этот период Лапкин в той или иной форме изготовил и распространил 22 различных произведения, соз­навая при этом содержащуюся в них заведомую ложность произведений указанного выше характера. 6 марта 1978 г. Лапкин начитал на магнитную ленту произведение Рагозина «Существует ли загробная жизнь?», а в 1978-1979 гг. растиражировал магнитные записи и в дальнейшем распространял их до 1985 г. По одной катушке, вклю­чающей один экземпляр произведения он передал Шевченко Н.О., Речкунову Л.И., Барышниковой В.А., Баклановой А.Г., Устинову В.А. Смолкину В., Шитиковой В.А., Глущенко, Лапкииу П.Т., по две ка­тушки передал Петеримовой А.П., Гладких.
 В октябре 1978 г. Лапкин И. Т. записал на магнитную ленту текст «Послания патриарха Тихона В.И. Ленину» в исполнении неус­тановленного лица, затем этот текст переписал рукописным способом. Тексты хранил дома с целью последующего распространения. 2 ноября 1978 г. Лапкин И. Т. начитал на магнитную ленту книгу проповедей Д. Дудко «Во время и не во время». А в 1978-1979 гг. растиражировал её и распространил Петеримовой, – две катушки с дву­мя экземплярами каждая.
В период с 30 октября 78 по 20 ноября 1979 г. Лапкин И. Т. составил подборку различных материалов, озаглавив её «Тайна беззакония в действии. Масонство». В неё вошли «Протоколы сионских мудрецов», текст «Послания патриарха Тихона к В. Ленину», проповеди Д. Дудко, отрывки из произведений Солженицына, объединённые ком­ментариями Лапкина. В этот же период времени Лапкин совместно с Яковлевым начитал указанные произведения на магнитную ленту, растиражировал и распространил неполные экземпляры Устинову А.И. Петеримовой, Лапкину П.Т.; по одному полному экземпляру на ка­тушке передал Фасту Г. и Шевченко Н.О.
В 1979 г. Лапкин И. Т. передал Петеримовой два экземпляра машинописного текста первой части второй книги «О нашем уповании». В этом же году он начитал на магнитную ленту произведения Дудко «Христос в нашей жизни, или воскресное собеседование», магнитные записи растиражировал и хранил дома с целью распространения.
30 июля 1979 г. Лапкин начитал на ленту «Совокупность совершенства» Рагозина. В 1978-1980 гг. растиражировал и распространил по одному экземпляру Речкунову, Долгову, Гладких, Матузовой. По два экземпляра Петеримовой, Устинову, Лапкину П.Т.
В период с 1978 – 1980 гг. Лапкин записал на плёнку свои бе­седы с верующими, растиражировал магнитные записи, присвоив им названия: «Возвращение к разговору», «Воспоминание Марии Евлампиевны» и распространял по одному экземпляру Шитиковой и Шев­ченко.
28 января I980 г. Лапкин начитал на магнитную ленту произведение Рагозина «Кто же Этот?» и в период до 1982 г. растиражировал, распространил по одному экземпляру на одной катушке каждый: Гладких, Речкунову. В период января-апреля 1980 г. Лапкин И. Т. написал стихо­творения «Клуб», «Набатный колокол пророчит о России...», «Хри­стос воскрес». Размножил их тексты рукописным способом, передал Долгову, Шевченко, выслал почтой Молчанову в г. Мелитополь. Кро­ме того, стихотворение «Клуб», «Христос воскрес» переслал в 1980 г. Ульянкину, Конобевцевой в г. Пензу, Еремееву в г. Вентспилс, Вознюк – в г. Одессу.
22 января 1980 г. Лапкин стихи «Набатный колокол пророчит о России» прочитал в своей квартире Долгову А.Д. и Яковлеву Г.М.
Со 2 декабря 1979 г. по январь 1980 г. Лапкин начитал на магнитную ленту произведение «Архипелаг ГУЛаг» Солженицина, включив в запись собственное произведение «Послесловие». Записи рас­пространил по одному экземпляру в 11 катушках Шевченко, Шитиковой, два экземпляра на 22 катушках Лапкин хранил у себя дома с целью распространения. По одному неполному экземпляру Лапкин передал Устинову В.А. и Лапкину П. В январе 1980 г. Лапкин со­ставил краткое содержание произведения «Архипелаг ГУЛаг», раз­множил рукописным способом в 4-х экземплярах на 11 листах каждый.
В январе 1980 г. Лапкин отпечатал текст «Послесловие к Архипелагу Гулаг» в нескольких экземплярах, из которых один передал Шитиковой, а остальные с целью распространения хранил у себя дома.
В мае I980 г. в отношении Лапкина было возбуждено уголовное дело по статье 190-l УК РСФСР, поскольку перечисленные выше произведения содержат заведомо ложные измышления, порочащие го­сударственный и общественный строй. 26 октября 1980 г. уголовное преследование в отношении Лапкина было прекращено за изменением обстановки, выразившейся в осознании Лапкиным ошибочности своих взглядов, в отказе от изготовления и распространения в дальней­шем произведений клеветнического характера, в раскаянии в своих действиях. Ему была предоставлена возможность честным трудом и примерным поведением доказать своё исправление. Однако Лапкин но существу ввёл в заблуждение правоохранительные органы. Осво­бодившись из-под стражи 10 октября 1980 г., он продолжил свою преступную деятельность.
Начав в 1978 г., по 1984 г. периодически производил переза­пись с магнитных лент произведений Ярла Пейсти – руководителя зарубежного центра радиовещания на СССР. Магнитные записи в этот период Лапкин растиражировал и распространил Долгову.
Осенью 1981 г. Лапкин начитал на магнитную лентру произведение Л. Регельсона «Трагедия Русской Церкви» 1917-1945 гг., в течение 1981 г. растиражировал записи и распространил по одному экземпляру на трёх катушках каждый – Фасту и Глущенко, неполные экземпляры передал Речкунову – 2, Шевченко – 1.
11 марта 1983 г. Лапкин начитал на магнитную ленту произве­дение неизвестного автора «XX век Христианства», в 1983-1985 гг. растиражировал и распространил по одному экземпляру Петеримовой, Устинову В.А., Матузовой, Глущенко, Фасту – 2 экз., Долгову – 3, Баклановой и Шитиковой передал неполные экземпляры.
22 марта 1983 г. Лапкин начитал на магнитную ленту тенден­циозно подобранные им материалы из различных литературных исто­чников под общим названием «От тьмы к свету». Магнитные записи этого произведении Лапкин в 1983-1985 гг. растиражировал и рас­пространил среди Петеримовой, Гладких, Долгова В., Глущенко, Устинова А., Долгова В.А. – Лапкин хранил у себя дома с целью распространения.
В 1984 г. Лапкин начитал на магнитную ленту произведение не­известного автора «Отец Арсений», являющееся частью подборки «От тьмы к свету», растиражировал его и по 1985 г. распространил по 1 экз. Баклановой, Матузовой, Шитиковой, Яковлеву, 5 катушек Лапкин хранил у себя дома с целью распространения.
В октябре 1984 г. Лапкин начитал на магнитную ленту книгу Дудко «Такова, к счастью, жизнь. Антиномии и парадоксы», которую в этом же году растиражировал и распространил Шевченко и Гладких – по 1 экз, Лапкину П.Т. – 2 экз.
В 1984 г. знакомая Лапкина Барышникова на пишущей машинке «Унис» размножила текст книги Дудко «Воскресные собеседования или Христос в нашей жизни» в 5 экз. Лапкин 2 книги переплел и в 1985 г. передал Барышниковой. Одновременно передал ей тексты из второй книги бесед Дудко «О нашем уповании», книгу Рагозина «Существует ли загробная жизнь?», книгу об архиепископе Луке, он же профессорВойно-Ясенецкий.
21 января 1985 г. Лапкин начитал на магнитную ленту произ­ведение «Существует ли загробная жизнь?» изготовленный оригинал хранил дома с целью последующего тиражирования и распространения.
В конце 1985 г. – начале 1986 г. Лапкин передал Барышнико­вой книгу типографического изготовления «Кто же Этот» Рагозина в одном экз.
6 января 1986 г. в отношений Лапкина вновь было возбуждено уголовное дело, которое было соединено с предыдущим уголовным делом после отмены постановления о его прекращении.
В отношении Барышниковой, принявшей участие в изготовлении произведений клеветнического содержания, уголовное преследование прекращено.
В отношении Яковлева Г.М. материалы его участия в преступ­лении выведены в отдельное производство.
Лапкин виновным себя не признал. Не отрицая в целом изло­женных выше обстоятельств преступной деятельности, т.е. начитывания на магнитную ленту запрещённых к изданию произведений, со­ставления собственных произведений, тиражирования их путем пере­записи с помощью магнитофона и рукописным и машинописным способом, передачи другим лицам лично или пересылки по почте, Лапкин ут­верждает, что все эти произведения не содержат измышлений, по­рочащих советский государственный и общественный строй. Он собирал и записывал с реальных исторических фактов с целью донести их до нынешнего поколения и потомков. Сведения не считал ложными, цели опорочить существующий строй не имел.
Несмотря на отрицание вины Лапкиным, его виновность в пре­ступлении достаточно полно и объективно подтверждается собран­ными по делу доказательствами.
Из показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей Шевченко, Яковлева, Барышниковой, Шитиковой, – всего 20 человек, следует, что в период с 1978 г. по 1985 г. они как верующие неоднократно получали от Лапкина магнитные записи, реже литературу с произведениями Дудко, Рагозина, Регельсона, Пейсти и др.
Факты изготовления Лапкиным и распространения им произведе­ний, содержащих клеветнические измышления на существующий строй подтверждаются также протоколами обысков, во время которых та­кие произведения изымались у самого Лапкина И.Т и др.
Указанные выше свидетели подтвердили изъятые у них при обыске произведения, которые они получали от Лапкина И. Т.
Из протоколов выемки почтово-телеграфных корреспонденций видно, что в письмах, адресованных Ульянкину, Лапкиным пересылались стихи собственного сочинения «Клуб», «Христос воскрес!», «Набатный колокол пророчит о России».
Изъятые при обысках и выемках, изготовленные и распростра­ненные Лапкиным произведения признаны вещественными доказательствами как содержащие измышления, порочащие советский государ­ственный и общественный строй, осмотрены и приобщены к матери­алам уголовного дела.
Факт изготовления и тиражирования Лапкиным И. Т. магнитных записей с целью распространения подтверждается одновременным, изъятием у него магнитофонов марки «Маяк-205» – 14 штук, «Роман­тик-304» – 1 штука, микрофонов в количества 43-х штук и др. принадлежностей к звукозаписывающим устройствам.
Изготовление Лапкиным рукописных текстов «Послание патриар­ха Тихона к В.И. Ленину» и стихотворения подтверждается заключением почерковедческой экспертизы т.1 л. 279,282.
Тот факт, что приготовленные и распространённые Лапкиным магнитные записи и тексты содержат заведомо для неголожные измышления, порочащие советский государственный строй, подтвержда­ется следующим: Из основного и дополнительного заключения научно-религиоведческих экспертиз, из допроса в судебном заседании в качестве экспертов Нагорной Л.К. и Антоновой Н.И. следует, что все указанные выше изъятые у Лапкина и др. лиц и представленный на экспертизу материалы имеют антиобщественное содержание, выходят за рамки чисто религиозных произведений, касаются социальных отно­шений, вопросов права, внутренней политики КПСС и советского го­сударства, народного образования, культурного строительства. Эти произведения, как правило, засылаются в СССР различными зарубеж­ными антисоветскими пропагандистскими центрами типа «Славянская миссия» и другие, либо издаются в нашей стране нелегальным способом.
Под религиозной оболочкой этих произведений за исключением «Архипелага ГУЛаг» и «Послесловия» к нему, не являющихся религио­зными, содержатся суждения, отрицательно характеризующие советский государственный и общественный строй, положение Церкви в СССР. Искусственный, целенаправленный подбор материалов, тенденциозность их освещения приводят к тому, что каждое произ­ведение в целом фальсифицирует, искажает советскую действительность, влечёт за собой восприятие её аудиторией, на которую оно направлено. В текстах произведений идеализируются дореволюционные общественные порядки в противовес общественным порядкам, существующим в нашей стране.
Экспертами выделены следующие основные группы измышлений, содержащихся в упомянутых произведениях, порочащих советский государственный и общественный строй:
- Утверждение о гонениях граждан в СССР за их веру и убеждения, даже до убийства.
- Отсутствие в СССР свободы совести.
- Измышления, порочащие советскую атеистическую науку и культуру.
- Измышления об истоках революционно-демократического движения и социализма, об основателе Советского государства В. И. Ленине, руководителях партии и правительства;
- Отождествление Советского государства, его органов власти и управления с образами «сатаны» и «антихриста», от которых якобы исходит всё зло, и с которыми следует вести непримиримую борьбу.
- Измышления, порочащие Конституцию СССР, деятельность правоохранительных органов.
- Измышления о разложении советского общественного строя и другие измышления.
Правильность экспертного заключения, согласующегося с другими собранными по делу доказательствами, и компетентность спе­циалистов сомнений у судебной коллегия не вызывают. Все участву­ющие в производстве экспертизы специалисты имеют высшее образо­вание, учёные степени и длительный стаж работы по специальности, что позволяло им дать квалифицированное заключение по исследо­ванным вопросам.
Из текстов экспертных заключений, в которых процитированы исследованные произведения, из показаний в судебных заседаниях экспертов видно, что представленные в их распоряжение произведения исследованы ими в объёме, достаточном для дачи заключения. Сам подсудимый Лапкин признаёт, что в заключениях экспертов, ос­новном и дополнительном, процитированы именно те произведения, в изготовлении и распространении которых он обвиняется.
Исследование судебной коллегией в судебном заседаний приоб­щённых к делу вещественных доказательств, прослушивание ряда магнитных записей и текстов подтверждает выводы судебной коллегии о полноте, объективности экспертного заключения.
Наличие в упомянутых произведениях заведомо для Лапкиналожных измышлений, порочащих советский государственный и общест­венный строй, подтверждаются также следующим.
Из показаний самого Лапкина, касающихся его взаимоотношений со священнослужителями из с. Гребнево Московской обл. Д. Дудко сле­дует, что именно в этот период их знакомства деятельность Лапкина стала приобретать антиобщественный характер. Лапкин получал от Дудко издаваемую за рубежом и нелегальным способом в нашей стра­не литературу, как например проповеди Дудко «Во время и не во время», первую и вторую книгу его бесед «О нашем уповании», «Хри­стос в нашей жизни» или «Воскресные собеседования», лично производил записи проповедей Дудко. Все эти произведения содержат клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй, прямые призывы бороться с ним.
За эти действия Дудко был привлечён к уголовной ответст­венности, осознав ошибочность своих взглядов, осудив противо­законность своих действий, направляемых западными спецслужбами, Дудко выступил с публичным заявлением об этом в печати и по телевидению, в котором назвал свои произведения клеветническими и как автор запретил их распространение т. 4, л. д. 98, газетная публикация. Не порывавший с Дудко и после этих событий, Лапкин продолжал изготовление и распространение как этих, так и новых его работ, как, например, «Такова, к счастью, жизнь», «Антиномии и парадоксы».
Далее из показаний подсудимого Лапкина следует также, что он был осведомлен о том, что распространяемые им произведения не имеют официального издания в нашей стране, а проповеди Я. Пейсти прослушивались лично Лапкиным и по прямой трансляции из-за рубежа.
О том, что Лапкин понимал заведомую ложностьраспростра­няемых измышлений свидетельствуют его собственноручные заяв­ления от 4 и 13 октября 1980 г., в которых он признавал оши­бочной и незаконной свою деятельность по изготовлению и рас­пространению измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй.
Свидетель Лапкина Н.В., жена подсудимого, пояснила, что Лапкин начал тиражировать и распространять магнитные записи религиозных произведений примерно с 1979 г. Наряду с ними он записывал тексты антиобщественного содеражания, такие как «Архипелаг Гулаг», «Тайна беззакония в действии – Масонство»; за что привлекался к уголовной ответственности. После прекращения дела Лапкин своей деятельности не пре­кратил, продолжал начитывать тексты антитиобщественного характера, такие как «ХХ век Христианства», «Трагедия Русской Церкви». Она предупреждала Лапкина о противозаконности его дей­ствий, о возможности наступления неблагоприятных последствий, но он не реагировал на это.
Лапкину на явно выраженный в его стихах антисоветизм указывал свидетель Скачков, священнослужитель, который пояснил, что дея­тельность Лапкина по распространению идущих с запада произведе­ний не имеет ничего общего с делами истинно-религиозными, церков­ными.
Тот факт, что Лапкин не мог не сознавать заведомой ложно­стираспространяемых им измышлений.
Как следует из показаний самого Лапкина и лиц близко знавших его, Лапкин является человеком грамотным, имеющим средне-специ­альное образование, владеющим несколькими иностранными языками, обладающим широким кругозором, эрудицией, большим жизненным опы­том.
При таких обстоятельствах утверждения Лапкина И. Т., что он не считал распространяемые им произведения содержащими заведомо ложные измышления, порочащие советский государственный строй, судебная коллегия находит надуманными, расценивает их, как стре­мление уклониться от ответственности за содеянное.
Исследовав доказательства в их совокупности, судебная кол­легия находит вину Лапкина И. Т. доказанной, квалификацию содеян­ного им по ст. 190-1 УК РСФСР правильной. Он на протяжении дли­тельного времени систематически изготовлял и распространял в устной, письменной, печатной форме, в магнитных записях произ­ведения, содержащий заведомо ложные измышления, порочащие совет­ский государственный и общественный строй.
Вместе с тем, не добыто доказательств наличия ложных измы­шлений в записях бесед Лапкина с верующими, переданных им Петеримовой, Речкунову, Гладких, Шишкиной, Баклановой – по одной ка­тушке каждому, Фасту, Лапкину П.Т. – по две катушки каждому, поэтому эти эпизоды из обвинения подлежат исключению. Однако эти магнитные записи являются вещественными доказательствами прес­тупной деятельности Лапкина и подлежат уничтожению, как и осталь­ные катушки с магнитными лентами, приобщённые к делу в качестве вещественных доказательств.
Обсуждая вопрос о назначении Лапкину наказания, судебная коллегия учитывает его положительную характеристику с места ра­боты, первое привлечение к уголовной ответственности. С учётом этих обстоятельств, а также с учётом характера и степени обще­ственной опасности содеянного, длительности и интенсивности преступных действий, Лапкину следует назначить наказание, свя­занное только с изоляцией от общества. Исправление и перевос­питание его иным наказанием невозможно.
Руководствуясь ст. 301-303 УПК РСФСР, судебная коллегия ПРИГОВОРИЛА:
ЛАПКИНА Игнатия Тихоновича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.190-1 УК РСФСР и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 2 два года и 6шесть месяцев в исправительно-трудовой колонии общего режима.
Меру пресечения оставить прежней – содержание под стражей. Срок исчислять с 9 января 1986 г. В силу ст. 47 УК РФ зачесть в срок наказания предварительное заключение с 23 мая I980 го­да по 10 октября 1980 года.
Являющиеся вещественным доказательством магнитофоны «Ма­як-205» в количестве 14 штук и «Романтик-304» – 1 штука, пи­шущую машинку «Унис» 35615-3563953 – конфисковать в доход государства. Пишущую машинку «Украина» № 740920, как не являю­щуюся вещественным доказательством, возвратить Лапкиной Н.В. Остальные вещественные доказательства – катушки с магнитными лентами, книги, рукописные и машинные тексты, поименованные в постановлении о приобщении их к делу, согласно этому перечню т. 2, л. д. 383-394 уничтожить, как не представляющие никакой ценности.
Приговор может быть обжалован и опротестован в Верховный Суд РСФСР в течение семи суток с момента провозглашения, осу­ждённым – с момента вручения ему копии приговора, с подачей жалобы или протеста через Алтайский краевой суд.
Макаров В.А., Королёва Н.П., Аракелова Г.Н.
 
ЖАНАТАС
Из письма жены, Надежды Лапкиной 23 декабря 1986 г.:
«При свидании и в письмах – ни грамма ропота, недоволь­ства. Радуется, всегда за всё благодарит Бога...
Он и в жизни-то никогда ни на что не роптал... Всегда весёлый. Чтобы то ни было, ему радостно, потому что Христос умер и воскрес – радость-то какая!
Сейчас едем к нему на свидание. Просим сообщить всем друзьям его адрес в Жанатасе».

Из письма брата, о. Иоакима Лапкина 15 июня 1987 г.:
«С Игнатием виделся два часа. Немного поговорили. Положе­ние у него очень тяжёлое. Работа по шестнадцать часов. Паёк очень скудный, а часто и того могут лишить. Охрана обращается очень жестоко. Письма к нему неограниченно можно писать. У него ответить просто времени нет. Едва хватает сил дойти до нар. Пишите ему почаще.
Заключённые относятся к нему с почтением. Духом он бодр. Бороду отняли силой. Обезобразили, как могли только. Да и всё там поставлено так, чтобы не смел никто даже и мыслить, что он человек.
Побыв в зоне с ним два часа, я долго ещё потом слышал скрежет кованых дверей, лай собак, крик стражников.
И ведь люди там почти все неверующие. Выходят оттуда совершенно потерянные, озлобленные на весь мир и, конечно, никто не может там исправиться. А вот если бы любовью и Словом Божьим, то наверняка можно было бы многих вернуть к жизни. Но такая цель там и не ставится.
Пока мы с ним сидели эти два часа, он больше всё плакал, рассказывая. Не о себе печалуется, «моё место, – говорит, – здесь», а о тех, которые вокруг, как погибают они. Видит эту массу зла, несправедливости, а помочь нет возможности».

Из писем Игнатия:
«Ощущаю постоянную молитвенную помощь. Всем-всем поклон. Всё принимаю во славу Божию... Вас постоянно вспоминаю в мо­литве.
Как дела в Церкви? Как – Данилов монастырь? Есть с собой Библия, разрешили официально. Беседую с пророками и апостола­ми. Время быстро идёт. Иду, как на крыльях.
Собираетесь ли вместе?
Храни вас Бог. 11 февраля 1987 г. Узник Христов Игнатий».

«Мир вам, дорогие друзья.
Радуюсь, благодарю за всё Бога и Творца моего, получая великую пользу от тесноты. Если Господь позволит встретиться, то многое хочу донести, но не чернилами на бумаге.
Печальное предчувствие о неподвижности в церковной жизни вы подтвердили. Горе нам, горе.
Мне много помогли советы А.И. Солженицына. Он говорит: «перешагнув порог, скажи себе: я пришёл сюда умереть». И я действительно всё с этой позиции рассматривал, начиная с 9 ян­варя 1986 г. Вот главное: я умер – и я не спасён. Тут все про­блемы. И радость, что как в чистилище – ещё есть надежда. Всё для славы Христа: молитва, пост, бдение... Думаю, что за год прошёл то, что на воле не на один год растянулось бы, а мог бы даже не начать эти уроки.
Прохожу вновь Пятикнижие, пророков, неканонические книги; прошёл ещё раз Новый Завет. Многое знаю наизусть, но впечатление такое, как будто впервые вижу и слышу.
Заговорили о наболевшем теперь, когда запрета нет, а я об этом говорил и писал за десять лет до того, и заперли. Ин­тересно и это. Но верно, что и это по милости Бога моего и Сына Его Иисуса Христа.
Вспоминаю «Очарованного странника» Н. С. Лескова. Все гово­рили ему: замолчи, не пророчествуй, как пророку Иеремии, но дух говорит: ополчайся, ополчайся. Так и я.
Протопоп Аввакум мне очень дорог и близок – с его «рас­свирепевшей» совестью.
Да, здесь быть нелегко, но благо, что я сейчас не ответ­ственен за всё, что за оградой сей, что в ограде церковной.
Много размышлений новых, чистых даёт Господь. А себя вижу, как будто только жить начал, и «Лебединая песня» А. Краснова-Левитина – натянутой до предела струной в моей совести. Епископат должен бы пройти уроки Соловков. Но поздно поймут, одебелевшие. Ап. Павел говорил на прощание: «из вас восстанут и будут говорить превратно»Деян. 20:30. Это на конвейере ныне. Кто в се­минариях, зачем? – Спаси, Боже, погибаем. Нет воздержания, нет огня Пятидесятницы, ревности об исполнении Духом Святым, а без этого – Вавилон на краю пропасти...
Так хочется иногда уйти ко Христу, умереть, разрешиться. Но поприще лишь начато.
Храни вас Бог. Пишите чаще о себе, о друзьях, о Церкви.
21 марта 1987 г. Узник Христов Игнатий».
Через четыре дня Игнатий был освобождён.
 
 
ХРОНОЛОГИЯ БОРЬБЫ ЗА
СПРАВЕДЛИВОСТЬ
Предлагаются для ознакомления некоторые документы, по которым можно понять, что такое советский человек, советский суд, и что такое жизнь без Бога, какая роль отводится совести, страху Божию.

«Прокуратура Алтайского края 8.8.86 № 18-317-86 Петеримовой А.П.
Прокуратурой Алтайского края рассмотрено Ваше заявление о возврате магнитных записей, изъятых у Вас в ходе обыска по делу Лапкина И. Т.
Установлено, что магнитные записи, изготовленные Лапкиным и изъятые у Вас, являются предметами запрещённого промысла, и, как таковые, решением административной комиссии Железнодорожного райисполкома г. Барнаула конфискованы в доход государства и возврату не подлежат.
Прокурор следственной части Прокуратуры Алтайского края, младший советник юстиции Л.П. Ткаченкова».

Комментарий Иг.Ла. Таких ответов Л.П. Ткаченкова дала тридцать два, как под копирку... «Не отдадим, всё законно изъято». Ныне полковник Ткаченкова Лариса Петровна р.т. 35-43-19 решительно отказывается от встречи с Лапкиным для беседы.

Постановление ЖД административной комиссии о конфискации от 14.5.86 признано законным и непоколебимым. Приговором краевого Алтайского суда от 10.7.86 Лапкин признан виновным, всё конфискованное уничтожено, никакой ценности не представляет. Ответ прокуратуры СССР 30.10.87. Однако 5.5.88 вернули из краевой прокуратуры умышленно испорченных отрезаны начало и концы 1226 катушек с записями по 375 метров каждая. С апреля 1990 года верующим, у кого были обыски, стали выплачивать деньги за 952 катушки – 5875 рублей всем, кроме Лапкина. 4.1.92 Лапкин И. Т. полностью реабилитирован. 6.3.97 Краевым судом взыскано в пользу Лапкина 55 млн. 51 тыс. 384 рубля.
8.12.97 в счёт погашения долга решением Железнодорожного суда г. Барнаула отдано два дома.

«Дело № 51-с 86-1. Определение.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР под председательством Луканова П.П. рассмотрела в судебном заседании от 9 сент. 1986 г. дело по кассационным жалобам Лапкина И. Т. на приговор Алтайского краевого суда от 10 июля 1986 года... Приговор Алтайского суда оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения».

Выписка из документов по делу Лапкина о конфискованных плёнках. С великим трудом добытых Богдановым Ю.Д. помощник депутата РСФСР Шубы Н.М.
Доверенность 6.5.87 № 139 на Андреева Виталия Анатольевича, сотрудника КГБ «В комиссию железнодорожного райисполкома явился Курьят В.К. следователь Лапкина в тюрьме в день рассмотрения... попросил срочно рассмотреть и вынести решение о плёнках. Свидетелей в комиссию не приглашали, в устном изложении Курьят пояснил комиссии, что все доказательства находятся в уголовном деле. Точное количество кассет не было указано, но сказано, что более трёх тысяч. Не было оговорено на каком количестве магнитофонов делались записи... При формулировке решения у комиссии возникло затруднение... и оно было принято в редакции следователя Курьята В.К.»

Объяснительная сотрудника КГБ Андреева В.А. об уничтожении плёнок «В них антисоветская пропаганда... их следует уничтожить, кроме того, согласно приказа министерства торговли РСФСР от 20.7.86 № 80 п.24 реализация плёнок через торговую сеть запрещена».

«6 мая 1987 г. после обеда ст. следователь Курьят В.К. и работник КГБ Андреев В.А. приехали на машине к исполкому и привезли с собой плёнки. Андреев В.А. предъявил удостоверение-доверенность № 139 от 6.5.87 фининспектору отдела на получение тысячи магнитных плёнок... Магнитные ленты в финансовый отдел не заносились, а были непосредственно переданы ст. следователем Краевой прокуратуры Курьятом В.К. работнику КГБ Андрееву В.А. без присутствия работников финансового отдела. Остальные магнитные ленты в количестве 1543 шт. были оставлены в небольшой грузовой машине и на них составлен акт передачи.
Я вместе с нашим работником, старшим ревизором инспектором Колесниченко С. Л. поехали на автомобиле КГБ на электромеханический завод на уничтожение магнитных лент... с директором электромеханического завода Николаенко В.И.
1543 кассеты-катушки были в коробках, и их носили в топки котельного завода из автомобиля Курьят В.К. и Андреев В.А., и бросали их в горящие топки котельной. В акт на уничтожение магнитных лент работников прокуратуры и КГБ не включили, считая, что подписи заинтересованного лица кочегара котельной Петина достаточно. Кроме нас присутствовал директор электромеханического завода Николаенко В.И. 5.3.88 Хамина».

Лапкин расследовал это дело сам, и оказалось, что никакого кочегара Петина никто не знает, но Курьят сказал, что коробки бросали не распечатывая, и никто их содержание не видел. Работники железнодорожного исполкома плёнки видели, и подивились их красивому оформлению. Прокурор по надзору Краснопёров позднее сказал Лапкину: «Я уже тогда сказал им, что это уничтожать нельзя, что это духовное сокровище, и здесь совершается акт вандализма, и вы за это ответите. Вот и пусть теперь сегодня за это отдуваются».

Вернувшись из заключения Лапкин попытался получить разрешение на перезапись кассет с религиозным содержанием.

Исполком Алтайского краевого совета народных депутатов. Финансовое управление. 3.11.87 № 03-567
«На ваше устное обращение о выдаче регистрационного удостоверения на занятия индивидуальной трудовой деятельностью – магнитных записей с их тиражированием... отказано». Зам. Начальника управления В. К. Новичихина.
Исполнительный комитет Барн. Сов. нар. деп. На жалобу Лапкина о возврате конфискованного 14.7.87 № 1320-ж «...При рассмотрении дела в порядке надзора прокуратурой не было определено количество конфискованного имущества, якобы не принадлежащего гр. Лапкину, не были указаны другие граждане, которым могло принадлежать это имущество. В связи с этим горисполком не находит оснований для отмены решения ЖД райисполкома и оставляет его без изменения, а вашу жалобу – без удовлетворения. Секретарь исполкома Т.М. Иванова».

Копия сокращённо Председателю Жел. Райисполкома т. Петрову Ю.М. Алтайский краевой совет народных депутатов. 2.12.88 № К-3998-14.
«В крайисполком поступила жалоба от гр. гр. Шевченко Н.О. и Лапкина И. Т. Им поступали от вас ответы формального характера, в которых отсутствуют аргументированные объяснения, и это вынудило заявителей обратиться с жалобой в вышестоящие органы. Обращаю Ваше внимание на недопустимость волокиты и формализма при поступлении заявлений и писем граждан, и требуем ответить в пятнадцатидневный срок крайисполкому и заявителям по существу поставленных вопросов. Зам предисполкома Н.С. Ремнёва бывший первый секретарь райкома КПСС Центрального района г. Барнаула, а ныне работник краевой администрации, д.т. 24-22-73, р.т. 35-09-72».

«Прокурору Алтайского края Гущину И.П. от Лапкина Заявление. На полученный мною ответ из прокуратуры Алтайского края от 4.4.88 № 13-28-87 за подписью ст. помощника прокурора края Мордовина Я.И. прокурор на суде Лапкина непримиримый, агрессивный и нераскаянный должен заявить вам следующее:
1 уничтожение значительной части конфискованных плёнок, о которых говориться в ответе, если оно действительно произошло, является нарушением закона, за которое виновные должны быть привлечены к ответственности. Согласно ст. 291, 292 КоАП РСФСР конфискованные предметы обращаются в собственность государства, что несовместимо с уничтожением;
2 независимо от этого, после отмены решения о конфискации, владельцы конфискованных плёнок, в случае невозможности их возврата, имеют право получит возмещение их стоимости ст. 276 КоАП РСФСР.
В связи с этим прошу пересмотреть решение старшего помощника прокурора Мордовина, как несоответствующее закону. 25.4.88».

«Прокуратура Алтайского края 10.6.88 № 12-374-86.
Ваша жалоба о возмещении ущерба, причинённого необоснованной конфискацией магнитных лент, рассмотрена. Прокуратурой края приносился протест об отмене необоснованного решения административной комиссии, но был отклонён. Ст. следователь крайпрокуратуры Курьят В.К. за нарушение установленного порядка при изъятии, учёте и возврате магнитных лент привлечён к дисциплинарной ответственности. Прокурор Алтайского края гос. Советник юстиции 3 класса И.П. Гущин».

«Отдел юстиции исполкома Алтайского краевого совета нар деп. 18.1.89 № 01-0611 на номер К-3998-14 от 10.1.89 заместителю предкрайисполкома т. Ремнёвой Н.С. Изучив материалы административной комиссии жд райисп. Г. Барнаула о привлечении к административной ответственности Лапкина И. Т. считаю, что постановление административной комиссии от 14.5.86, которым на Лапкина И. Т. наложен штраф 50 руб. с конфискацией магнитных записей и 15-ти штук магнитофонов незаконно и подлежит отмене, как постановленное и исполненное с грубым нарушением норм кодекса РСФСР об административных правонарушениях. Приложение на четырёх листах нач. отдела юстиции Н.А. Проценко генерал-майор, р.т. 24-94-20».

«Прокуратура Союза ССР 17.1.89 №13144-87.
121 165 Москва, Студенческая 4428 кв. 3 Балашову Н.В. Установлено, что содержавшиеся в жалобах доводы о незаконности приговора суда и постановлении административной комиссии, связанные с определением судьбы вещественных доказательств и административной ответственностью Лапкина И. Т. в прокуратурах РСФСР и Алтайского края должным образом проверены не были. Ввиду этого прокуратурой Союза ССР принято решение о проведении повторнойпроверки... А.Н. Омельченко, ст. прокурор отдела, старший советник юстиции».

Прокурор РСФСР В.А. Буйволов 20.6.90 № 13-420-87 ответил «Привлечение Лапкина И. Т. к административной ответственности признано необоснованным, в связи с чем на решение административной комиссии райисполкома принесён протест об его отмене, который удовлетворён».

Заместитель прокурора края В.П. Воронин 21.3.90. «Постановление об определении размера ущерба, причинённого гражданину незаконными действами органов прокуратуры. Решение административной комиссии отменено, как незаконноепостановлением Алтайского крайисполкома за № 43 от 5.12.89 перечисляется сумма возврата всем, у кого изъяли, кроме Лапкина». Ст. следователь прокуратуры Алтайского края, юрист 1 класса В.К. Курьят.

Заявление Лапкина от 6.2.90 в прокуратуру края. «В приговоре при моём осуждении я себя виновным не признал, всё изданное мной ныне публикуется в советской прессе, как воистину бывшее в действительности. Отсюда вывод: ст. 190-1, ныне не действующая, ко мне вообще была не применимой, и я был осуждён несправедливо. Требуется полная реабилитация меня и произведений, которые я издавал. Даже при условии, если бы я был осуждён справедливо, и в таком случае суд не имел права конфисковывать магнитофоны, ибо на них были изъяты у меня и паспорта. На них стоит дата, которая показывает, что магнитофоны были приобретены на несколько лет позже начитывания и распространения инкриминируемого мне материала «Архипелаг Гулаг», «Письмо патриарха Тихона Совнаркому» и «Тайна беззакония в действии» 1979. Семь магнитофонов были приобретены за несколько дней до обыска и были в нераспечатанном виде. Сумма стоимости магнитофонов равна 4660 рублей. Согласно положению о кустарно-ремесленных промыслах, утверждённом СовМин СССР от 3.5.76 № 283 с изменениями от 28.1.83 № 98, магнитофоны не являются орудием производства, с помощью которых была получена прибыль мною, т. к. я трудился совершенно безвозмездно, из чувства христианского милосердия, как издатель духовных сокровищ, и не было ни продажи, ни платных услуг п. 1. За восемь лет издательской деятельности согласно допроса свидетелей я имел доход в 200 рублей округлённая в копейках стоимость плёнки в 5 р. 80 коп. до 6 р. за доставку. В это же время, согласно допроса мастера-ремонтника Речкунова Л.И. я имел ущерб в чистом виде 2 – 2,5 тысячи рублей лист дела 23, т. 3 плюс электроэнергия – моя, оформление – моё, доставка пустых кассет из Москвы, Риги, Таллина за мой счёт, и на несколько тысяч рублей отданное даром для немощных. О каком доходе может идти речь? Эти показания дали абсолютно все допрошенные – 32 человека. А потому я прошу вернуть похищенное у меня на сумму восемь тысяч 293 рубля».

Ответ помпрокурора ЖД района города Барнаула от 27.6.86 Е.М. Захаровой: «Уголовное преследование в отношении вас в части производства магнитных записей и их тиражирования обоснованно прекращено за недоказанностью: однако в ваших действиях имеются признаки административного правонарушения – занятие запрещённым промыслом относительно тиражирования магнитных записей. В настоящее время обвинение вам в совершении преступления не предъявляется. Поэтому ходатайство обвиняемого о проведении экспертизы о затратах на изготовлении записей является безосновательным, и удовлетворению не подлежит». Получил 7.5.86.

Определение о назначении судебной экспертизы 26 января 1993 г. Народный судья ЖД райнарсудаЛир И.А., д.т. 75-07-12.
«Лапкин И. Т. обратился в суд с исковым заявлением, в котором просит взыскать с ответчика 1.252.245 р. 80 коп. о возмещении ущерба, причинённого ему незаконным постановлением административной комиссии.
Определил назначить по делу комиссионную экспертизу, чтобы разрешить следующие вопросы: 1 какова стоимость работы при начитывании и оформлении каждой кассеты; 2 какова стоимость работы по перезаписи; 3 стоимость дополнительных затрат по составлению каталогов, алфавитных указателей и симфоний. Это был самый правильный способ определения стоимости плёнок– прим. ИгЛа».

«Администрация жедезнодорожного района. 25.11.93 года № 747. Отзыв на иск. Прошу Лапкину И. Т. в иске отказать в части взыскания сумм превышающих 31.584.966 руб. Глава администрации Ю.М. Петров р.т. 36-56-32».
«Администрация г. Барнаула. 26.12.95 № 1429-ж. Уважаемый Игнатий Тихонович, рады сообщить Вам, что комиссия по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий приняла решение о выплате Вам 2 млн. 420 тыс. руб. Председатель комиссии Стелла Ивановна Штань р.т. 24-29-53».

«Верховный суд РФ. № 65пв94. Сообщаю Вам, что постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1994 г. решение Алтайского краевого суда от 3 декабря 1993 г. и определение Судебной Коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 февраля 1994 г. в части взыскания 186 тыс. 026 руб. за уничтоженные у Лапкина И. Т. магнитные записи и взыскание в доход государства госпошлины в сумме 27 тыс. 903 руб. отменены. Дело в этой части постановлено направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Начальник секретариата Президиума Т. А. Амелина».

«Алтайский краевой суд 8 апреля 1994 г. Лапкину И. Т. В связи с законом РФ о внесении изменений и дополнений в закон РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 23 июля 1993 г. в соответствии со ст. 16-1 Закона РСФСР от 18 декабря 1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий» о порядке возврата конфискованного имущества, возмещении его стоимости... однако это Положение Правительством РФ до настоящего времени не разработано и посему Ваше заявление не может быть в настоящее время рассмотрено по существу. Зам. председателя Краевого Суда А.Н. Климов».

«Прокурору Алтайского края Параскуну Ю.Ф. Вы знаете о моих скорбях в жизни, как я был судим, лишился многого, реабилитирован. Конфискацию по административной ст. 157 оценённую в 11 млрд. рублей 1997 суд оценил в 55 млн. Т. е. вырешили 1200 часть, т.е. 0,5 % от полной стоимости отнятого у меня. Я был реабилитирован 4.1.92 Слово «реабилитация» лат. – означает восстановление по суду в административном порядке в прежних правах. Судивший меня прокурор Мордовин Я.И. и ст. следователь Курьят В.К., не говоря уже о насмешнике Воронине В.П. Вашем заместителе, генерале, подписавшем в 1986 г. ордер на мой арест и заключение – все они и в этом они по-советски правы твердят: хотя Вы и реабилитированы, но тогда по той ст. 190-1 УК РСФСР Вы были осуждены законно и правильно. Никогда не забуду, как в первый же день суда надо мной, меня лишили защитника насильно, и в последний день лишили и последнего слова. При таком раскладе говорю об уголовной статье, я и не реабилитирован по-истине, т.е. не восстановлен в прежних моральных и имущественных правах. Самое главное – в моём деле всё строили на лжи, так как состава преступления не было в моём деле. Поэтому я отказываюсь от уже полученной реабилитации. Но мне необходим официально разреабилитироваться, стать законным бывшим зэком, политическим уголовником. После этого я смогу добиваться вновь начать суд по моему делу, и я выиграю его если Богу будет угодно. Тогда речь будет идти о возврате мне не 0,5 % конфискованного, а всех 100 %. Об этом я переговорил с председателем Краевого Суда Пашковым В.И. и начальником Краевого отдела юстиции Проценко Н.А. и получил от них «добро», т.е. благословение начать разреабилитацию и суд, и заручился их поддержкой. Прошу помочь мне в разрешении этого вопроса».

«Прокуратура Алтайского Края. 22.12.98 № 13-1120-98 Лапкину И. Т. Установлено, что обвинение против Вас носило политический характер... Теперь законом осуждён многолетний террор и массовые преследования людей в нашей стране, ставших жертвами тоталитарного государства по политическим и религиозным убеждениям. Согласно Закону все бывшие политзаключённые признаны безвинно осуждёнными и подлежащими реабилитации, независимо от фактической обоснованности обвинения. Закон предусмотрел упрощённую, внесудебную процедуру реабилитации жертв политических репрессий, предоставив эти функции органам прокуратуры. 4 января 1992 г. Вы были реабилитированы Прокуратурой края, справка о реабилитации выдана в этот же день. Пользуясь статусом жертвы политических репрессий Вы получили в 1992 г. денежную компенсацию за время нахождения в местах лишения свободы, а в 1995 г. компенсацию за изъятое имущество. Отмена решений о реабилитации бывших политзаключённых законом не предусмотрена, кроме случаев их незаконной реабилитации. Что касается размера компенсации за изъятое у Вас имущество, то оно предусмотрено ст. 16-1 Закона РФ от 18.10.91. Компенсация действительно не возмещает всех потерь, но другого решения Комиссия принять не могла. В законе «О реабилитации жертв политических репрессий» записано, что целью его, помимо всего прочего, является обеспечение реабилитированных лишь посильной в настоящее время компенсацией материального ущерба. Свидетельство о праве на льготы Вы сможете получить по достижении пенсионного возраста. Среди льгот повышение размеров пенсии на 50 % от минимальной пенсии, исчисление стажа работы в тройном размере за время нахождения в местах лишения свободы и т. д. И. о. Прокурора края ст. советник юстиции Воронин В.П.».
«ПОБЕДИТЕЛЬ ПОЛУЧАЕТ ВСЁ?»
«В начале марта в краевом суде первой инстанции должен начаться беспримерный по сумме иска процесс. Семь с половиной миллиардов ! рублей в случае удачи получит от администрации Железнодорожного района Барнаула Игнатий Лапкин, христианский проповедник, известный на Алтае своей непримиримой жизненной позицией и неукротимой религиозно-просветительской деятельностью.
Миллиарды – та сумма, в которую нынче оценивается изъятая у Лапкина при аресте 9 января 1986 года фоно­тека. На магнитные плёнки были начи­таны Библия 12 томов «Житий Святых», 12 томов «Творений Иоанна Златоуста», антология религиозной поэзии за три­ста лет, для оформления подобрана музыка, в записи участвовали артисты. Объём труда – 2.000 часов. Так как «подшить к антисоветской агитации» богословские труды было нелегко, то подобрали 157-ю статью в Админист­ративном кодексе запрещение тира­жирования и конфисковали плёнки. Именно поэтому отдуваться за грехи коммунистической власти приходится сейчас администрации.
Освобождённый в 1987 году, Лапкин стал требовать от властей возмещения ущерба. Он оценил фонотеку по госу­дарственным, установленным на краевом радио расценкам запись, перезапись, составление программы и с тех пор только делает поправку на инфляцию.
В 1989 году он был согласен отка­заться от денег, если взамен коммунисты выдадут ему бумагу с печатями край­кома КПСС и текстом: «Мы признаем, что КПСС – человеконенавистническая партия, обманом пришедшая к власти, уничтожавшая свой народ»...Коммуни­сты почему-то отказались.
В 1994 году, когда сумма иска со­ставляла немногим более миллиарда, Железнодорожная администрация предлагала 32 миллиона и – «расходимся полюбовно». Но Лапкин любит Джека Лондона, у которого герой одного из рассказов говорит: «Победитель полу­чает все!»...
То, что Лапкин – победитель, при­знали уже даже и власти, возместив­шие ущерб по уголовным статьям. Те­перь вопрос в том, получит ли он все семь с половиной миллиардов?
Куда направить деньги, Лапкин зна­ет: на возрождение родного села Потеряевка, что недалеко от Ребрихи, на трактор, комбайны, стройматериалы... Сергей КОЧЕВНИКОВ». «Свободный курс» № 9 27 февраля-6 марта 1997г..
«ЛАПКИН ПРЕДПОЧЁЛ ХРАМ НЕДВИЖИМОСТИ»
«Известный в крае проповедник Игнатий Лапкин, не единожды страдавший из-за своего мировоззрения, на сей раз не только добился справедливого разрешения собственных проблем, но и получил признание властей. Недавно официально в качестве возмещения материального ущерба Лапкину передано здание в Барнауле. Однако этот шаг – не просто правовой акт. В письме к Игнатию Тихоновичу глава городского самоуправления Владимир Баварии пишет: «...Ваша просветительская деятельность, безвозмездный труд по воспитанию у молодежи чувств патриотизма, любви к ближним, ваши беседы и проповеди достойны уважения...». Однако не сразу всё случилось. История признания заслуг достаточно противоречива и непроста.
Предоставим слово самому Лапкину: «Надежда не постыжает»Послание к Римлянам 5:5.В последний раз я был арестован на пороге перестройки 9 января 1986 года. Суд, состоялся на пороге гласности в июле 1986-го. Судебное заседание про­длилось 3 недели. Возможно, читатели помнят эту историю, обстоятельства ко­торой были описаны в материале «“Златоуст” со 2-й Строительной» 26 июля 1986 г. «Алтайская Правда».
15 марта 1987 года вышел Указ Пре­зидиума Верховного Совета СССР о по­миловании политзаключенных, осужден­ных по ст. 190\1 и 70 УК РСФСР. Меня судили, в частности, за самиздат книги Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ», за интервью с репрессирован­ными и раскулаченными, рассказы кото­рых я записал на магнитофонную ленту, за стихи о Ленине, которого я назвал коварным.
Наконец, 27 декабря 1991 года автор статьи в «АП» передо мной извинился через газету в статье такого же объёма и с тем же заголовком, только слово «Златоуст» было написано уже без ка­вычек. Реабилитировали меня 4 января 1992 года.
В связи с уголовным наказанием было изъято имущество, 1200 стоимости ко­торого по решению суда возместили 9 февраля 1996 года. На эту сумму, 2.400 тысяч рублей, были куплены книги – «Новые Заветы». Книги мы передали в СИЗО Барнаула.
Однако главная конфискация 1986 года по административной статье 157 запрет на тиражирование магнитофонных запи­сей была оставлена без внимания. На изъятых кассетах содержался материал о событиях и идеях, имевших место за 3.600 лет до советской власти. Кассеты имели в общем 1.200 часов звучания, даты тиражирования на них были указа­ны. Но вместе с ними изъяли и 15 магни­тофонов, купленных позже записи кас­сет. В постановлении о конфискации го­ворилось, что магнитофоны и кассеты являлись средством криминальных дей­ствий.
Руководители прокуратуры края на разные запросы дали более 30 ответов, в которых настаивали на том, что кон­фискация произведена в соответствии с законом, возврату и компенсации иму­щество не подлежит.
Первую щель в бетонной стене взаим­ного непонимания помог сделать ста­рейший работник краевого управления юстиции В. Ульянов. Потом Совет наро­дных депутатов Железнодорожного рай­она Барнаула отменил постановление о конфискации.
Началась серия судов, исследований. Нас пытались запутать, были случаи ис­чезновения документов из сейфов адми­нистрации Железнодорожного района.
А мы молились. Верили, ждали. И сколько добрых помощников дал Гос­подь Бог. Мне искренно помогали пред­ставитель Президента РФ на Алтае Н. Шуба, его помощники, председатель краевого управления юстиции Н.Проценко, председатель краевого суда В.Пашков, прокурор Алтайского края Ю.Параскун.
Решения краевого суда утверждались Верховным судом РФ, но потом отменя­лись Президиумом Верховного суда РФ. Последнее по времени решение Алтай­ского краевого суда – выплатить мне в возмещение ущерба 55 млн. рублей.
Постановления о конфискации рели­гиозных и исторических записей самой крупной в мире духовной фонотеки ут­верждались администрациями Барнаула и Железнодорожного района, они были назначены ответчиками. Однако денег у администраций не было. Тем временем общий иск с учетом инфляции составил 11 млрд. рублей.
15 октября этого года я предложил рассчитаться со мной недвижимостью, поскольку наша православная Крестовоздвиженская община не имеет поме­щений для богослужений. Предложение было принято, но опять затормозилось на стадии исполнения.
На последнем этапе своевременную и неоценимую помощь оказали мэр Бар­наула В. Баварин, его советник В. Овчин­ников, председатель комитета по управ­лению имуществом администрации го­рода Л. Слуцкий, глава администрации Железнодорожного района Ю. Петров, прокурор края Ю. Параскун.
21 ноября этого года В. Баварин, Л. Слуцкий, В. Овчинников выехали к дому № 6 на улице Ползунова бывшее здание ОСВОДа и здесь, на месте, мэр засви­детельствовал передачу мне этого здания в частную собственность.
Одиннадцатилетняя эпопея, кажется, подошла к концу. В тот вечер фоторе­портёр А. Волобуев сделал во дворе дома эти памятные снимки.
Тихий первый снег, умиротворение на душе. Апостол Павел на заре христиан­ства учил христиан царствующего Рима: всегда надейтесь, не унывайте, моли­тесь. Надежда не постыжает.
Соломон 3 тысячи лет назад подтвер­дил:«Когда Господу угодны пути челове­ка, Он и врагов его примиряет с ним»Пр. 16:7.
Мы искренно и горячо молились, и Бог ответил нам. Мы испрашивали у Господа Иисуса Христа благословения на страну и правителей.
Цель этого повествования – показать, что никогда не нужно унывать, злиться, поносить власти. Но следует в терпении и молитве ожидать милости у Всемогу­щего Бога.
Когда меня, перешагнувшего через перевал жизненного странствия, спра­шивают, что самое удивительное было в вашей жизни, я отвечаю: то, сколько добрых людей везде у Бога ecть; и они на моём пути встретились, приняли участие в моей жизни.
Многие мне сегодня говорят словами жителей ГУЛАГа: не верь, не бойся, не проси. Что тебе эти «демократы», они же перекрасившиеся коммунисты, они же вас сажали, и они же теперь льстят вам и обманывают.
Отвечаю: я преподаю 8 лет в универ­ситете, много лет тружусь с тысячами заключенных, 24 года являюсь начальни­ком детского православного трудового лагеря-стана, староста православной об­щины, и потому людей знаю не понас­лышке.
И скажу: я вижу глаза, лица вышеиме­нованных людей и твёрдо свидетельст­вую – в людях этих произошла перемена к доброму. Они искренно помогали мне.
Пусть этот победный пример в моей биографии даст семя надежды многим. Кто желает более узнать, для вас адрес: 656016, Барнаул-16, ул. 2-я Стро­ительная, 62-16, Лапкин Игнатий Тихо­нович. Телефон 35-32-42 как телефон доверия ищущим спасения, истинного Крещения.
Наш комментарий:
Так счастливо при полном взаимопонимании закончилась история, в своё время окруженная многими сомнениями и недоговоренностями. Постановление адми­нистрации Барнаула о передаче здания подписано и вручено Игнатию Лапкину. Нам остается пожелать православной Крестовоздвиженской общине счастья в новом доме.
НА СНИМКЕ: Владимир Баварии и Игнатий Лапкин в момент передачи дома.
Фото Александра Волобуева. «Алтайская правда» 10 декабря 1997 года.«Свободный курс» 27.4.97
 
«...Буквально за день Краевой суд решил, что государство-таки было неправо, но денег оно должно куда больше, и Игнатию Тихоновичу присудили 55 млн. Думаю любой бы из нас с вами, читатель, удовлетворился бы данной суммой и считал бы себя в крупном выигрыше, но Лапкин намерен получит всё сполна. Об этом и заявил он в кратком спиче-проповеди по окончании судебного заседания... Так что всё в порядке: сериал продолжается» «Свободный курс» № 11 от 13.3.97.
«ИГНАТИЙ ЛАПКИН ДОБИЛСЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ»
«Наш земляк, известный христианский проповедник Игнатий Лапкин в своё время подал иск в суд по поводу изъятия у него уникальной, самой крупной в мире духовной фонотеки. Общая сумма иска, с учётом инфляции составила 11 млрд. рублей. Таких средств у властей не нашлось, и Игнатий Лапкин предложил рассчитаться с ним недвижимостью... Титанические усилия Игнатия Лапкина в борьбе за справедливость, его подвижническая деятельность по восстановлению Потеряевки и в детском лагере-стане достойны подражания» Мамоновская районная газета «Свет Октября», март 1997.
  ПОЯСНЕНИЕ О ТОМ, МОЖНО ЛИ ОБРАЩАТЬСЯ В ГРАЖДАНСКИЙ СУД ХРИСТИАНИНУ
I. В Ветхом Завете Библия
1 “Недостаточно одного свидетеля против кого-либо в какой-нибудь вине и в каком-нибудь преступлении и в каком-нибудь грехе, которым он согрешит: при словах двух свидетелей, или при словах трех свидетелей состоится всякое дело.
Если выступит против кого свидетель несправедливый, обвиняя его в преступлении, то пусть предстанут оба сии человека, у которых тяжба, пред Господа, пред священников и пред судей, которые будут в те дни; судья должен хорошо исследовать, и если свидетель тот свидетель ложный, ложно донёс на брата своего, то сделайте ему то, что он умышлял сделать братусвоему; и так истреби зло из среды себя; и прочие услышат, и убоятся, и не станут впредь делать такое зло среди тебя; да не пощадит его глаз твой.”Второзаконие 19 гл.:15-20 стихи 19:15-20 1600 лет до Рождества Христова – далее Р.Х.”.
2 “Лжесвидетель не останется ненаказанным, и кто говорит ложь, не спасётся” Притчи Соломона 19:5 1000 лет до Р. Х..
3 В книге пророка Даниила 13 гл. повествуется о том, как 2 старца судии-старейшины по предварительному сговору оклеветали красивую и богобоязненную жену Сусанну, бывшую замужем за очень богатым и почетнейшим из всех. Сусанну, путём шантажа, беззаконные судьи принуждали к сожительству с ними. Якобы ими захваченную в момент прелюбодеяния с юношей неким. За отказ отдаться им они оклеветали её, и суд приговорил её к смертной казни. Но молодой юноша Даниил уже близ эшафота произвёл допрос, выявил истину “и поступили с ними так, какони зло умыслили против ближнего, по закону Моисееву, и умертвили их; и спасена была в тот день кровь невинная” Ст 62. Память 30 дек. н. ст. 600 лет до Р.Х.
II. В Новом Завете.
1 “..Я писал вам не сообщаться с тем, кто остается... злоречивым, или пьяницею... с таким даже не есть вместе... Внешних же не членов Церквисудит Бог. Итак, извергните развращенного из среды вас.”1Кор.5:13 1 век по Р.Х..
2 “..Разве вам позволено бичевать... без суда”Деян.22:25 1 век по Р.Х., Апостол Павел.
3 “Павел сказал: я стою пред судом кесаревым, где мне и следует быть судиму” Деян. 25:10, 26:32.
4 Апостол Павел сказал: “Я принуждён был потребовать суда у кесаря” Деян. 28:19.
III. Книга правил 1- 9 век по Р.Х.
Суд должен производиться не по вражде, пристрастию и человекоугодию. Карфаг. 16 правило 318 г..Обвиняемый может отводить подозреваемых им судей Кирил. 1 пр., и может просить нужного времени для своей защиты. Не должно принимать доносителей, у которых одно из многих, приносимых им обвинений, уже было исследовано, и осталось недоказанным. Карф. 145.Обвинение от одного, даже епископа, не приемлется. Карф. 147.
Кто не явится по повестке в суд по нужде и в двухмесячный срок, не должен быть в общении, доколе не очистится по делу Карф. 28, 29, 90.
Верующим разрешается просить гражданские власти для обуздания пренебрегающих повеления Божии и царские уголовный и гражданский кодекс Премудр. 3 879 г., для обуздания таких и приведения в порядок.Карф. 78, 59. Двукр. 9 861 г. – непокорных епитимиям предавать гражданской власти.Причиняющих другим обиды – отлучать Феофил. 14 385 – 412 гг..
В Церкви должны быть исполнители, которые наблюдают за исполнением выходящих указов и постановлений и не оставлять без исполнения их по уклонению или упорству Карфагенский собор, правило 108.
Недостает времени процитировать законы, правила святого царя Греции Юстиниана; за мужеложество и скотоложество повелевающие отрезать детородный член, клеймить лоб калёным железом и ссылать в рудники сравни: регистрация сексменьшинств мэром Москвы Гавриилом Поповым – бывшим, и прочие указы святого царя-христианина.
Итак, верующий может искать защиты от беззаконий у мирской власти или просить ходатайства других о томи о пересмотре его дела. Бытие 40:14, ок. 2000 лет до Р. Хр..Иосиф сказал находясь в тюрьме бессрочно: “сделай мне благодеяние, и упомяни обо мне фараону, и выведи меня из этого дома... ибо я ничего не сделал, за что бы бросить меня в темницу”.
ИСТОРИЯ И ХРОНОЛОГИЯ
получения здания для богослужений ул. Ползунова 6 и 6а.
06.03.97 Решение Алт. кр. суда о возмещении ущерба 55.051.384 вместо 11 млрд. руб, причитающихся за погубленную прокуратурой религиозную фонотеку у Лапкина Игнатия Тихоновича в 1987 году.
15.10.97 И. Т. Л. предложил главе ж.д. адм. Петрову Ю.М. дать нам комнату ок. 100 кв.м., т.к. у администрации денег для отдания долга нет.
23.10.97Баварин В.Н. Слуцкому Л.Я.- «проработать вопрос по изысканию отдельного помещения для религиозного проповедника И. Т. Лапкина в пределах 100 кв.м. №233 пп».
28.10.97Осмотр зданий с Милосердовым В.Н. – согласен я и доволен.
30.10.97Полянская В.К. ком. имущ. Баварину В.Н. «Комитет по управлению имуществом рассмотрел просьбу рел. проповедника Л.И. Т. о предоставлении нежилого помещения для проведения культовых мероприятий... Предложены ул. Ползунова 6 – пл. 160 м2и 65,8 м2. Л.И. Т. осмотрел указанные помещения и выразил полное согласие».
       Всех на молитву о доме из дневника.
       13.11.97 Вызов к Петрову ж.д. адм. – предлагают аренду на 50 лет.
Опять обман из дневника. Особую помошь, ходотайства оказал Овчинников В.П.
       19.11.97На приеме у Параскуна Ю.Ф. прошу его походатайствовать перед Бавариным В.Н. о доме, что он и сделал, позвонив и мне о том сообщил. Вызов к Петрову Ю.М. Комиссия 5 человек – дом не отдают.
       Звонок Параскуна в ж.д. администрацию.
       21.11.97К Баварину В.Н. – отдают дома. Фото с Бавариным и др. Акт приема – передачи нежилого помещения в удовлетворительном состоянии от ЖЭУ-3 Центрального р-на г. Барнаула ул. Ползунова 6 и 6а.
       22.11.97Наши дежурят на Ползунова – Игорь Дыбунов и Костя Малютин.
23.11.97На санках везем уголь с Никитина 147 на Ползунова 6.
25.11.97Л. И. Т. просит выселить с имуществом ОСВОД просьба к Баварину.
27.11.97Постановление судебного заседания ж.д. р-на «из-за отсутствия денежных средств у ответчика... решение Алт. кр. суда исполнить невозможно. С предложенным вариантом исполнения решения суда передать в собственность Л.И. Т. нежилые помещения ул. Ползунова 6-160 и Ползунова 6а – 60 кв.м.».
27.11.97№0847. Письмо Баварина В.Н. Лапкину И. Т. «Я искренне рад, что Крестовоздвиженская община, которую вы возглавляете, теперь будет иметь место постоянных встреч и молитв. Желаю Вам... иметь последователей верных Слову Божию».
4.12.97Постановление адм. г.Барнаула №1374. «...И учитывая большой бескорыстный вклад Лапкина И. Т. в возрождение духовности, работу по воспитанию молодого поколения в духе патриотизма и любви к Родине, просветительскую работу в учебных заведениях г. Барнаула, работу, проводимую в пенетенциарных учреждениях в тюрьмах, постановили передать в собственность И. Т.Л.здания ...в счёт погашения задолженности ж.д. района перед последним».
4.12.97Мировое соглашение – адм. г. Барнаула и адм. ж.д. р-на как должник перед Лапкиным И. Т. передают в собственность Л.И. Т. здание муниципальной собственности. Л.И. Т. принимает указанные здания... решение суда прекращается и не может быть начато вновь.
8.12.97Повторное постановление ... «с правом пользования земельным участком, на котором они дома расположены и со всеми постройками, ...пристройками».
9.12.97Директор БГТС А.К. Петрачков Баварину В.Н. «Телефон 24-38-46 будет преименован поставлен».
10.12.97№255 «Алтайская правда» 4 стр. «Лапкин предпочел храм недвижимости» Логинов О.П. Большая статья с фото Баварин В.Н. Л.И. Т.
13.12.97Суббота. Первое богослужение на Ползунова 6.
14.12.97Воскресение. Первая литургия на Ползунова 6. Вечерня на новом месте.
19.12.97№8-696-97 Параскун Ю.Ф. прокурор Алт. кр. Лапкину И. Т. «...В настоящее время в БТИ оформляются документы на право собственности и пользования помещениями».
дымит «буржуйка» – из дневника.
28.05.98№ 773. Постановление адм. г. Барнаула «Перевести нежилые строения в жилые дома, расположенные на участке 1365 кв.м.
28.05.98ул. Ползунова 6 11,2x13,2 м с пристроем 3,35х11,2, полезная пл. 160,6 –жилой 103,0 и ул. Ползунова 6а. 11,8х6,65 с секциями 6,5х2,1063,4 м2 жилой 44,3» Баварин В.Н.
«Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! Истомилась душа моя, желая во дворы Господни; сердце моё и плоть моя восторгаются к Богу живому. ...Блаженны живущие в доме Твоём: они непрестанно будут восхвалять Тебя... Ибо один день во дворах Твоих лучше тысячи. Желаю лучше быть у порога в доме Божием, нежели жить в шатрах нечестия»Пс. 83:2, 3, 5.
2 Парал. 24 гл.– об украшении, благоустройстве храма.
«Ныне же Господь Бог мой даровал мне покой отовсюду: нет противника и нет более препон; и вот, я намерен построить дом имени Господа Бога моего» 3 Цар. 5:4-5.
«И возвратил Господь потерю Иова, когда он помолился за друзей своих; и дал Господь Иову вдвое больше того, что он имел прежде. Тогда пришли к нему все братья его и все сёстры его и все прежние знакомые его, и ели с ним хлеб в доме его, и тужили с ним, и утешали его за всё зло, которое Господь навёл на него» Иов 42:10-11.
 
 
Книга вторая:
«ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ»
 
Крестовоздвиженская община
«МЫ ОТОШЛИ ЛИШЬ ОТ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ...»

ЭТО ЗАЯВЛЕНИЕ ХОТИ ВРЯД ЛИ МОЖНО НА­ЗВАТЬ ПУБЛИКУЕМЫЙ ДОКУМЕНТ ЗАЯВЛЕНИ­ЕМ! ПЕРЕДАЛ НАМ В РЕДАКЦИЮ ИЗВЕСТНЫЙ ЦЕРКОВНЫЙ «НЕФОРМАЛ» ИГНАТИЙ ТИХОНОВИЧ ЛАПКИН. КСТАТИ, ИМЕННО ОН ПРОВОДИТ СЕЙ­ЧАС В АКТОВОМ ЗАЛЕ ГЛАВНОГО КОРПУСА АГУ ЗАНЯТИЯ ПО ИЗУЧЕНИЮ СВЯЩЕННОГО ПИСА­НИЯ. МЫ НЕ КОММЕНТИРУЕМ ФАКТЫ, ПРИВЕДЕН­НЫЕ В ЗАЯВЛЕНИИ, ОСТАВЛЯЯ ЭТУ НЕЛЕГКУЮ РАБОТУ ЧИТАТЕЛЯМ РУБРИКИ «КЛУБ «СО-МНЕ­НИЕ».
Мы, нижеподписавшие­ся верующие г. Барнаула и его окрестностей, явля­емся членами христианс­кой православной общины свободной православной Церкви, т. е. не признающей канонической закон­ности Московской патриар­хии, обращаемся к вам с просьбой: официально за­регистрировать нашу ре­лигиозную общину. Цель нашей регистрации – иметь свой храм, чтобы мы, наконец, могли сво­бодно собираться ;на бо­гослужения и организовать воскресную школу с це­лью духовного воспитания детей, а также проводить благотворительную и дру­гую христианскую деятель­ность официально.
Мы просим отдать нам храм, находящийся на тер­ритории БВВАУЛ «Пол­ковая церковь». Наша об­щина состоит из правос­лавных христиан, призна­ющих незыблемым сим­вол веры, верящих во всё, написанное в святой Биб­лии, в предании Церкви, ратующих за соблюдение всех правил Апостолов, святых отцов Церкви, се­ми вселенских и девяти поместных соборов, в тру­ды святых отцов, в жития святых.
В составе нашей общины немало людей так на­зываемой «Тихоновской Церкви», ИПХ. Истинно-православных христиан, которые все эти годы вы­нуждены были вести не­легальную церковную жизнь, т. е. неофициаль­но собираться на богослу­жения «катакомбная цер­ковь России».
Так как теперь неглас­ные инструкции в отноше­нии верующих отменены см. «Огонёк» № 50–88 г., и постоянно раздаются при­зывы построить в стране правовое, демократическое общество, основанное на соблюдении законности, то и мы решили зарегистрировать нашу общину. У нас нет сегодня никаких серьёзных оснований всту­пать в конфликт с новым законодательством о ре­лигиозных культах, всту­пившим в силу 10.10.90 г., если оно не будет ущем­лять нас в духовном от­ношении, и если оно не препятствует жить нам в соответствии с требовани­ями устава Православной церкви.
Мы не являемся какой-то новой конфессией или особой церковной форма­цией, поскольку являем­ся ревнителями и храни­телями Православных Дог­матов и традиций Рус­ской Православной Церк­ви, сберегая переданное нам вероучение и святые обряды в чистоте и непо­рочности. Нас никто не сможет обвинить и в рас­коле Церкви, так- как мы никогда от Святой матери Церкви не отходили и не откалывались, стремясь быть её верными чадами. Мы отошли лишь от Московской патриархии, как организации неканоничес­кой, поскольку она, ос­новываясь на декларации митрополита Сергия Стра-городского от 1927 года, выражает безоговорчную лояльность, подчиненность правительству – как граж­данскую, так и духовную, обязалась быть реши­тельно во всём послушной светской власти, сказав: «Ваши радости, наши ра­дости, ваши горести, на­ши горести», и поэтому уже не является свобод­ной от богоборческих сил, стремившихся во что бы то ни стало уничтожить Церковь. С этой целью ОГПУ добилось того, что на все важнейшие посты стали в церкви патриаршей ставить своих людей.
«Не без серьёзных по­терь вышла из полосы го­нений и собственно цер­ковная жизнь. Линия митрополита Сергии привела к тому, что с 1927 го­да на виднейшие должно­сти в Церкви епископов, настоятелей монастырей и крупных городских и рай­онных на селе приходов назначились люди по важ­нейшему признаку – УГОДНОСТИ местным вла­стям. В итоге сегодня на ключевых постах Церкви оказались, как правило, самые нелучшие её пред­ставители: люди двоедушные, а то и просто бездуш­ные, беспринципные карь­еристы или сребролюбцы, научившиеся «громко» говорить одно, а делать прямо противоположное... Влияние таких начальст­вующих сказалось и на духовном состоянии верующего народа. Растерян­ность, боязливость, недоумение и очень заметное ослабление силы веры... Обратным «концом» это опять-таки бьёт не куда-нибудь, а по нравственно­му состоянию всего наше­го общества» «Советская литература», № 1 за 90 г., стр. 84, «Русская Церковь на Голгофе».
Обуянные той же болез­нью, что и весь командпо-административный аппа­рат, поставивший их в должности, церковная иера­рхия поражена трижды этой же проказой: трусость и корысть – КОРЫСТЬ И ТРУСОСТЬ.
Разваливающие Церковь изнутри, эти волки в ове­чьей шкуре давно потеря­ли веру или никогда её не имели. Да и откуда мо­жет быть поднята нрав­ственность народа, если из соборных 719 действу­ющих ныне правил, ежед­невно и умышленно нару­шается 413 правил, т. е. 57 проц. кодекса Церкви попирается целенаправлен­но. Кому же это выгодно? Попытки выправить это дело ещё ни разу ни к че­му не привели, т. к. если священник пробуждается, начинает ревновать о де­ле Божием, тогда сразу же ставленник Политбю­ро – епископ смещает добро­го пастыря. Выход толь­ко один –  выйти из-под контроля советских епи­скопов, поставленных не­канонически, с вмешате­льством мирских властей. Седьм. всел. собор, пра­вило 3 и быть под омо­фором тех, кто не осквернил себя предательством дела Божия, соучастием с богоборцами в деле нару­шения канонов Церкви, служащим уничтожению Церкви, Истины, святости. Только тогда пробудится огромный духовный потен­циал Церкви, когда иера­рхия раскается в сотруд­ничестве с разрушителями Церкви и отойдёт в сторо­ну. «Бог грешников не слушает»– кто умышленнно грешит и не приносит покаяния.
Мы остались верны за­ветам лучших иерархов Церкви, погибших от рук безбожников, мучеников и исповедников Русской Цер­кви, составляющих её цвет и славу, кто не подписал декларацию митр. Сергия и предпочёл лучше быть замученным, чем уступить свободу Церкви, т. е. из­менить Христу. Ныне уже официально доказано, что патриарх Тихон не подпи­сывал завещания о лояль­ности советской власти. См. «Московский церковный вестник», № 13, 31 Июль 90 г., 8 стр., 6-я ко­лонка сверху. Поэтому московская патриархия не может считаться преемницей патриарха Тихона. Унаследовав весь арсенал методов борьбы с инако­мыслящими от обновлен­цев, иерархия Московской патриархии допустила полное сращение монаршего и патриаршего престолов, став во всём на политиче­скую платформу ЦК пар­тии, осуждая тех, на кого укажут, считая всех го­нимых за веру уголовны­ми элементами, отказав­шись от мучеников за ве­ру, от их канонизации, хо­тя безбожники уже реаби­литируют своих респрессированных сотоварищей. И в этом грехе у патриархии нет раскаяния.
Несмотря на то, что не принимавшие Сергиевской Декларации были верны заявлениям патриарха Ти­хона и других многих ис­поведников Памятная за­писка Соловецких Еписко­пов, что Церковь «отка­зывается от всякого вли­яния на политическую жизнь страны», несмотря на полное отсутствие фак­тов, уличающих их а ка­кой-либо противогосударст­венной деятельности, все последователи Свободной Церкви в СССР до недав­него времени подверга­лись жесточайшим пресле­дованиям и репрессиям. Вся их вина состояла в том только, что они желали сохранить своё истинно-христианское духовное миросозерцаиие, традицион­ное вероучение Церкви независимым от влияния секуляризованного обще­ства, не изменяя и не пе­ретолковывая его в духе официальной идеологии государства. В результа­те преследований катаком­бная Церковь лишилась своей организации; она в глубочайшем подполье ед­ва могла сохранить остат­ки иерархии и священст­ва для удовлетворения ду­ховных нужд своей паст­вы. Ведь даже рядового члена её, простого миря­нина могли приговорить к 25-ти годам заключения. Поэтому сторонники сво­бодной Церкви в России сейчас с такой надеждой взирают на нашу Русскую Зарубежную Православную Церковь, которая являет­ся частью Российской Ма­тери Церкви, сохранив ей свою верность, считая се­бя её законной васледницей и продолжательницей. Без помощи Русской Зару­бежной Церкви невозмож­но будет у нас воссоздать истинную Церковную организацию.
Все здоровые силы на­шего общества всё больше начинают сознавать, что без возрождении Истинной Православной Церкви не может быть речи о возрож­дении нашего Отечества. Ибо мы видим, как Мос­ковская Патриархия ском­прометировала себя в гла­зах народа. Даже простые верующие, и те не видят в лице её иерархов за­щитников дорогого их серд­цу Православия, постоян­но наблюдая их, участву­ющих в бесконечных эку­менических встречах, кон­ференциях и молениях с еретиками, нарушающих строгие церковные каноны, извергающие их из сана, лишающие звания.
Все сейчас видят «горь­кие плоды» Сергиевской Декларации: печального для Церкви Христовой, печального и для народа Русского акта: компромис­са с теми, кто желал то­лько смерти Церкви, с те­ми, кто посягал на осно­вы морали и нравственно­сти, компромисса с сове­стью. Плоды эти – амора­льное поведение священ­нослужителей и иерархов Московской Церкви пат­риархии, которое стало широко известно народу, их равнодушие к духовным нуждам паствы. Пло­ды эти – процветающая симония, т. е. взятки за получение сана или бога­того прихода и, наконец, казнокрадство, когда по­жертвования честных тру­дов верующих утекают в карманы всевозможных проходимцев.
Мы ещё раз хотим под­черкнуть, что всё это – плоды компромисса с вла­стями, когда чиновники из «компетентных органов», взявшие благодаря этому компромиссу фактическую власть в духовном и ад­министративном yпpaвлении Церковью, открывали дорогу в Алтарь, на амвон и в т. н. «двадцатки» лишь тем, в ком видели стопро­центную гарантию послу­шания распоряжениям пар­тийно-государственно­го командно-администра­тивного аппарата, никак не взирая на их нравст­венные качества. Всё это разлагающее влияние ставленников мирской влас­ти привело к потере авто­ритета всей церкви, от­чего духовный уровень приходящих в храм ни­чем не отличается часто от совершенно неверую­щих. Всё свелось к безза­стенчивой торговле неча­стыми свечами, получен­ными даром Библиями Ло­пухина, как дар сканди­навских стран к тысяче­летию 150 тыс. экз. проданы по 250–450 руб. за экземпляр!. С Богом установили торговые отношения, а Церковь превратилась в дом торговли, совершают лжекрещение без погру­жения, лишь бы скорее, за деньги, хотя заповедь гласит: даром получили – даром и давайте. Мы глубо­ко убеждены, что наша православная церковь, вышедшая из-под такой «опеки» и освободившаяся от поставленных на кафед­ры и на приходы лжепастырей-наёмников, «волков в овечьей шку­ре, губящих овец», сможет выделить из себя достойных служителей Божиих, способных поднять былое уважение к Ней, как к «Столпу и утверждению истины» на земле. Служи­телей, которые смогут не одним только словом, но и молчаливой проповедью жизни и христианского делания поднять духовную нравственность разуверив­шегося во всём нашего народа. Церковь Российская заслужила такое уважение, ибо Она, тысячелетие ду­ховно руководя народом, ведя его к вечному спасению, смогла его не толь­ко объединить перед лицом всевозможных врагов, но и укрепить и расши­рить землю Русскую, благословляя её мирный труд во славу Божию и на пользу человечеству.
Наша община состоит как из давнишиих после­дователей катакомбной Православной Церкви, так и из недавно отошедших от Московской патриархии, убедившихся в греховной сущности «сегргианства».
Просим Центральный рай­исполком удовлетворить нашу просьбу с регистра­цией, не предавая дело обычной волоките».
 
«Крестовоздвиженской общинe в г. Барнауле
У К А 3.
Согласно Вашему прошению и с благословения Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия, Первоиерарха Русской Пра­вославной Церкви Заграницей, Крестовоздвиженская община города Барнаула принимается в лоно Свободной Российской Православной Церкви. Отныне все священнослужители, обслуживающие Вашу общину, должны за всеми богослужениями поминать Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия, как Первоиерарха нашей Церкви, и Преосвященного Лазаря, Епископа Тамбовского и Моршанского, как Вашего Епархиального Архиерея, к которому Вы должны по всем вопросам обращаться.
Архиепископ Иларион, заместитель секретаря архиерейского синода. 14 января 1991 г.».
КРАТКАЯ ИСТОРИЯ КРЕСТОВОЗДВИЖЕНСКОЙ ОБЩИНЫГ. БАРНАУЛА
В 1972 году уехал последний житель из пос. Потеряевка Мамонтовского р-на. Преступная политика КПСС по укрупнению сёл увенчалась успехом. И уже в следующем году, летом 1973 года, мы, верующие православные христиане, близкие по вере и жизни с Лапкиным Игнатием Тихоновичем приехали туда отдыхать. Эти поездки в бывший пос. Потеряевка продолжались с ранней весны за берёзовым соком, до глубокой осени косили трубчатый камыш по льду для шалашей заранее. Приезжая, устанавливали высокий шестиметровый крест. Поднимая восьмиконечное знамя победы над врагами, пели: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыка…». Это поднятие, воздвижение животворящего оружия на диавола, так и сияет перед глазами. Миру лежащему во тьме явлен Маяк Любви Христовой. Неофициально лагерь-стан для труда и отдыха детей стали называть Крестовоздвиженским.
Я, Лапкин Игнатий Тихонович, родился 10 июня 1939 года. Верил, что есть Бог, загробная участь, рай и ад с младенчества. Но по Евангелию уверовал во Христа только 27 сентября 1962 года– в день Воздвижения Креста Господня. Полюбил Христа и Библию, занимаюсь исследованием Слова Божия почти сорок лет. Родившись в старообрядческой, безпоповской кержацкой семье, получил Библию у пятидесятников-баптистов в г. Вентспилс – Латвия. Великий Бог во Святой Троице сохранил меня в Православии, которое я обрёл не только от наставлений матери моей Марии, от дедушки отца матери Егора, но и от дяди Степана брата моего отца Тихона, который, как и дед по отцу Димитрий, принадлежал к старообрядцам Белокриницкого согласия. Там надо мной и братом моим Иоакимом он моложе меня на пять лет и «довершил» Миропомазанием о. Роман Павлов, тайно на дому в 1962 г., т. к. крестивший нас троекратным погружением наставник-старовер-кержак дедушка Терентий не был рукоположенным священником в с. Урывка.
Обратившись, уверовав во Христа по Евангелию, пошёл в храм Московской Патриархии в г. Вентспилсе. И что же увидел? Курящего, пьяного священника. Спросил Евангелие на русском языке. Мне ответили, что батюшка его пропил…
Библию я уже прочитал за 3,5 месяца и многое запомнил. Законспектировал, проповедовал с кафедры у баптистов и на корабле «Черноморец» – где работал матросом 1-го класса и учился на штурмана. В отпуск летел скорее затем, чтобы засвидетельствовать о радости, что Христос умер за мои грехи, что принял меня. Заехал в Московскую духовную семинарию-академию, долго беседовал со священниками, семинаристами.
…Первое потрясение не прошло за 40 лет – это же находил везде, где бы ни был: в Москве, во всех республиках и зарубежье – ни люди, ни прихожане, ни священники в большинстве не любят и не знают Библию, Христа. И не хотят знать! Проповедь, призыв к ним вернуться к Апостольскому служению вызывал везде только страшную злобу, угрозы. Меня хватали, предавали, сажали. Страшное обмирщение, безобразное, беспорядочное шатание массы, базар, тьма духовная – и с каждым годом всё гуще, темнее. Полностью опоганенное, обмирщённое, неевангельское, антиканоничное «православие».
Что делать? Где выход? Мы пытались помогать священникам, образовывали библейские курсы в Барнауле. Но покаявшихся, обратившихся от тьмы к свету мы не могли сохранить, ибо возвращали их в ту же беду, в МП. Попы-чекисты предавали нас, писали списки в КГБ, в милицию – куда идти?
Долго искали хороших батюшек, истинного епископа. Как избавиться от симонии, платы за таинства, требы? Как убрать торговлю из храма? Где можно было бы правильно крестить? Как церковь может стать не проходным двором, не базаром? Как добиться тишины, порядка, чтобы все каноны соборов соблюдать? Везде яма и тупик, полная безысходность. В секте – смерть, там нет истинно рукоположенных преемственно от Апостолов епископов, священников; хотя и проповедуется Слово Божие, но с великими заблуждениями и ересями. Во всех сектах так, начиная с баптистов, адвентистов, пятидесятников. А в официальной государственной Церкви – хаос и бедлам, самотёк. Ситуация никогда и не была под контролем Деян. 5:13, да там никто в этом и не нуждается.
Создана совершенно новая религия под именем и внешностью Православия. Главное там: уставное богослужение и требы. И везде деньги, тотальная ложь, трусость и корысть. И для этого нужны красивые здания храмов, купола, мощи, мироточивые иконы, чудеса, канонизации, ризы, кадила, наёмные хоры безбожников, и всюду деньги, деньги, деньги.
Писал об этой беде и патриарху Пимену и митрополиту Новосибирско-Алтайскому Гедеону. В ответ гробовое молчание, затем тюрьма, лагерь.
Я все годы молился и подавал милостыню, чтобы рухнул богоборческий режим, кровавая камарилья КПСС, чтобы вернулся в Россию Солженицын А. И., чтобы в Церкви зазвучало Слово Божие на родном, понятном языке, и в Церкви были только свои, не чужие, был во всём стройный порядок, тишина, братство, любовь. Помню лето 1980 г., когда в Православие пришёл Генрих Фаст из меннонитов. Ныне он благочинный Енисейского округа. Мы рассуждали, планировали, что и как устроить, чтобы Дух Божий царствовал в Церкви, и ни к чему не могли прийти, ибо всё упирается в правительственную, неообновленческую МП. У старообрядцев со священством – застой, нежизненность, нелюбовь к Библии. Католицизм, папство – враждебно России, полно ересей, лжи.
Началась перестройка, гениальный замысел масонства, через М. С. Горбачёва. Гласность, свобода, открытие «железного занавеса», стали известными приходы Русской Православной Церкви, сохранившиеся заграницей от первой белогвардейской эмиграции.
Появилась реальная возможность остаться православными, иметь законного епископа и священника не связанного с КГБ и КПСС. О Русской Зарубежной Церкви мы не только не слышали до того, но даже и не знали о её существовании. Открытие приходов РПЦз в России – промысел Божий. На семидесятилетний вопль страдальцев в узах и катакомбах, тех кто исстрадался душою, ходя в храмы МП, видя предательство и обмирщённость, пронизавшие всё, что соприкасается с церковной иерархией. Для такихоткрытие приходов РПЦз – великая милость, дар Божий с неба, ответ на слёзы и молитвы. Нас не нужно было уговаривать, рассказывать о РПЦз что-то хорошее. Мы бросились к ним, как узник, увидев отворённой тюрьму, бежит к свету, к свободе.
Не идеализируя нравственность в РПЦз, за 10 лет существования мы убедились в её относительном здравии: и в свободном функционировании нашей общины, и священника от нас не переместили на другой приход, прислав другого без учёта мнения общины.
Прошедшее десятилетие стало золотым для нашей маленькой общины, образованной с нуля.
В 1989 г. гонения от архиеп. Феодосия Омского побудили пятерых священнослужителей подать прошение в Синод РПЦз принять их под свой омофор. Среди них был о. Евтихий ныне епископ Ишимский и Сибирский и о. Иоаким наш батюшка.
Первые богослужения Свободной Церкви были в пос. Потеряевка в детском лагере-стане в большой армейской палатке с пристроенным алтарём.
В Барнауле стали проводить первые богослужения на ул. Никитина 147-1, на втором этаже старого деревянного дома, наклонившегося на улицу.
Архиерейский Синод РПЦз издаёт указ № 79012 от 14 января 1991 г. «…согласно вашего прошения, с благословения митр. Виталия, Крестовоздвиженская община г. Барнаула принимается в лоно Свободной Российской Православной Церкви…».
Ничего не зная об этом указе, мы проводим официальное собрание общины в г. Барнауле 19 января 1991 г.
Вот его копия.
“Протокол собрания общины верующих Свободной Российской Православной Церкви.
На повестке вопрос об утверждении приходского Устава Крестовоздвиженской общины СРПЦ Тамбовской епархии г. Барнаула.
В целом устав принят единогласно «Нормальный Устав» от Синода с внесением следующих изменений: в § 33 п. 3 гласящий: «Заведует продажей свечей», заменить на следующий: «Следит староста за тем, чтобы не допускать никакой продажини в храме, ни на территориивходящей в церковную ограду. Свечидолжны быть только чисто восковые, без примеси иных веществ.
Чисто растительного происхождения должен быть и елей, масло в лампадках. Свеча, как всесожжение, должна сгорать до конца.
Принимать добровольные пожертвования на общую свечу в виде воска, свечей, масла».
Изменения в § 33 п. 4: Исключить слово «присягу», как клятву, запрещённую Иисусом Христом. Заменить словами: «приносит обещание служить по совести, как Самому Христу».
Подписи членов общины:
1. Лапкин Игнатий Тихонович.
2. Конева Валентина Павловна.
3. Яковлев Виктор Андреевич.
4. Яковлева Мария Фёдоровна.
5. Черепанова Попова Надежда Андреевна.
6. Шубина Зоя Николаевна.
7. Петеримова Алевтина Пантелеевна”.
Для регистрации общины нужно было 10 человек. Поговорили со старыми знакомыми в Барнауле и в Усть-Тальменке, собрали 20 подписей сочувствующих, но не единомысленных.
На Пасху 7 апреля 1991 г. митрополит Виталий прислал благословенную грамоту Лапкину И. Т.: «Лапкину Игнатию Тихоновичу преподаётся нами Божие благословение на всестороннюю миссионерскую деятельность – проповедь Слова Божия, защиту и укрепление веры в Российской Православной Церкви».
Ещё 10. 12. 1990 г. в № 27 367 газета «За науку» Алтайского Государственного Университета публикует материал: «Мы отошли лишь от Московской Патриархии» – заявление на регистрацию общины и на получение Никольского храма. «Жизнь Алтая» за 14.12.1990 г. № 7 1753 повторила это заявление без сокращений, рядом с посланием Архиерейского Синода РПЦз от 316 мая 1990 г. и о расстреле Царя Николая II. «Молодёжь Алтая» кратко оповестила о заявлении об открытии прихода РПЦз.
Как назвать общину?Поднятие Креста над лагерем-станом видится как прообраз проповеди о Кресте 1 Кор. 1:18в России. Крестовоздвиженская!
Нам предлагают начать ходатайство за бывшую часовню в парке Меланжевого комбината, где ныне находится планетарий дек. 1990 г..
Попытка узнать историю часовни, её название. В архивах не обнаружены. Ответы администрации отрицательны. Наконец узнаём, что в здании планетария располагалась Крестовоздвиженская Церковь! Совпадение?
В Барнауле действовала старообрядческая Крестовоздвиженская общинадо расстрела её священнослужителей в 1937 г. В ней было 672 человека, из них 348 проживало в Барнауле, община была зарегестрирована 28 мая 1908 г. Церковный совет из 8 человек. Иерей – Игнатий ТихоновичЧучалин. Дата моего рождения по старому стилю:28 мая –прим. ИгЛа.
Как будто всё повторилось. Совпадение?
Начинаются мытарства из-за отказа регистрации общины. Лапкин И. Т. только в отделе юстиции был принят 32 раза.
Суздальский архимандрит Валентин Русанцов направил в краевой отдел юстиции предупреждение, что в случае препятствия регистрации нашей общины он будет жаловаться.
Благодаря этой помощи отдел юстиции Алтайского крайисполкома выдаёт свидетельство о регистрации устава религиозного объединения от 6 декабря 1991 г. № 23, Крестовоздвиженской общины г. Барнаула Суздальской епархии Российской Православной Свободной Церкви. С подписью В. Ульянов. Случайно?
11.08.95 за № 23 зарегистрирована Крестовоздвиженская общинаРПЦз несмотря на яростное сопротивление от МП, их клеветнические статьи в печати, выступления СМИ.
Община прошла перерегистрацию 14.12.1999 г. Сегодня в общине 72 взрослых и 16 детей. Отступивших, запрещённых, покинувших общину – 45 человек из тех кто принял правильное Крещение, 17 человек торговали на базаре – почти все до единого стали отступниками.
Исполнилось 10 лет со дня принятия официально «Нормального Устава» присланного из Синода. Можно сказать, община состоялась. Действует и внутрицерковный устав из 16 правил: всё, что было задумано по устранению нарушений канонов а их нарушается 413 из 719 действующих ныне – практически ни один канон не нарушается.
В поминальниках общины за здравие и упокой вписываются только верующие православные христиане, о котрых известно, что они были во Христе. За неверующих и посторонних специальное прошение: об обращении их ко Христу.
1. Исповедь и причастие в полной тишине, исповедь только наедине.
2. Крещение только полным троекратным погружением.
3. Действует оглашение – катехизация.
4. «Оглашенные изыдите» регулярно совершается на литургии.
5. Без батюшки – так называемое «Апостольское служение».
6. Все библейские тексты кроме чтения Евангелия в алтаре читаются на русском языке.
7. Есть курсы обучения, истинное крещение, все члены общины крещены только через троекратное погружение.
8. Истреблена торговля не допущена.
9. Действуют епитимии по каноническим срокам.
10. Церковно-приходской совет избирается открытым голосованием, даёт ежегодный отчёт.
11. Действует сестричество, быстро реагирующее на нужды: больные, роженицы, праздники, обеды, приезжие, сбор средств, принятие быстрых решений и претворение их в жизнь.
12. Работа в тюрьме.
13. Содержание детского лагеря-стана.
14. Обихожена группа глухонемых из семи и более человек – по тексту, написанному крупно от руки, следят за богослужением. Снабжаются овощами немощные.
15. Получен дом для богослужений и собраний, два общежития для нескольких братьев и сестёр.
16. Посторонним вход в Церковь абсолютно закрыт.
17. Сохраняются добрые отношения со священниками, епископами, Синодом РПЦз и с епископом Алтайским МП.
18. Есть где принять на ночь, обиходить приезжающих.
19. Уникальностьобщины в том, что восстановлен авторитет Библии, как вечного светильника, абсолютного Авторитета.
20. Детей стараются называть по календарю, не шаблонно-стандартными именами, по дикому самохотению родителей, прародителей.
21. Есть исполнители-наблюдатели не допускающие нарушений Устава, формы одеяния, порядка, тишины; чтобы решения Совета общины были претворены в жизнь, не нарушались.
22. Платится десятина на содержание священства.
23. Чинно, бесплатно совершаются все Таинства и требы.
24. Произносятся на каждом богослужении проповеди и чтения поучений.
25. Есть небольшой клирос, библиотека, касса взаимопомощи.
26. Нет бреющих, подстригающих бороду.
27. Нет использующих косметику и украшения, мужское одеяние. При богослужениях все в благочестивой форме одеяния.
28. Не допускается разговор даже шёпотом.
29. Не допускается хождение в храме во время богослужения.
30. Опоздавшие пишут объяснительные и на литургии стоят с неверными до «оглашенные, изыдите», вечером до елеопомазания.
Община духовно очень слабая, малоактивная. Активных членов не более пятнадцати человек, т. е. около 20 %.
Кто не оценил уникальности общины, просто числится в списках, они всё равно отпадают.
Первейшая, наиглавнейшая задача всех: смирение, молитва, пост, милостыня, проповедь Евангелия, взаимопомощь, борьба с самостью, безсоветием и непослушанием. Это ежедневно. Познавать Священное Писание, волю Божию. Жить в любви, в Духе Святом, не искать пользы только для себя, даже и в духовном.
31. Члены нашей общины, среди недели, когда есть двунадесятый праздник, но нет нашего батюшки здесь, имеют право молиться в храмах МП, подходить под благословение, но не исповедоваться, не участвовать в Таинствах.
Из-за этой «широты взгляда» мы многих потеряли: они легко покинули общину сказав: «ухожу в Московскую Патриархию» т. е. в мир, в никуда – все до единого. Но эта позиция не позволила нам скатиться в огульное отрицание благодати в МП, как случилось со старообрядцами и «суперправославными зарубежниками».
32. У нас чтец в храме может говорить проповедь – редчайшее явление в православии.
33. Выдаются характеристики уезжающим в иную местность.
34. Требуется характеристика и от приезжающих.
35. Не разрешено попрошайничество без «мирной грамоты».
36. Свечи только чисто восковые, самодельные.
37. Свечи ставятся людьми из причта.
38. Братия обязана отслужить в армии, но без принятия присяги, на альтернативной основе.
39. В общине Символ Веры читается по древлеправославному: «и в Духа Святаго, Господа Истиннаго, Животворящаго».
40. Полная свобода перстосложения, до- и послереформенного: двух- и трёхперстного.
41. Оглашенным даётся два поручителя.
42. Срок оглашения для приходящих из мира, от блудной жизни – до трёх-пяти лет.
43. Пост ненарушим для всех; священник не посягнёт давать разрешение ни на что, кроме вина и елея больным, престарелым, роженицам и малым детям.
44. Исповедь одного в отдельном помещении – тайная не на словах.
Ситуация в храме, в церковной ограде, во всех помещениях при церкви – под полным контролем.
45. Постоянно на занятиях, в Церкви и после собрания отвечаются, разбираются возникающие вопросы, конфликты, нужды.
46. Детям плачущим – комната, место для игр до и после богослужения есть.
47. Есть трапезная, украшенная библейскими текстами и картинками. Там совершаются прекрасные трапезы в дни торжеств, памяти, бракосочетаний. Организуются собрания для «апостольских служений», работы, учёбы, отдыха, подготовки к богослужениям.
48. Данные паспортные всех приходящих, вплоть до епископа и священников, вносятся в книгу посетителей.
49. После десятого октября каждый год общегодовое собрание где дают отчёт члены церковно-приходского совета.
Любители ничегонеделания упиваются изречением святого Серафима Саровского: «стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи». Побывав в нашей общине, на занятиях, узнав порядки и дисциплину, делают вывод: строго, сурово, нет любви, а всё каноны да правила, запреты – «нельзя!».
А вот если бы …изменили своё отношение к приходящим пошире открыли дверь входа в общину – икономии напустить, то в общине было бы намного больше. Ну зачем эти бороды, пояса, форма. Бог сотворил человека свободным, а вы их делаете рабами, угнетаете, давите.
Отвечаем: если вы как тренеры чемпионов мира знаете всё, отчего бы вам не стать самим чемпионами, не создать общину. Пусть не такую, но чтобы хотя не все 49 пунктов указанных выше, но главные содержали.
И оказывается, что все советчики на деле ничего не могут создать.
При самом начале, ещё в проекте мы пошли самым трудным, узким путём: на первое место Библия, Евангельские заповеди, рождение свыше, оживить все до единого каноны соборов, строгость во всём, опыт первоапостольской Церкви, епитимии, отделённость от мира.
Только из-за запрета брить, подстригать бороду мы потеряли до десяти молодых юношей. Запрет ходить без пояса, запрет косметики – ещё большее число людей оттолкнул от общины. Нарушение формы одежды, запрет быть на богослужениях в джинсах и свитерах для мужчин – тот же результат. Край платья у сестёр не выше десяти сантиметров от пола – та же реакция, и «ухожу в Московскую Патриархию».
И только через десять лет наступила тишина. Не тысячи, но сотня единомысленных в Православии – возможно ли?
На общем собрании общины 4.04.01 г. все единодушно согласились ежегодно отмечать рождение Крестовоздвиженской общины в первое воскресенье после 19 января.
О ЦЕРКОВНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ
1. Торговля категорически запрещена в храме и в церковной ограде Иоан. 2:16; Мф. 21:12; VI Всел. 76; VII Всел. 5.
2. В храме не разговаривать даже шёпотом 1 Коринф. 14:34; VI Всел. 70; Стоглав 14, 38.
3. Пост строго обязателен для всех христиан и оглашенных Апост. 69; VI Всел. 58; Тимоф. 8,10; «Новая скрижаль» стр. 248. Нарушающий пост отлучается от причастия на два года «Наст. кн. священнослуж.» Т. 1, стр. 535.
4. В алтарь мирянам и женщинам не входить VI Всел. 69; Лаод. 19, 43.
5. Свечи только чисто восковые, без малейшей примеси Исх. 27:20; Лев. 10:10; Иез. 22:26; Апост. 72; «Новая скрижаль» стр. 43, Симеон Сол. Гл. 25, 134. Елей натуральный, не вазелиновое масло Стоглав 44, 47.
6. При возгласе «оглашенные, изыдите!» им выходить в притвор; также и отлучённым за грех, кроме «купностоящих» I Всел. 14; Карф. 58; Неокес. 5; «Новая скрижаль» стр. 50, 52, 196, 358.
7. На богослужения не опаздывать, не уходить до окончания I Всел. 14; Карф. 52; Неокес. 5. Опоздавшие «верные» стоят в притворе до «оглашенные, изыдите!». Вечером до елеопомазания.
8. На молитве стоять благоговейно, ноги вместе, не подгибая, не оглядываться, руки не держать сзади, поклоны строго по уставу, правильно.
9. Детям не создавать шум, при крике выносить.
10. Мужчинам не носить галстук, женщинам мужской одежды Втор. 22:5; VI Всел. 96; Стоглав. 38, 90. На богослужении всегда быть в поясе, рубаха навыпуск не желательно быть в джинсах, свитер можно только под рубашку 1 Царств 18:14; Еф. 6:14. Женщинам строго платок, волосы совершенно закрыты. Руки закрыты до кистей, край платья не выше десяти сантиметров от земли. Никаких украшений, косметики никогда.
11. Крещение совершается только над прошедшими катехизацию, над истинно уверовавшими в Иисуса Христа Прав. 14 апостола Павла; VI Всел. 78; Лаод. 45-47, в полное троекратное погружение. Обливание, мочение, кропление за крещение не признаются; не уверовавшие, не погружённые считаются некрещёными Апост. 50.
Все Таинства и требы совершаются бесплатно. Для неверующих не совершается ни крещение их детей, ни отпеваний, ни других Таинств и треб 2 Кор. 6:14-15; Апост. 47; I Всел. 2; VI Всел. 96; VII Всел. 8; Василия Вел. 1; «Новая скрижаль» стр. 365.
12. Во всём соблюдать главенство мужа: при подходе ко Кресту, к Причастию – первые.
13. Без нужды три воскресных дня кряду презревший богослужения отлучается VI Всел. 80; Гангр. 5; Антиох. 2.
14. Табакокурение, пьянство, брадобритие, волшебство, зрелища запрещены.
15. За порядком в храме наблюдают староста и стражи у дверей Числ 1:53, 8:26; Деян. 5:13.
16. После окончания богослужения или до начала подойти к незнакомым и вновь пришедшим, оказать им внимание, по возможности ответить на их вопросы.
Это должно быть вывешено в каждом храме.
ОБ ОГЛАШЕННЫХ
«Храм назначен для верных, а притвор для оглашенных и кающихся, то есть таких людей, которые не получили еще право входа в храм. Лаод. 19,43; Шест. 69» Стр. 14.
«Притвор есть третья часть храма и, как предхрамье, от молитвенного или среднего храма, отделяется особенною стеною, в которой находится одна или трое дверей. В притворе во время поучений и некоторых церковных служб по правилам велено было стоять оглашенным, то есть готовящимся к крещению и кающимся... Оглашенный есть поучающийся вере, и о Святом Крещении, как сказано в Кормчей лист 24, т.е. оглашенным называется тот, который принят в число готовящихся ко Крещению и чрез поучение живым голосом научается вере, или оглашается и приготовляется к Святому Крещению... подробно об оглашенных.
... Итак, к числу оглашенных теперь принадлежат: младенцы некрещёные, те, которые в плену у язычников находятся и веры своей не может открыто исповедать, иноверцы, обратившиеся в нашу веру и требующие миропомазания, и, наконец, кающиеся и отлученные от Св. Причастия. Сверх того к оглашенным могут быть причислены и те, кои удаляются от церкви и живут в нераскаянии. Наконец, и всякий верный, побуждаемый совестью, должен самого себя полагать в числе оглашенных и молиться вместе с теми же оглашенными, дабы Бог очистил его тайные согрешения и не попустил ему входить в большие уклонения в деле веры и благочестия». Стр. 44, 45 Кающиеся четырех родов – подробно. Стр. 49-53.
«...Посему священник, готовящийся приступить к сему священнодействию, начинает изводить от лика верных несовершенных, т.е. оглашенных. С оглашенными некогда изводились и кающиеся, т.е. находящиеся под запрещением. Св. Герман кающихся причисляет к оглашенным. «Помолитеся, оглашенные, Господеви», т.е. непосвященные, ненаученные, некрещёные, исповедавшие грех и ещё состоящие под епитимиями. Симеон Солунский это изведение оглашенных и весь затем следующий великий выход таинственно уподобляет второму пришествию Господню... Иподьякон не должен оставлять церковных дверей, дабы смотреть за изведением из церкви оглашенных и кающихся. ...Посему на ектении говорится «елицы верные», т.е. оставайтесь в храме, чтобы созерцать жертву Святых Тайн, а изыдите все непричастные сему». Стр. 196-197.
«... Оглашенные, как готовящиеся ко Крещению или просвещению, тотчас по прочтении сугубой ектении должны быть выведены». Стр. 274, 417, 350, 358-366. «Новая скрижаль».
ПРИБЛИЗИТЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ К ОГЛАШЕННЫМ, ИСПРАШИВАЮЩИМ СЕБЕ КРЕЩЕНИЕ. ЭТИ ВОПРОСЫ РАСШИРЯЮТСЯ СУДЯ ПО ОТВЕТАМ
1. Раскажите о своей вере во Святую Троицу. Кем для Вас является Иисус Христос? Почему испрашиваете себе крещение: подробно о причине, когда это желание появилось, уменьшилось ли оно, твёрдо ли? Почему именно здесь решили принимать крещение? Обещаетесь ли оставаться членом святой Российской Православной Свободной Церкви?
2.Какие нарушения в религиозном нравственном отношении были за время вступления в число оглашенных? Соблюдали ли посты, среды, пятницы; последний Великий Пост целиком ли готовились, постились?
3. Обрели ли свободу во Христе Иисусе от домашних своих, родителей, супруга, соседей, по работе – всегда посещать богослужения нашей церкви не менее двух раз в неделю: в субботу вечером и в воскресение на литургии? Всегда ли выхоvдите из храма при возгласе: «ОГЛАШЕННЫЕ, изыдите»? 0бещаетесь ли сохранить всеми силами свободу во Христе во всём и особо на посещение богослужений? Вера «в душе» – смерть, есть неприкрытое отречение от спасения, от движения вперед, вверх.
4. Твёрдо ли обещаетесь исполнять написанное в Библии, каноны собо­ров книга правил, устав нашей общины, «Церковную дисциплину» в 16 пунктах?
5. Обещаетесь ли быть живым свидетелем о смерти и воскресении Христа, приобретать души для Христа, для Царствия Небесного? Проповедь, свидетельство и жизнью, и словом, везде, тайно и явно.
6. Разрешили ли свой семейный вопрос? Зарегистрированы ли? Если да, то супруг-а является законным-ой и до смерти егоее – не имеешь права соединяться с другим.
7. Ваше отношение к людям с «двойным дном», к наушникам, сексотам, разглашающим тайну? Грех Иуды устрашает ли ? Пишете ли стихи, рису­ете ли? Что и как? Слушаешь ли сатанинскую музыку? Ведёшь ли дневник?
 Веришь ли снам, приметам? Норма по времени на сон не более 7 часов, вставать рано. Какая трата на еду? Упражняешься ли постоянно в милосердии, подая­нии милостыни? Ухаживаете ли за больными, посещаете ли больных, участву­ете ли в похоронах, в поминках, порвали ли с вредными безбожными друзь­ями?
8. Выучили ли «Отче наш», «Верую...», «Достойно есть...», «Богородица...».
9. Обещаетесь ли слушаться, подчиняться своему духовному отцу и наставнику во всем что касается спасения. Готовы ли советоваться, обра­щаться к нему за разъяснением; под контроль все свои поездки.
 10. Своими ли руками добываете на пропитание? Или всё время тянет в коммерцию, в начальники, руководители? Не иметь и от внешних порицания, не кричать во гневе и раздражении.
11. Не надмевайся, не превозносись, бойся слова «прелесть», не гор­дись, что-де тебе всё легко, и уже в тот грех не впадешь Святые отцы советуют никогда не встречаться с теми, с кем имел грех, особенно плотское соитие, беги из этой местности, не ходи и мимо того места, беги и не оглядывайся. Диавол будет искушать мыслью спасти своего партне­ра-блудника, засвидетельствовать ему, жалеть его будешь больше себя са­мого. Беги от таких мыслей. Совместна ли квартира, дача, дело, дети ли – всё это не стоит разговора, если это несёт в себе смерть души. Уповай на Господа, беги прочь от греха. В воспитании детей доверься Гос­поду, и все методы воспитания принятые от людей, если они вопреки Биб­лии, почитай за ничто. Не бойся мнения людей, кто что скажет. Раб чужого мнения не угоден Господу. Желаешь обелить себя в очах Божиих – позволь очернить себя в глазах людей. «Мнение людей неверующих, это тоже что крик вороны, жужжание жука, писк комара», – Св. Иоанн Златоуст. Если работа греховна, перемени её, уйди из учебного заведения, если работа будет не по-Евангелию.
 
ЗАЯВЛЕНИЕ о крещении
 Я, ..............., уверовав в Господа нашего Иисуса Христа, принимаю Его, как моего Спасителя, добровольно желаю принять святое Крещение во оставление грехов и быть членом святой Православной Церкви. Прошу внести меня в число оглашаемых, готовящихся ко крещению. Обещяюсь исполнять святые Евангельские Заповеди и Посты Православной Церкви и всё, чему научаюсь на подготовительных занятиях, согласно Слова Божия и правил святых соборов и святых отцов Церкви, и бесспорно соблюдать правила Церковной дисциплины.
Мой возраст: .....................
Адрес проживания: ............
Дата, подпись: ...................
Поручители:
1. ................. Ф.И.О.,             2. ................. Ф.И.О.,
Адрес проживания ................   Адрес проживания..........
Дата, подпись .....................      Дата, подпись ................
 
ЗАЯВЛЕНИЕдля крещёных о принятии в общину
в церковно-приходской совет Крестовоздвиженской общины г. Барнаула от: ФИО ........................................
Прошу принять меня в общину. Я верю в Господа Иисуса Христа, как в моего Спасителя: уверовала время, место, через кого и через чью проповедь, что послужило обращению ко Христу, в каком возрасте – подробно ...........................................
Приняла святое Крещение время, место, кем крещена ................................ в полное троекратное погружение.
Обещаю исполнять святые Евангельские Заповеди и Посты Православной Церкви, и всё, чему научаюсь на Библейских курсах нашей общины, согласно Слова Божия, правил святых соборов и святых отцов Церкви, и бесспорно соблюдать все правила Церковной дисциплины в 16 пунктах, и подчиняться всем решениям нашей Церкви, общины беспрекословно.
Дата: ....... Подпись: ...... Возраст: ....... Адрес, телефон: .....
Поручители свидетели моего крещения – не менее двух, их адреса, телефоны, возраст.  
«И Я ТАМ БЫЛ...»
«Люди стояли в коридорах и комнатах. Было торжествен­но тихо. Каждый молил Господа Бога за то, что есть теперь место, где можно преклонить голову. В минувшие выход­ные православная Крестовоздвиженская община отмети­ла годовщину первой литургии на новом месте служения. На торжество приехал епископ Ишимско-Сибирский Евтихий. А на следующий день здесь побывал мэр Барнаула В. Баварин. Подивился, как много сделано за год.
История эта началась ещё в восьмидесятые, когда у пропо­ведника Игнатия Лапкина по решению краевого суда была изъята фонотека религиозно-исторического содержания. После многочисленных судебных тяжб справедливость востор­жествовала. С Лапкиным рас­считались двумя старыми де­ревянными домами. И вот сегодня, после ремонтов есть место, где можно помолить­ся, побеседовать, отдохнуть – а это почти 100 человек с детьми. Построили детскую площадку с качелями, есть даже голубятня. В общине удивляет порядок везде и во всём: строгость служения, от­сутствие всяческой торговли. Крещения, венчания и все тре­бы совершаются бесплатно. Женщины здесь ходят в длин­ных платьях, головы покрыты по старинному русскому обы­чаю. Мужчины носят бороды И длинные рубахи.
После литургии состоялась праздничная трапеза – пост­ная, кстати. И я там был, ком­пот, чай пил, мочёные яблоки с калачами ел. Вкусно».
Текст и фото Андрея КАСПРИШИНА «Алтайская правда» 17 декабря 1998 г. № 279 .

17/02/2015
Канал:Во Свете Библии. ...открытым оком. Игнатий Лапкин

«ПРОПОВЕДЬ В... СИЗО»
«...Задавались ли вы вопросом, кто выходит к нам из-за тюремного забора: зверь или человек? Мало кто помнитт ныне заповедь Христа посещать и утешать узников Евангелие от Матфея 25 гл.. А ведь узники-то эти выйдут к нам, не в Китай, не в Турцию... Жить будут среди нас. Есть страны, где попавший в тюрьму по третьему разу может схлопотать пожизненный срок. У нас же частенько и шестикратных рецидивистов выпускают на свободу. И сколько их ненависти выплёскивается на всё и вся. Их родственники, друзья, знакомые – это то поле, на котором высевают они полновесный заряд неотмщённых обид, оскорблений, которые они перенесли, перетерпели за колючей проволокой. Проповедник Игнатий Лапкин»Журнал «Милиция» № 1 январь 2000.
«ЧЕЛОВЕК-ИГЛА, ИЛИ СРЕДИ СВЯТЫХ И ГРЕШНЫХ»
«А впереди у нас тюрьма. Немного осталось...» – Игнатий это сказал спроста, без всяких кривых намёков на текущую жизнь и политику, однако «тюрьма» все равно прозвучала невесело, хотя именно к тюрьме лежал наш путь.Сергей МАКАРОВ
...Утлый автобус размером со спичечный коробок докатил нас до окраины Барнаула, и дальше мы пробирались закоулками-переулками среди одноэтажных хибар, которые густо лепятся обыкновенно по окраинам городов, делая их похожими на большую деревню. А впереди на вершине горы – облако ни облако, селение ни селение – выделялись застройки, которые теснились друг к другу и, похоже, парили над городом, контролируя окружающее пространство. Огромное беззвучное существо, похожее на НЛО.
– Это и есть тюрьма...
Когда мы перешли речку Барнаулку, дорога стала забирать круто вверх. Стылый воздух был чист и прозрачен, как прозрачен и чист он бывает в зимние, морозные дни, и только в низине, где мы были минутой назад, за рекой, густо стелилась чёрная пелена дыма. Контраст был разительный. Там – чадно и копотно. Здесь, на высоком речном берегу, – светло, снег искрит, зеленеют молодые сосны... И если бы не тюрьма! Она явно занимала не свое, чужое, ей не принадлежавшее место в природе.
– Так! Так! Всё верно, – согласился Игнатий, и голос его прозвучал в тишине, как из камеры-одиночки. – Так! Так! Здесь когда-то был женский монастырь. Для монастыря оно, верно, место достойное, лучше не бывает. А потом, в революцию, сюда явился красношлемный отряд. Понимаешь? Монахинь поставили у обрыва и, как водится, расстреляли. И старых... И молодых... И вообще... В этих местах были массовые расстрелы. В братских могилах лежат здесь сотни и тысячи... Я покажу...
С широкой накатанной дороги мы свернули на узкую, в один след, тропинку, и вскоре, через полсотни шагов, в деревьях я увидел заснеженный обелиск серо-зеленого мрамора. На могильном камне была выбита надпись. «Невинно убиенных, – прочитал Игнатий и после первых слов медленно перекрестился, – невинно убиенных пусть сила правды воскресит». Прочитал и опять помолился.
Потом мы молча постояли, сняв шапки.
ИГНАТИЙ ЛАПКИН. ОН ЖЕ ИГЛА
Когда в редакции «Вёрст» мне дали пачку документов и газетных публикаций, где так или иначе светилось это имя, я, прочитав, растерялся. Повеяло вдруг неизъяснимой тревогой и ясно стало, что дело это необычное, непростое, возможно, с мистической начинкой, и самым разумным было бы отказаться от него, не ввязываться.
Кто же он всё-таки, этот загадочный Игнатий, Игнатий Тихонович Лапкин, Иг. Ла? Рядовой политзек недавних времен, канувших в Лету? Неистовый пророк-обличитель, которому открыты тайны Божьего бытия – глас вопиющего в пустыне – или новый Аввакум, гремящий огненными словесами в защиту чистоты веры? То он в узилище заточён и срок мотает. То на свободе печки кладёт, зарабатывая на пропитание. То вновь в темнице. Одни хулят его, сочиняя о нем небылицы. Другие внимают.
Кто же неугомонный сей?
Воображению рисовался некий богатырь – не подступись! Зашибу! Отыди! – впору действительно отказаться было от поездки на Алтай. Но задание на то и задание, чтобы его выполнять...
– Мир дому сему! – сказал я с порога, как учили мудрые люди.
– С миром принимаем! – ответили из глубины комнаты. Навстречу вышел бородатый старец в рубашке навыпуск и подпоясанный тесьмой, по-старинному. Ростом он был невелик. Телом худ. Какое уж там богатырство! Он был, как пушистый шмель, в движении – борода и седеющая шевелюра усугубляли сходство, – казалось, дунь посильнее – и полетит он по воздуху, как невесомый. Правда, насчёт шмеля добродушного я, кажется, малость ошибся. Нет! Это был задиристый, непримиримый боец, воин веры, который всю жизнь посвятил изучению Священного Писания. И не только изучению – претворению его в реальную жизнь.
Обстановка в комнате была крайне проста. Письменный стол. Две кровати железные. И книжные стеллажи от пола до потолка. А в красном углу, конечно, – иконы, иконы, иконы... Да ещё возле дверей швейная машинка – безраздельная собственность Надежды Васильевны, жены и верной спутницы Игнатия, на плечах которой лежит все бремя хозяйственных забот...
...Меня, всем опасениям вопреки, они встретили приветливо. Я был простужен, нутряной кашель замотал, и Надежда Васильевна тут же кинулась отпаивать меня чаем, настоянным на травах. А Игнатий Тихонович рассказывал о себе не таясь.
– Я пять тюрем прошёл, – говорил он. – Баланду всякую похлебал. А барнаульскую тюрьму признаю как лучшую. И кормёжка здесь приличная. И чистота. И обхождение... Наверное, это по молитвам расстрелянных монахинь... Впрочем, что я говорю? Лучшая тюрьма – это та, которую разобрали по кирпичику. Верно?
НЕМНОГО ИСТОРИИ, ИЛИ ПЕРВЫЙ МОНОЛОГ ИГНАТИЯ ЛАПКИНА
– Смертная баня, которую устроил России Ленин, страшно отзовется на духовной жизни народа. Уже в 1918–1919 гг. казнено 28 епископов и 1414 священников. В 1922 году – 2691 человек из белого духовенства, 1962 монашествующих, 3447 монахинь и послушниц. «Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам... расстрелять, тем лучше». Это жаждет крови ВИЛ, Ленин. И тысячи! Тысячи невинных полягут ещё...
Однако при Патриархе Тихоне церковный народ в целом сохранял свою внутреннюю свободу и чисто православный облик. Хуже стало, когда власть церковную незаконно возьмёт митрополит Сергий, он станет внедрять в сознание верующих, будто христианство по существу не отличается от коммунизма, и будет преследовать цель – установить противоестественный союз между безбожной властью и Православной Церковью, союз Христа и, по сути, дьявола.
Ересь ересей стала незыблемой для Московской Патриархии после принятия декларации Сергия в 1927 году. Тотальный обман стал нормой для архиереев и почти всех священников. С этого года епископы, все без исключения, подбираются Советом по делам религий. И, конечно, самые подходящие, с точки зрения властей! Даже ныне действующий Патриарх Алексий II избран с «благословения» руководителя КГБ Крючкова, который всем гэбэшным управлениям заранее разослал шифровку, предлагая способствовать, чтобы на патриарший престол был избран угодный им Ридигер.
Характерной чертой церкви стали ложь и ложное, показное смирение. Из среды служителей алтаря вербовались агенты для слежки и доносительства. Об этом не умолчать. После выпаривания в пробирках КПСС родился новый тип священника, трусливого и на всё согласного с безбожными властями ради чечевичной похлебки. Любому человеку, без предвзятости рассмотревшему духовное состояние Московской Патриархии и тех, кто осквернился сотрудничеством с антихристами, понятно, где Божия правда. Кто более прогибался перед советской властью? Кто столь щедро курил ей фимиам, как не Московская Патриархия? Вот хотя бы несколько выдержек из славословий тех, кто предавал Церковь Христову. Патриарх Христофор: «Маршал Сталин... под руководством которого ведутся военные операции... имеет на то обилие Божественной благодати и благословения». Тирану, кому и в аду мало места, другой патриарх продолжает самым бесстыдным образом кадить по случаю его смерти.
Коммунисты фактически сумели создать свою карманную, удобную, во всём им послушную госцерковь. Иерархи церкви от коммунистов получали даже ордена и медали. Награды! Но для христианина награды – это следы бичей на спине за исповедание Христа.
Теперь добавим сюда экуменизм. Это тоже неотъемлемая часть сергианцев, участников всеереси на бесовских радениях в мировом Совете церквей, прообразе церкви Антихриста. Коммунисты, те, хотя и безбожники, однако к концу своего пребывания у власти все же как-то сделали шаг к покаянию, признав, что немало наломали дров, что на их совести репрессии, кровь народа, гонения и притеснения всевозможные, названы даже имена особо ярых приспешников режима... И только Патриархия, тайно и явно тому режиму служившая, словно набрала в рот воды. И это наши светлейшие и чистейшие, кто должен быть совестью народной. Ни гугу! Ни единого слова покаяния! Давно рассекречены агентурные клички архиереев и благочинных, но ни «дроздовым» ни «адамантам», ни «аббатам» вроде как и не стыдно. Земля вопиет – покайтесь! А они зовут к миру и пугают расколом. «Да не думают, однако, – говорит Григорий Богослов, – что всяким миром надобно дорожить, ибо знаю, что есть прекрасное разногласие и самое пагубное единомыслие; но должно любить добрый мир, имеющий добрую цель и соединяющий с Богом. Но когда дело идёт об явном нечестии, тогда должно скорее идти на огонь и меч.
Всего страшнее бояться чего-либо более, нежели Бога, и по сей боязни служителю истины стать предателем учения веры и истины».
КТО И КАКИЕ ГОЛОСА СЛЫШИТ
Чем больше я слушал этого странного и колкого человека, тем сильнее укреплялась уверенность, что вселенские часы, если таковые возможны, по неизвестной причине дали сбой – а вдруг умышленный? – и, вместо того чтобы появиться на свет где-то на заре апостольской раннего христианства, этот непоседа петушиного характера, досаждающий всем и вся несдержанным, дерзким словом, родился с задержкой как минимум на две тысячи лет выговаривать сильным мира сего правду в глаза, которую, по его убеждению, они извратили до непотребства и продолжают искажать каждый день.
– За всю жизнь, – говорит Игнатий, – а мне уже на седьмой десяток пошёл, за всю жизнь я ни разу не осквернил своих уст неправдой. Даже в тюрьме, на допросах...
Ладно, пусть часы мировые ни при чём. Но не зря же молвится, что пути Господни неисповедимы. Живёшь, коптишь беззаботно небо и не ведаешь, что в любое мгновение мир для тебя способен повернуться самой неожиданной стороной. Был здоров и при силе – а пришло бессилие и нездоровье. Жил, процветал – глянь, не стало тебя, уже поют отходную. Ушёл и следа не оставил. А бывает чудесное. Вроде, как все, тянешь лямку, ешь, спишь, и вдруг, как луч невидимый, пронзает, освещая каждый закоулок души, наполняя её чудесной силой. Немногие через это прошли, но есть счастливцы. Человек и внутренне меняется и внешне. Он сам не понимает, что с ним сделалось. А людям, его окружающим, «ясно», им кажется, что их друг повредился, они крутят пальцем у виска, дескать, смотрите-ка, парень наш «того», спятил, кажется...
Игнатий это прошёл, когда был ещё матросом Дальневосточного флота. Однажды, неожиданно для себя и сослуживцев, ночью в казарме прочитал вслух: «Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидёт Царствие Твое, да будет воля Твоя...»
Мосты были сожжены. И вскоре, как следовало ожидать, его упрятали в психушку. Хотя никакие врачи не способны объяснить подобных метаморфоз. Обновленному сознанию, кроме Священного Писания и молитвенных слов, уже ничего более не надо. Все помыслы – к небу. Человек любые гонения готов претерпеть... У Игнатия вдобавок открылась способность к иностранным языкам. Прежде не понимая в них ни аза, он научился свободно изъясняться на английском, французском, немецком... Откуда? Что? Психиатры много лет кололи и пичкали его всяким снадобьем, искали улики, что действительно он болен и неисправим. Даже в тюрьме донимали.
– А вы голоса какие-либо слышите? – допытывались они. И он понимал, чего добиваются от него, но, бессильный противиться, позволял себе улыбнуться.
– Конечно! И много раз на дню.
– Какие? Что за голоса?
– А вот... В камере зеки матерятся. С утра до вечера слышу...
...Первый срок он получит за то, что вслух прочитает и запишет на магнитофон – затем тиражировать станет и тайно распространять – «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, сочинения Златоуста, Иоанна Кронштадтского, Игнатия Брянчанинова, Жития Святых, в том числе и новомучеников, пострадавших от советской власти... Был, однако, оправдан. А вскоре арестован вновь. На свободу выйдет в 1987 году, когда по Указу Президиума Верховного Совета СССР были освобождены все 210 политзаключенных страны. И он в их числе. Ещё через пять лет будет реабилитирован. И с тех пор каждую неделю по вторникам посещает тюрьму, читает там проповеди, распространяет церковную литературу...
Кроме того, ведет курс по изучению Священного Писания в Государственном техническом университете. Нередко выступает по радио и с газетных страниц. От митрополита Виталия, Первоиерарха Русской Православной Зарубежной Церкви, имеет благословение на всестороннюю миссионерскую деятельность – проповедь слова Божия, защиту и укрепление веры в Российской Православной Церкви. Подобных проповедников на пространствах России более нет никого. Он единственный. И он не самозванец.
КОРЕНЬ ЗЛА, ИЛИ ВТОРОЙ МОНОЛОГ ИГНАТИЯ
– Когда меня спрашивают, что такое Московская Патриархия, я отвечаю одним словом: «Ложь!» А если двумя словами: «Страшная ложь!» Может быть, я святотатствую? Нисколько...
Узок и тесен путь, ведущий в Царство Небесное. И начинается он, между прочим, уже на земле, при жизни, когда человек восхотел перешагнуть спасительный церковный порог. Однако самая первая ошибка нынешнего православия – неправильный вход в Церковь. Принять крещение ныне проще пареной репы. Мзду уплати – и препятствий нет. В лучшем случае священник для проформы спросит, веруешь ли, а может и не спросить. Для взрослых крещаемых даже не нужно стало поручителей, кого называют крестным отцом и крестной матерью. Нередко можно увидеть, как возле купели выстраиваются и по 10, и по 20 человек. Солдатским строем в объятия Христа! Покадил поп кадилом, ладошкой помочил макушку несчастному человеку – и готово дело. Иди! Теперь ты крещёный!
А это обман! Профанация ключевого таинства, на котором зиждется всё христианство. Мочёный – не крещёный! Он как был для церковной жизни чужим, чужим и остался, хотя крестик ему нацепили на выю. Подобным способом окрещенные – не спасутся. И невозможно представить всех последствий этой жуткой трагедии для человека. Без оговорок надо признать, что священники в данных случаях просто-напросто обманывают, не ко Христу ведут людей. Не ко Христу! Настанет час, и в Судный день лжецы ответят за это.
Я знал одного батюшку, он в тюрьме за малые сроки окрестил 740 заключенных. Казалось бы, великий деятель. Стольких обратил! Но я тоже ходил в ту тюрьму и знал этих неофитов, беседовал с ними. Могу засвидетельствовать, что окреститься они окрестились, однако как были наркоманами, куряками, матерщинниками, гомиками – ими же и остались. Крестились они без покаяния за прошлую недостойную жизнь, без сокрушения и желания открыть новую – чистую страницу в своей исковерканной жизни. Речь идёт о Скачкове о. Михаиле
Кому же нужна показуха и пустая цифирь? Кстати, работники Патриархии много трубят о восстановленных храмах. Разумеется, хорошо, что храмов больше становится. Только не тем утешаться надобно. Настоящая радость не в кирпичах, ажурно сложенных, не в одеяниях и ризах, не во внешнем благолепии – а в истинном единении с Богом. А если тяп-ляп да кое-как, для денег или для «политики», то очень скоро и горько восплачем...
Что же касается крещения, то, согласно канонам, совершается оно полным и троекратным погружением. «Во имя Отца. И Сына. И Святого Духа». И мало человека в воду погрузить. Что из того? Был грешник сухой, станет грешник мокрым. Главное, чтобы в человеке внутренний переворот совершился, произошла встреча с Христом и чтобы он стал жить по-христиански. Опять же канонами предусмотрено для этого обучение – катехизация – от нескольких месяцев до трёх и более лет. И пока оно длится, обучаемый числится в разряде оглашенных. Он в ряды верных ещё не принят. Он как бы проходит испытательный срок. И когда на литургии дьякон возглашает: «Оглашенные, изыдите!» – это не просто дань раннему христианству, это команда, чтобы те, будучи ещё не принятыми в церковный круг, покинули общество молящихся и ушли в притвор, поскольку начинается та часть службы, где имеют право присутствовать только верные. А кто-нибудь выходит? Никто! Так неужели слова эти – пустое сотрясение воздуха? И поскольку команда покинуть храм игнорируется, церковь становится проходным двором. Христиан там горстка. Остальное – жижа! Пульпа! Рядом с верными не только оглашенные стоят, но и обыкновенные зеваки с улицы, которые зашли поглазеть, потолкаться... Однажды, будучи проездом в Киеве, я посетил Владимирский собор и – грешен – битый час простоял у входа, вёл учет шатунам, которые то входили в храм, то выходили.  Без малого человек 700 насчитал. Столько вошло в храм и столько же вышло...  Вокзал! Настоящий вокзал! Таковы порядки и распущенность в церквах.
Всех канонов и правил, регламентирующих церковную жизнь, на Вселенских соборах принято 719. Из них 413 ежедневно и умышленно нарушается. Ну какая же это церковь?
* * *
Однажды я спросил:
– Игнатий Тихонович, прости! Ты так смел и отважен. Даже против иерархов высоких поднимаешь голос. А нет ли сомнений в собственной правоте? Богу ли служишь?
– Да, – ответил он. – Иду не оглядываюсь, кто передо мной, патриарх или кто-то. Я обязан сказать истину. И утверждаю, что чище, выше и красивее, чем православие, нет ничего. Но преступники попы сумели спрятать от народа живого Христа. Храм Божий они превратили в торговый дом. «Дай-дай!» Для них деньги на первом месте. За крещение – плати. За венчание – плати. Умер – плати. А молиться не учат. Мне больно, когда люди приходят в церковь и уходят, ничего не познав, народ остаётся во тьме, а виноваты они, священники, – они скрыли Христа. Нет проповеди! Нет живого слова! Это самые страшные враги истины Христовой. А станешь им говорить – сразу злятся. Они ненавидят слово Божие. Я правду говорю, а когда человек говорит правду, рядом Бог»
«Версты» от 29.02.2000 г..
«УМЕРЕТЬ И ВОСКРЕСНУТЬ»
«Старинное алтайское поселение обрело новую жизнь через православную общину. Из деревни с говорящим названием Потеряевка – второе письмо. Сергей МАКАРОВ
А паспорт носитес собой?
Всё было как в детективном кино. Едва я отворил калитку во двор, у меня тут же спросили паспорт. Вопрошающий был строг, как начальник конвоя строг к подконвойному, словно я ненароком забрел не туда. Вчера меня уверяли, что по указанному адресу находится православная церковь, однако вокруг ничего церковного не было, ни колокольни, ни купола под крестом, а одноэтажная хоромина в семь окон без наличников по фасаду – вход со двора, окна зашторены – смотрелась нелюдимо и мрачно. Вдобавок эта охрана... Третьяков Игорь
Тем не менее молодой человек, меня задержавший, был весьма приветлив. Редкая бороденка по-детски курчавилась у него по лицу и, просвечиваясь насквозь, делала его ещё более дружелюбным.
– Ну, брат, ты даёшь! – улыбнулся я, озадаченный столь резким приемом. – Ты зачем такой строгий?
В ответ он тоже улыбнулся, и голос его враз потеплел.
– А-а... Вы, наверное, корреспондент? Тогда ладно, проходите. Вас ждут.
Так что с адресом ошибки не было. А церковь, обыкновенная православная, находилась именно здесь. Только, не имея внешних опознавательных атрибутов, она как бы спряталась внутри этой неказистой хоромины с семью окнами по фасаду. Остальное – хор певчих, горящие свечи, священник с кадилом – все было привычно, как всюду, и вместе с тем...
Что-то было не так. Почему, к примеру, служба служится в обыкновенной избе? Не в обычном храме, что было бы более пристойно. Почему женщины низко, почти до глаз, подвязаны платком, как монашки? Почему так много бородатых мужчин? Почему все подпоясаны тесьмой поверх рубашек? Казалось, я угодил куда-то в прошедшие времена, в компанию старинных русских людей, каких можно увидеть разве что на картинах художников. Вездесущий Игнатий Лапкин, с кем мы познакомились накануне, после заутрени мне кое-что объяснил. Он принял моё удивление как должное.
– У нас община особая. Мы относимся к Русской Зарубежной Церкви. И таких общин по России, я думаю, не сыскать...
...Многое опять упиралось в его тюремные дела. Когда его брали и судили за самиздат, он был уже владельцем крупнейшей духовной фонотеки, равной которой, возможно, не было в мире; там были Жития Святых, начитанные на плёнку, и произведения запрещенных в Советском Союзе писателей, и поучения отцов церкви; общий объем звучания превышал 1200 часов а всего с интервью с раскулаченными и репрессированнымим – 2500 часов непрерывного звучания; и вся эта роскошь, угодив в разряд вещдоков, после суда уничтожена.
Кто бы знал, что Игнатия освободят? Что его признают жертвой политических гонений? Здравствуй, кум, под лестницей! Отдай, не греши! Возврати моё законное! А возвращать-то нечего, всё в огне сгорело. И тогда в порядке компенсации ему отдают целое подворье в черте города Барнаула общей площадью свыше 200 квадратных метров. Но Игнатий Тихонович – бессребреник! И поскольку церковная община, старостой которой он является, не имеет места для богослужений, всю полученную недвижимость он, разумеется, отдает в пользование общине, половину под церковь, половину под жилье тем верующим, кому негде преклонить головы. Лично ему ничего не надо.
О БОРОДЕ. ДОСТОИНСТВЕ. И БОЖИЕЙ ДЕСЯТИНЕ
Из бесед с Игнатием
– Когда меня спрашивают, что в моей деятельности главное, я показываю на общину. Ранее совершенно чужие, разные по взглядам и положению люди – студенты, служащие, рабочие – сделались единой семьей. Роднее родных! У них всё едино – и пост, и молитва, и милостыня. Все знают друг друга. Что у кого в семье? Кто куда уезжает? Кто заболел? Как дети? Кого навестить надо? За кого помолиться особо?
– Но зачем в Зарубежную Церковь переходить? Своей, Московской мало?
– В «московской» церкви сплочения среди верующих, как у нас, нет и в помине. Там даже священник не знает всех «прохожан». Одни приходят, другие уходят. И они сами не знают друг друга. Там нет единства. И мы долго думали, как избавиться от мерзости такой. И Бог дал, по молитвам. Мы начинали – нас было 12. Стало – 70. Принимаем не всех, и приживаются тоже не все, человек, наверное, 40 пришлось отсечь.
– Как? Почему?
– Причин много. К примеру, мы не принимаем в свои ряды пьяниц и трубокуров. И только из-за бороды отсеялось человек десять мужчин. Бороду бритвой не трогать! И это обсуждению не подлежит. Так же как женщине надо носить платок. Один дружок побрился – на год был удален за порог, пока борода вновь не отросла. Мы ни в чём и нигде не идём на уступки. Это только язычники, они в жизнь будущего века не веруют, стараются продлить молодость и ходят безбородыми, наподобие женщин. А борода, между прочим, знак мужского достоинства. Что Бог дал, то береги.
– Можно подумать, что клок волос – самое важное...
– Каждый пусть понимает, как может. Но Христос говорит: «В малом верен. Над многим поставлю». А наша община учит и воспитывает. Тунеядцев не держим. У нас каждый работает. Опоздал на службу – письменно объяснись. Опоздаешь вновь – батюшка может наложить епитимью, церковное наказание. Крикунов и бузотеров тоже не держим. Уважай звание христианина, себя сдерживай.
– А как вы относитесь к воинской службе? Есть у вас молодежь?
– Есть. И много. И всем говорим, что «косить» от армии для православного человека недостойно. Срок настал – иди и служи. Однако присягу не принимай. Присяга – это клятва. А сказано: «Не клянись». Но служи по совести. Раненых спасай. Грузы грузи. Пошлют на минное поле, где можешь погибнуть, иди безропотно и, если надо, умри как солдат. Только оружия в руки не бери. Ибо сказано: «Не убий». Меня спрашивают: дескать, так и армия не нужна? Нужна! На контрактной основе. Из числа тех, кто не верует. Армия в древности всегда наёмной была. И весь сказ.
– Хорошо. А в чём отличие вашей общины от церковной жизни в патриархии?
– Всех отличий не перечесть. Мы живем по канонам. В патриархии Церковь превращена в торговый ларёк. Свечки, крестики, книги, просфоры... Неужели Церковь созиждена для торгашей? Христос не зря опрокидывал столы менял и торговцев, бичом бичевал ослушников. Какие ещё нужны объяснения? Церковь – дом молитв есть, не купли. Здесь не место коммерции и наживе. А мы у себя даже все требы и таинства совершаем бесплатно. Мы же свои. Мы братья и сёстры.
– Но Церковь должна на что-то существовать. Надо платить зарплату священнику, певчим. Где средства брать?
– Тысячи лет существует такое понятие, как «десятина». Кто её отменял? По правилу каждый верующий обязан отдавать в церковь, священнику, десятую часть всех своих прибытков. От зарплаты. От пенсии. От торговой выручки. Не нравится? Жалко? Но это Божие установление. Ибо десятая доля всех доходов твоих тебе изначально не принадлежит. Это Божие! Отдай – не обеднеешь. Больше отдашь – больше к тебе вернется. Есть, кроме того, по желанию, и вторая десятина, на бедных и нуждающихся. Есть и третья – как жертва на свечу, на елей, на строительство храма, на бесплатную литературу, на даримые крестики при крещении. Лично я всю жизнь отдаю не десятину, а девять десятин...
– Кстати, о крещении... О нем много всяких кривотолков ходит.
– Да! Московская Патриархия таинство крещения, к сожалению, упростила и превратила в ничто. А наша община соблюдает заветы сполна. Надо понять, что всякое обливание и мочение головы при крещении за крещение не признается, кто так крещён, подлежит настоящему крещению, как совершенно не крещёный. Зато там усердно обучают, через какое плечо, правое или левое, надо передавать свечку во время богослужения.
– Через какое же правильно?
– Ни через какое! Торговля свечками в храме запрещена. Я же говорил... Могу добавить, если угодно: у нас, на Алтае, теперь родилась ещё одна, наша дочерняя, точно такая же община. Но это в деревне. Хотите там побывать?
ПОТЕРЯННАЯ В СТЕПИ... И ЧЕЛОВЕК ИЗ ПОЕЗДА
Первая страница этой необычайной повести, которая в наши дни получила неожиданное продолжение, помечена 1818 годом. На скрипучих телегах до алтайских степей каким-то чудом через леса, через горы, по бездорожью доехали-добрались мужики-кержаки аж с Рязани, с Сапожковского уезда. Потеряевы, Кубасовы, Рыжковы... Наверное, долго им грезилась вольная воля, земля и жизнь чистая, без притеснений, по Божиим заветам... Земли в Сибири не меряно. Разделывай сколько хочешь, скот разводи, пшеницу сей, служи царю и Отечеству... Новый посёлок назван был Потеряевкой, по фамилии старейшего поселенца. И к 1926 году здесь числилось 81 крестьянское хозяйство, 176 душ мужского и 169 женского пола. Веки бы вечные жить! А через тройку лет мужиков-кержаков Потеряевых, Кубасовых, Рыжковых вместе с детьми и стариками затолкают, как скот, в товарные вагоны, из вагонов затем перегрузят на баржу и потащат вверх по Оби на север, в Нарымский край, печально известный... В Потеряевке будет создан колхоз, колхоз превратят в совхозное отделение, а спустя полвека, если вести отсчет от разбоя, учинённого над потомками первопоселенцев, в деревне не останется ни единой живой души – и только подгнившие кресты на могилах сельского кладбища будут подсказывать, что в прошлом места эти благодатные, а ныне поросшие бурьянной травой, были когда-то заселены.
На просторах государства российского к тем временам несчетные тысячи деревень и сёл бесследно исчезнут с лица земли, растворятся, истают на пути к светлому завтра, к обещанному коммунизму, и Россия, Русь-матушка, Святая Русь, как часто её величают, благополучно забудет их, не оглянётся, чтобы помянуть-вздохнуть о потерях, ни единой слезинки не уронит, словно и быть тому. Что уж там плакать и горевать о какой-то безвестной деревушке, затерянной в глухой алтайской степи?
А разве были способы остановить распад и вымирание деревень? Процесс казался необратимым...
Однако неистребим кержацкий дух! Ревнителям, у которых градус горения выше бывает, чем у обычных рядовых смертных, перевода, должно быть, не было никогда и, к счастью, не будет. С Потеряевкой случилось событие из ряда вон, почти невероятное: начиная с 14 мая 1991 года жизнь её как бы началась по второму кругу. Именно в этот день, не отмеченный никаким Нестором-летописцем, на разорённое дедово пепелище явился с проходящего поезда, как с неба сошёл, человек, обвешанный узлами, баулами и корзинами. День был солнечный, тёплый, птицы взахлёб звенели звоном, остро пахло клейким берёзовым листом – человек осмотрелся, сбросил узлы и, встав на колени, надолго припал лицом к земле... В его багаже выделялись лопата, пила и топор, самый простейший, необходимый в деревне инструмент, а в корзине-плетушке теснились привезённые им на развод шесть куриц-хохлаток и горластый петух, который с этого дня будет будить на утренней заре и хозяина своего, и окрестности, как дневальный.
А человек поставит шалаш от дождя, вскопает огород под картошку и примется лепить саманную избушку к зиме. Здесь, в Потеряевке, у этого человека стоял отцовский дом, и здесь прошло его детство.
Человеком с поезда был Иоаким Лапкин, младший брат Игнатия. Их в семье было семеро братьев и пять сестер. Двое умерли в раннем детстве. Остальных разметало по всему Союзу от Камчатки до Москвы. Иоаким жил в Киргизии, каменщик, он строил в совхозах жилые дома и коровники, а был верующим, после принял сан священника. Потом в Средней Азии, как и везде, началась политическая кутерьма – «русские – в Рязань, татары – в Казань»; он перебрался в Омскую епархию, где служил в одном из приходов. В вопросах веры был строг, как и старший брат. Не без влияния, конечно, Игнатия Иоаким задумал создать общину верующих, кто так же, без подмеса, соблюдал бы Писание, каноны и правила. И вскоре следом в Потеряевку, желая здесь поселиться с семьёй, приехал из Новосибирска Виталий Устинов. Его родного отца когда-то за веру приговорил суд к 25 годам лагеря плюс пять лет высылки и пять лет поражения в правах... Виталий вырос в таких вот семейных преданиях... С Божьего пути его самого не свернуть. У него два сына растут – Савва и Илья...
Ветры дули попутные – через год и ещё приезжать стали семьями. И ещё... Словно криком крикнула земля, ранее оскорблённая и униженная, словно вновь из далекого далека, через горы и степи тележное колесо докатилось, и в укор властям, вчерашним и нынешним, как всегда, к живому делу безразличным, разоренная Потеряевка в одиночку стала подниматься из небытия. Приехали из Красноярска, Енисейска, из Барнаула. Есть люди из Казахстана. От человека к человеку по живой цепочке передается, что есть в Сибири место, где для души простор, где сильные духом и твёрдые в вере собираются в кучку – нет, не сектанты какие-нибудь, в чем обвиняют их злые языки, не отщепенцы-самозванцы, а истинно православные, соблюдающие заветы.
Ныне в Потеряевке проживают уже 45 человек!
Полторы тысячи писем от желающих приехать сюда. Только не всем путь открыт. Перво-наперво поселенец должен быть православным и подтвердить, что не пьёт, не курит, не матерщинник, не вор... А для тех, кто поселился здесь, принят устав, правила внутреннего распорядка.
«Каждый член общины имеет право заниматься любой непредосудительной работой. Запрещается торговать спиртным, табачным, покупать или брать на обмен ворованное. Всё подобное конфисковывается в казну деревенскую».
«Не должно выполнять обычную работу в воскресные дни и в двунадесятые праздники. Это же касается всех, кто приезжает помогать или в гости сюда».
«Запрещается рассчитываться спиртным за проделанную работу или добытую вещь. 3а нарушение – оплата в 2-кратном размере в деревенскую казну».
«Под страхом анафемы, отлучения запрещается жаловаться мирским властям, писать жалобы на жителей деревни, сексотничать, быть наушником. Любой спор решать на законном собрании. И только после обсуждения на собрании может получить «добро» на суд у внешних».
В уставе прописано всё до мелочей: и как детей воспитывать, и как оплачивать наёмных работников, и как землю беречь...
Из последних, кто пополнил деревенский ряд, – Николай Килячков и жена его Лидия. Они из Красноярска. Не нюхавшие никогда сельской жизни, они разводят теперь овец и свиней, держат корову. И даже заимели лошадь. А Игорь и Галя Глушковы – из Караганды. И тоже подворьем обзавелись. Разведение скота для жителей – главный вид заработка. Мясом и молоком ездят торговать в Барнаул.
«МЫ ЕЩЁ ЖИВЫ!», ИЛИ ВЕСТОЧКА ИЗ...
Кто знает, какие плоды вызреют в Потеряевке? Какие напасти уготованы ей со стороны властей? В желающих вновь «раскулачить» её недостатка нет. Однако полтора десятка отстроенных, кирпичом обложенных, шифером крытых – как на картинке! – теремов есть. Есть электричество. Телефон. Есть крохотная начальная школка на пять учеников. Есть учительница. И своя медсестра. Есть церковь. К лету из Барнаула приезжают ещё две молодые семьи из городской общины.
...Я закончу это письмо о неизвестной России, а её глубинная жизнь действительно многим из нас малознакома, небольшим письмецом, которое необъяснимым чудом долетело сюда из далекого Нарымского края, печально известного.
«Добрый день, отец Иоаким! Мир вам! Недавно из газеты «Русь державная» узнали о ваших делах. Читали и от радости плакали, что Потеряевка, наша родина, вновь оживает... Столько лет прошло, но Господь сподобил вновь соприкоснуться с родным гнёздышком...
Я – Евдокия Титовна, урожденная Рыжкова, а муж мой – Иван Нифантьевич Потеряев. Мы ещё живы... Мы молодыми были, когда нас раскулачивали. Мы, Рыжковы, жили в одноэтажном брусовом доме, занимались хлебопашеством. Имели три двора. В одном находились машины: сенокосилка, жатка-самосброска, молотилка, веялка, бороны, два плуга, телега. Второй двор занимал скот: четыре коня, выездной конь с полной упряжкой, три коровы. Были овцы, бараны, куры, утки. Третий двор был предназначен для приезжающих гостей... На берегу рыжковского пруда была баня, кузница, мельница. Амбары стояли против двора. Всё конфисковано в 1930 году. Отца забрали в тюрьму, а нас увозили на подводах до Ребрихи, жд станции. Конца-края не было тянувшимся по дороге обозам. Расставание с родной землей – это страшная минута, если бы Господь не укреплял, не давал силы, то никто бы не выдержал той разлуки. Из Потеряевки было выслано семь семей: Рыжковы, Карелины, Скоковы, Потеряевы, Шинковы, Кубасовы, Шахурины... С баржи нас выгрузили в дикой тайге, на голый берег. Очень скоро люди стали сильно умирать, иногда хоронили всех в одну могилу, тела ложили друг на друга, некому было рыть могилы, такие все ходили ослабленные. Потеряеву Агафью Логантьевну мы, девочки, хоронили сами, и могилку рыли, и несли... Пережили мы многое...
А с вашей мамой и отцом мы когда-то дружили в детстве... Простите за беспокойство. Спаси Господи вас и всю вашу православную общину, цветник духовности и чистоты. Сделан ещё один шаг к спасению нашей многострадальной России. Теперь летят из маленькой забытой всеми Потеряевки слёзные молитвы ко Господу за всех нас. И слава Богу за всё – и за скорбь и за радость.
Господи, помилуй нас, грешных! Дай нам сил и терпения.
С низким поклоном – Иван Нифантьевич Потеряев и Евдокия Титовна Потеряева Рыжкова.
P.S.Душа неспокойна всё-таки... Ивану Нифантьевичу дорогу до Потеряевки уже не одолеть, старый стал... А я, пожалуй вместе с сыном приеду показать ему нашу родину... Пусть знает. Бог ведает, может, и захочет он там остаться...»
«Версты» от 04.03.2000 г..
«СПАСИ И ПОМИЛУЙ»
«Об истоках высокой духовности людей, воскресивших деревню Потеряевка на Алтае, – в заключительной части трилогии см. также «Вёрсты» № 23, 25Сергея МАКАРОВА.
Мы вышли на разъезде Подстепное. Поезд гуднул и растаял в ночной темноте, а мы остались одни на шпалах. Было около часу. Луна то выглядывала из-за туч, то снова пряталась. Вокруг стелилось стылое снежное поле. И даже негде укрыться от ветра. Коротать здесь ночь было бы малоприятно.
– Что делать будем, батюшка?
– А ничего! Господь всё управит, – успокоил меня отец Иоаким, с которым мы вместе возвращались в Потеряевку из Барнаула. – За нами лошадь должны прислать. Подождем немного...
Вскоре и верно, когда мы уже стали примерзать к подошвам, послышался бодрый голос.
– Ба-тюш-ка-а! Я здесь! Идите сюда!
По снежному целику, похожий на Деда Мороза, к нам приближался бородатый дядька в ватном кожухе и в шапке-ушанке с опущенными ушами. У него за спиной, чуть поодаль, в степи стояла лошадь, запряжённая в сани-розвальни. Пахнуло лошадиным теплом и сеном. Зимой на морозе сено всегда особенно остро пахнет, и от запахов этих, почти домашних, стало немного спокойнее и даже теплее.
...Ехать было недалеко. Но накануне метелью перемело и без того едва приметную санную колею, лошадь вязла в снегу и часто теряла старый след. «Но-о! Но пошла! – понукал возница. – Но, милая, шевелись!» Лошадь тащилась как могла, то резво порывалась вперед, то вовсе останавливалась, отдыхая. От её спины шёл пар... И если бы не частые вешки, натыканные вдоль дороги по сторонам, немудрено было сбиться и заплутать в этом голом полевом просторе. Но наконец мы въехали в берёзовый перелесок, а вскоре среди сугробов показалась и сама деревня. Под окнами высокой, в два этажа, избы лошадь послушно остановилась.
– Слава Богу! – сказал отец Иоаким, вылезая из саней. – Доехали. А это мой дом. Милости просим.
НАВЕРХУ, В СВЕТЁЛКЕ...
Я гостил в Потеряевке несколько дней. Довелось и на крещенском водосвятии побывать. И на всех утренних и вечерних службах. Должен признаться, переходя от семьи к семье, от дома к дому, я с трудом мог представить, что было раньше на месте деревни, где ныне и печные трубы дымят, голоса слышны, в сараях мычит и блеет домашняя скотина, под навесом, дожидаясь весны, лежит отборная семенная пшеница, дети катаются с ледяной горки – всё так естественно! На многие годы здешняя жизнь прерывалась, бурьян и тлен, мерзость запустения царили в этих, теперь отогретых, местах. Не было Потеряевки. И воскресла. Это было похоже на тайну. Подобное иногда испытывать приходилось у скрытых источников ключевой воды. Кругом толкотня, суета, пыльные ветры дуют, а чуть отойти и раздвинуть ракитовый куст – откроется чистое донце, паучишко, не боясь, сверху на паутинке пружинит-качается, на воде ни соринки – в упор глядит живой родниковый глаз земли, можно пригнуться и при желании испить, в роднике не убудет...
Ближайший посёлок Корчино, у которого Потеряевка находится как бы в подчинении, стоит в 15 километрах. Там сельская администрация, по-старому сельсовет, и контора совхоза, того самого, который похоронил когда-то, разорив, Потеряевку, там же и магазины, и лечебница, и средняя школа, до районного центра по асфальту автобусы бегают туда и обратно, а Потеряевка, как сирота, в стороне притаилась, автобусов, разумеется, сюда никаких, единственная связь – это по железной дороге, через разъезд Подстепное, где раз в сутки делает остановку ночной пассажирский поезд. Потеряевку такая изоляция устраивает вполне, потому что, по мнению её новых обитателей, в большом мире, её окружающем, ни покоя, ни тишины, одно распутство там, воровство и всякое непотребство, ведущее в погибель. Наверное, так же, во времена Аввакума и Никона, несколько веков назад размышляли и старообрядцы, желая уединиться, уйти в крепь, подальше от житейского зла.
– Навязались на нас эти попы! Попяры! – не понимая сути и раздражаясь от стиля жизни потеряевцев, ругательски говорят о них жители Корчина. – У них и вера какая-то не наша... Зарубежная, короче... Даже выпить у них не моги. Во дают!
– Конечно, – отвечают им потеряевцы в негласных прениях. – У нас ни драк. Ни безобразия. Ни озорства. Не то что у вас: хозяйка утром в сарай идёт корову доить – а сарай уже пуст, коровья требуха в кустах валяется. Жу-ли-ки! Разве можно так жить?
Здесь, в Потеряевке, даже воздух кажется иным. И отношения между людьми не как всюду. Если мужик – то почти боярин. Если женщина – боярыня. Лица строгие, собранные, полные внутренней тишины. Дети тем более на отличку. Мальчики с подпояской, девочки в платках. И каждый излучает свет.
И никогда! Нигде! Ни единого бранного слова или чтобы сивушным духом повеяло. Чистый родник! Право, русская ли деревня? Наша ли?
К сожалению, как и в барнаульской общине у Игнатия Лапкина, так и здесь тоже нет специально отстроенного храма. Летом «попы» собираются на молитву в развалинах бывшего клуба, который они подвели подкрышу, а над крышей водрузили крохотный купол с крестом, однако зимой, спасаясь от холодов, перебираются к отцу Иоакиму. Дом у него просторный. Внизу кухня, трапезная, спальня, а на втором этаже есть тихая светёлка. Пусть стены не по-церковному украшены – слева на фотообоях плещет морской прибой, справа желтеют осенние берёзы, зато тепло. Причём каждый, поднимаясь наверх, старается, если не занято, встать под «берёзами», к «морю» вставать опасаются. Разговаривать, даже шёпотом, в светёлке запрещено: святое место. А меня батюшка сразу предупредил, чтобы при возгласе «Оглашенные, изыдите» я обязательно спускался вниз и слушал молебны оттуда.
– Позвольте! Это ж некрещёных касается, – сорвалось у меня в собственную защиту. – А я крещёный!
– Может быть, – спокойно ответил батюшка. – Но вы не нашей общины. Понимаете? А справки от вашего священника, что не находитесь под епитимьёй, у вас нет. Так что извольте...
– В церкви! Справку? Вы, батюшка, извините, бюрократ.
– Не обижайтесь. Это древнее правило такое. Мы его соблюдаем. Только в старину справка называлась грамоткой. У вас её нет. А церковный порядок надо чтить. Даже нищему, чтобы просить подаяние около храма, полагалась грамотка, что он действительно беден и нуждается... Если вы доброе чадо матери-церкви, примите сие со смирением.
В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Я, конечно, смирился. О чём речь? А с батюшкой у нас много было бесед. И могу сказать, что в сравнении со старшим братцем своим Игнатием он немало выигрывает: и характером мягче, и манерами – по крайней мере, сломя голову не кидается никого обличать, но не менее, чем для Игнатия, каноны и правила для него одинаково дороги. Оба, если на то пошло, упёртые до предела. А хорошо это или плохо, не мне судить.
...Отца Иоакима по деревне все зовут тятей.
ДУШЕ ТОЖЕ СТРАШНО БЫВАЕТ
По слухам, в горном Алтае, в недоступности, есть ещё деревенская община, где жизнь не менее строга. Я там не бывал, не знаю. Но могу поручиться, что детский лагерь-стан, как в Потеряевке, не существует более нигде. Правда, это не «Артек». И не «Орлёнок». Его даже лагерем трудно назвать, потому как больше похож на походный привал туристов. Шалаши. Навесы. Все сколочено из жердей. Все временно. На живую нитку. Чтобы уйти, оставить – и не жалко было. Но каждое лето здесь отдыхают без малого до ста человек. Я не берусь живописать жизнь лагеря. Его полноту и смысл проще понять из дневника Игнатия Лапкина, он и хозяин в лагере, и главный наставник. Его старанием лагерь создан и, невзирая на многие трудности, продолжает жить. Не имея детей собственных, Игнатий Тихонович полжизни отдает чужим, особенно из малообеспеченных, трудных семей.
Итак, ему слово: «Когда говорят, что нужно подавать милостыню, накормить алчущего, жаждущего напоить, то часто понимают это буквально: помочь деньгами, хлебом... Но Слово Божие учит, что у человека есть бессмертная душа, она также алчет и жаждет. И это надо помнить в работе с детьми».
«Мир вам, родные! Заждались вас... Вчера было 16. Ждём из Новокузнецка. Из Томска и Новосибирска. Наш трудовой православный лагерь готов к открытию».
«У нас дисциплина. Встаем на заре. Ходим только босиком. Вначале детки ропщут, морщатся, потом привыкают... Смотрим восход и закат солнца. Знакомимся с названиями цветов и трав. Учимся по голосам различать птиц. Эти уроки я сам когда-то получал от природы. Гнездо птичье – не разори. Родник – не замути. Битое стекло с дороги – убери. Бог надзирает и воздаст тебе тем же. Что посеешь, то и взойдёт».
«Ночь. Комары. Луна. Выводим детей на пшеничное поле посмотреть, как волнами ходит хлеб... Кричит перепел... Звёзды как свечки... Всего, что вольётся в душу, уже не забыть... Авторитет Библии и Слова Божиего воздвигай всюду, вовремя и невовремя, пожнёшь в своё время, если не ослабеешь. И что бы дети ни проходили в школе, всё разбери с ними с точки зрения Библии. Обрати их внимание на красоту, загадочность и целесообразность всего сущего. Сокруши ребра безбожества. Если не ты, то кто же? Если не сегодня, то когда? Спеши, не умедли».
«Молока в день уходит до 20 литров. Сплели несколько мордушек, четыре или три, рыба ловится, у нас её всегда достаток. А в огороде всёё растет буйно. Лук, укроп, петрушка, редис. На подходе помидоры и огурцы, а картошка пока – как горох...»
«Палатка чуть протекла. Зато шалаши стоят, как Ноев ковчег, сверху только шорох дождя слышен. И так сладко спать».
«Посмотрите, какие печальные глаза у коня, а его ещё и бьют. Дадим ему хлеба, он и нас на себе прокатит. Беру коня под уздцы – пастухи разрешили – и бегу, а дети по переменке сидят, трюхают в седле, не доставая ногами до стремени».
«На опушке у корявой берёзы встаём на колени помолиться за тех, кто в узах, кто на одре болезни, кто не может видеть этого леса, облаков, слышать этих птиц, дышать этим воздухом. Бывает, и душа ребёнка воздохнёт о неведомых нам страдальцах. Пусть чужая боль, ему доселе неведомая, станет его болью».
«На лугу рвём букеты. Дети играют. Не надо витийствовать, строжиться без нужды. Пусть резвятся. Бог не осудит моего оленёнка. Пусть прокукует своё кукушечка в белом платьице...»
«Берем лесную малину, аукаем и, сближаясь на несколько минут, славим Бога за чудесные Его дары. Всё это школа, кирпичики в фундамент веры... Полезно, думаю, ребёнку всегда показывать, что значит уже здесь, на земле, быть верующим. Потому что страшно жить, если без Бога».
...Живут в Потеряевке Плотниковы. Дмитрий и Марина. Марина – гречанка. Её отчество – Демосфеновна. А приехали из Чимкента. У них пятеро детей. Живут крепко. Овцы, куры. Корова. 90 свиней на дворе. 60 гектаров пашни арендуют под зерновой засев.
– У меня три сестры, – говорит Марина Демосфеновна. – Из Чимкента они каждое лето приезжали в наш лагерь. Теперь выросли и живут в Греции, а в письмах пишут, что если осталось что хорошего на душе от России, то это только память о лагере, он им теперь во снах снится.
ТРЕТИЙ НЕ ЛИШНИЙ. И КОРОВА НА ОБЛАКАХ
Есть ещё одно имя, для Потеряевки не чужое. Если Игнатий волей судьбы стал известным проп